Путешествуем с детьми: Грузия Лермонтова и аргонавтов
26 августа 2019 456

Идея путешествия на Кавказ зрела у меня давно. Мне хотелось увидеть настоящие снежные горы, другие леса и реки, потрогать камни, из которых сложены храмы и крепости тысячелетней давности. Наконец все сложилось, и мы с детьми отправились в Грузию. В отличие от многих других наших путешествий, в этот раз я совсем не готовила детей к поездке. Во-первых, я сама там не была и плохо представляла, что мы увидим. Во вторых, сегодня Грузия никак не представлена в «культурном ландшафте» петербургских детей и подростков: ни книг, ни фильмов, ни спектаклей, связанных с Грузией, мои сыновья 10 и 12 лет не знали, и даже название страны младший услышал впервые. Поэтому я решила уже на месте знакомить детей с культурой и литературой этой страны ‒ к тому же, вместе с нами путешествовали еще несколько семей, и нам удалось провести несколько творческих занятий по чтению.

Волшебный корабль «Арго»

Одна из основных сложностей грузинского путешествия была связана с топонимами. Показать на карте Швецию или Великобританию, Канаду или Австралию большинство детей могли без проблем. Найти Грузию, не говоря уж о ее городах – Тбилиси, Кутаиси, Батуми – до поездки они не умели. Само звучание этих и других грузинских названий было им чуждо и непонятно. Поэтому я решила начать с Колхиды – так древние греки называли приморскую часть нынешней Грузии; они рассказали о Колхиде в мифе об аргонавтах. Часть путешествия мы жили в деревне на Колхидской равнине, и поэтому мы начали с карты Европы и Грузии, намечая маршрут «Арго».

К Колхиде «прицепилось» и все остальное: три моря, через которые плыли аргонавты (Эгейское, Мраморное и Черное), река Фазер (грузины считают, что это Риони), гора Хвамли, к которой был прикован Прометей. Больше всего «следов» аргонавтов мы нашли в Батуми: канатная дорога в этом городе называется «Argo», и дети не сразу, но сообразили, почему она так названа. Главную площадь Батуми украшает памятник Медее, а на его постаменте – барельефы с основными сценами из мифа об аргонавтах.

Photo 1

Для чтения вслух я выбрала пересказ Веры Смирновой. Мне понравились акценты, которые расставила автор книги: главным ее героем стал не Язон, не Медея, а… корабль. Поэтому на занятии я прочла детям первые и последние главы: те, где корабль только рождается – и те, где он умирает вместе с бывшим своим капитаном, Язоном. «Арго» в этой книге не просто транспорт. Это одушевленный персонаж, который верно служит людям и их богам. Кто-то из детей заметил, что «Арго» своей преданностью похож на собаку.

Пока я читала, дети рисовали, лепили, вырезали «Арго». У каждого получился свой корабль, но при этом никто не срисовывал из книги. Все с удовольствием фантазировали, но довольно точно следовали текстовому описанию.

Photo 2

Обсуждение мы устроили через несколько дней, когда книга была прочитана полностью. И как признался мой десятилетний сын Платон, это первый античный миф, который заставил его по-настоящему задуматься. Ведь он совсем не похож на сказку, в нем нет счастливого конца. Кто герой этого мифа, можно ли считать им Язона – вора, обманщика, предателя? Как относиться к Медее, отомстившей за предательство мужа убийством детей? Почему такой бессмысленной кажется цель этого путешествия – ведь золотое руно оказалось никому не нужно? Вопросов и мыслей было много, и я уверена, что еще не раз Платон вспомнит историю аргонавтов в самых разных жизненных ситуациях.

 

Витязь в тигровой шкуре и его буквы

Рядом с нашим домом в Петербурге находится улица Руставели, на ней стоит памятник поэту. В Тбилиси мы тоже жили рядом с проспектом Руставели и видели несколько связанных с ним памятников. Почти во всех грузинских городах есть улицы, площади, театры, названные именем автора «Витязя в тигровой шкуре». Поэтому мне казалось необходимым рассказать детям о знаменитом грузинском эпосе, фундаменте национальной культуры. Только вот проблема: это сказание ХII века непонятно и неинтересно современным детям и подросткам (да и многим взрослым тоже, честно говоря). Поэтому я нашла компромиссный вариант: показала детям многочисленные грузинские издания этой книги, разных форматов, разных лет, с разными иллюстрациями, наш грузинский ведущий кратко пересказал основное содержание – и мы занялись изучением грузинского алфавита, с помощью которого записана поэма Руставели. И это занятие невероятно увлекло ребят.

Photo 3

Вообще-то основы лингвистики – очень занимательное и интересное дело для думающих детей. Ведь разглядывание букв незнакомого алфавита очень похоже на расшифровку кодов и тайных знаков. Ну вот например: какие буквы повторяются в титуле книги? Если мы знаем, что здесь написано «Вэпхисткаосани» («тигровошкурый»), то можем ли определить, каким звукам соответствуют эти буквы? Дети с большим удовольствием увидели, что в отличие от русского и английского в грузинском языке каждая буква соответствует одному звуку. Поняли, что можно писать и без прописных букв. С удивлением узнали о необычной семье картвельских языков и о том, что у грузинского почти нет родственников. Каждый переписал все буквы грузинского алфавита, вырезал их и создал свое имя по-грузински. А распечатанные и подписанные иллюстрации к «Витязю» стали хорошей памятью об этой книге и языке, на котором она написана.

Photo 4

 

Квеври, кеци и чонгури

В Грузии, как и во многих странах постсоветского пространства, национальная культура стала одним из фундаментов идентичности. Поэтому, путешествуя по стране, мы постоянно встречались с этнографическим материалом – причем не в музеях, а в самых обычных домах, где жили, или в кафе, где обедали. Старинная бытовая утварь была предметом повседневного использования. Мы участвовали в грузинских застольях с песнями и танцами, любовались видами на винодельческие хозяйства, наблюдали за изготовлением хлеба и сыра. И лучшим способом понять народную культуру Грузии мне показались грузинские сказки. Я выбрала издание с рисунками Тамары Карбелашвили, которые, на мой взгляд, стилистически очень точно передают смысл и красоту этой культуры.

В поездке участвовали мальчики школьного возраста, у которых уже было сформировано довольно пренебрежительное отношение к сказкам. Мне предстояло не отпугнуть их, а, напротив, увлечь. Поэтому я выбирала, в основном, плутовские сказки – над ними и посмеяться можно, и голову поломать: «Хуткунчула», «Нацаркекиа», «Царь и крестьянская дочь». Во многих сказках действует грузинская горная нечисть – дэвы (родственники скандинавских троллей) и гвелвешапи, дети с большим интересом познакомились с этими монстрами. Там часто упоминаются и всевозможные бытовые предметы: тонэ – печь для выпечки хлеба, кеци – глиняные сковородки, квевери – кувшины для вина, которые закапывают в землю. В сказке «Чонгурист» дети увидели сходство с греческим мифом об Орфее и, по удивительному совпадению, в тот же день им посчастливилось услышать грузинские песни в сопровождении чонгури – национального щипкового инструмента с четырьмя струнами. А чтобы лучше запомнить все эти непривычные названия, мы устроили небольшой квест прямо в доме, где жили – ребята искали предметы из сказок и вспоминали сказочные сюжеты.

Photo 5

 

О красоте слов, гор и поступков

Одним из самых сильных впечатлений для всей нашей семьи стали грузинские застолья – длинные, жаркие, вкусные, с обязательными витиеватыми тостами, которые произносятся в строго заданном порядке. Даже мой младший сын полутора лет от роду научился чокаться стаканом с молоком и теперь делает это за каждой трапезой.

Неожиданной «литературной» рифмой к такому застолью стали рассказы из сборника Фазиля Искандера «Детство Чика», где описывается веселое и безоблачное детство в абхазской деревне середины ХХ века. Мы читали эти рассказы вслух в деревне под Кутаиси и удивлялись сходству книги с реальностью: и груша так же растет во дворе, и соседи так же шумят, и коровы, свиньи, курицы постоянно появляются рядом с деревенскими жителями. Но больше всего нас поражала стала сама стилистика Искандера. Дети заметили: кажется, что этот человек сегодня сидел с нами за одним столом и между тостами все рассказывал и рассказывал о своем детстве. С отступлениями, комментариями, возвращениями, повторами… Как живой – заслушаешься!

На конец путешествия я оставила самое «вкусное». Мне очень хотелось, чтобы дети сначала сами увидели и приняли в себя горы, туманы, реки, леса Кавказа, грузинские монастыри и древние храмы, чтобы они познакомились с живущими там людьми. И только потом на их впечатления от реальности «наложить» поэтические строки. Нам предстояла долгая дорога в аэропорт, и именно в автобусе я читала детям Лермонтова, предварительно рассказав о том, как русские офицеры оказались в Грузии в XIX веке и почему в нашей литературе три текста называются «Кавказский пленник».

«Синие горы Кавказа, приветствую вас! – читала я и просила детей определить цвет гор, мимо которых ехал наш автобус. – Вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры всё мечтаю об вас да о небе…»

Photo 6

Почему горы дают ощущение свободы, и испытали ли вы это ощущение на Кавказе? Почему Лермонтов сравнивает их с престолами в храмах?

Поэма «Мцыри», прочитанная вслух не в школьном классе, а на серпантине, который вьется вдоль Куры (вообще-то грузины зовут эту реку Мтквари), произвела сильное впечатление на тех, кто старше 10 лет. Двенадцатилетняя Сабина, не выпускавшая из рук смартфон, даже нарисовала вот такой портрет главного героя, слушая эту поэму:

Photo 7

Ее восхитил этот персонаж и его поступки. Обсуждая сражение Мцыри с барсом, мы вспомнили витязя из поэмы Руставели – Лермонтов явно вдохновлялся древними грузинскими сказаниями. Вспомнили и многочисленные монастыри, в которых побывали во время путешествия – в том числе Джвари, который стоит на скале при слиянии Арагвы и Куры. Это были прекрасные декорации для истории, рассказанной Лермонтовым.

«Не останавливайтесь, давайте читать дальше!» ‒ просили дети, когда мы прерывали чтение античных мифов или рассказов Искандера, потому что пора было ужинать и ложиться спать. «Давайте еще сюда вернемся», ‒ предлагали они, когда мы прощались с Грузией строками Лермонтова. И мне кажется, что такое «вдохновение» на чтение и познание – главные результаты нашей поездки.

Нельзя не упомянуть и еще об одном неожиданном литературном впечатлении. В селе Багдати до сих пор работает музей Маяковского, открытый в 1940 году в доме, где родился поэт. Кажется, с тех пор его экспозиция не менялась (что вызвало у меня как филолога и музейного сотрудника настоящую оторопь, такой «советский заповедник» очень редко можно встретить сегодня). Но как ни странно, именно эти просоветские настенные стенды с портретами Ленина, Сталина и большими репродукциями рисунков и стихов Маяковского очень заинтересовали моих сыновей. В результате они самостоятельно, отстав от экскурсовода, прочли почти все его стихи, задали множество сложных и интересных вопросов и предоставили мне отличную возможность рассказать о трагедии советского поэта.

Photo 8

Анна Рапопорт
Фото автора

________________________________________

Читайте другие статьи Анны Рапопорт из цикла «Путешествуем с детьми»: 
«Германия из старых сказок»
«Бельгия Тинтина»
«Париж Гавроша и Камо»
Финляндия муми-троллей
«Дания Андерсена»
«Русь былинная»
«Эстония поков»
«Ясная Поляна – Поленово – Тула» 
«Урал Бажова»
«Швеция Астрид Линдгрен»

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.