Русский мир в русских азбуках
25 октября 2013 9705 1

«С чего начинается родина? С картинки в твоем букваре…» Слова этой известной советской песни когда-то печатали даже на обложках школьных тетрадей. Действительно, букварь, азбука – не только инструмент овладения грамотой, но и важнейшее средство формирования мировоззрения ребенка. Внимательно рассматривая «картинки в букваре», мы можем понять, какие представления о мире взрослые считали необходимым передать своим детям в различные периоды истории нашей страны.

Хорошая книга! 11

Букварь или азбука с картинками – совершенно естественное для нас явление. Нам сложно представить, что книга для знакомства с буквами может вообще не иметь иллюстраций. Между тем, именно такие книги – с единичными иллюстрациями, но многочисленными прорисовками букв, упражнениями-прописями и текстами для чтения – преобладали в XVIII-XIX веках. Иллюстрированные буквари были скорее исключением из правил.

Первый русский букварь с картинками («лицами», как тогда говорили) был напечатан в самом конце XVII века. И хотя составителем этого лицевого букваря был иеромонах Чудова монастыря Карион Истомин, это первая книга, которая совершенно четко заявляет: овладение грамотой необходимо не только для постижения божественного, но и для вполне светских надобностей. Поэтому страницы своей азбуки Истомин заполняет не молитвами, как было принято ранее, а изображениями животных, растений, бытовой утвари. Сама буква как бы «составлена» из людей, стоящих в разных позах, изображена различными шрифтами и даже на разных языках (славянском, греческом, латинском, польском).

Букварь Истомина

Почти столетие букварь Истомина оставался единственным иллюстрированным русским букварем: в многочисленных азбуках XVIII века иллюстрации использовались лишь как заставки, виньетки, элементы декора страницы. Зато XIX век можно с полным правом назвать «золотым веком» иллюстрированных азбук и букварей. Открывает этот ряд азбука «Подарок детям в память 1812 года», созданная художником Иваном Теребеневым. Правда, освоить грамоту по этой книге смогут только самые стойкие; скорее, это первый и очень яркий пример политически ангажированной азбуки. Теребенев рисует 34 карточки с карикатурами на побежденных французов и насмешливыми подписями, каждая из которых начинается с определенной буквы русского алфавита. Например с Д: «Домой пора! Марш! Марш! Довольно погостили! Без носу, рук и ног, в чепцах, нас отпустили».

Азбука Требенева

После азбуки Теребенева входит в моду листовая подача азбучного материала: из красиво переплетенных книг азбуки превращаются в папки с большими листами или наборы маленьких карточек. Адресатом таких изданий вовсе не обязательно является ребенок (неслучайно многие русские дореволюционные азбуки хранятся в европейских библиотеках, куда их вывозили иностранные путешественники), а их первичной задачей становится не обучение грамоте, а знакомство с различными сторонами окружающей жизни. Особой популярностью среди создателей азбук пользуются две темы: всевозможные зверинцы и «сцены из русской жизни». Поскольку никаких стандартов и «санпинов» (санитарно-гигиенических требований) в то время не существовало, издать азбуку мог фактически любой человек, обладающий желанием и средствами. До нас дошла даже анекдотическая «анти-азбука» 1875 года, написанная с грубыми орфографическими ошибками. Безымянный автор этой азбуки оставил необычный автограф, сопроводив иллюстрация к букве Я подписью: «Я с горячими колачами».

Азбуки на листах

Нам неизвестно, использовались ли подобные буквари в казенном образовании; но вероятность этого невелика – в школах, училищах, гимназиях в ходу были гораздо более скучные и дешевые прописи. Но вот уникальнейший пример авторской азбуки, предназначенной именно для работы в классе. Это изданная в 1867 году книга «Ученье – свет. Русская азбука для наглядного обучения». Составил ее педагог Александр Радонежский, один из участников мощного общественного движения за обновление образования. Он считал задачей азбуки не только обучение «азам и складам», но, главным образом, умственное развитие ребенка, пробуждение его мысли и любознательности, создание целостной картины мира. Рисунки для азбуки выполнил художник Павел Марков. Все изображения букв в азбуке «вписаны» в рисунок, а тема самого рисунка тесно связана со второй частью азбуки – хрестоматией из текстов русских классиков (Крылова, Пушкина, Лермонтова, Некрасова и др.).

Азбука Александра Радонежского

Для частного, домашнего обучения была предназначена и знаменитая азбука Александра Бенуа (1905) – папка с листами большого формата (32×26 см). Каждый рисунок азбуки – полноценная картина, насыщенная, как заметил поэт Михаил Кузмин, «поэзией петербургских детских комнат». Наверное, это единственная в мире азбука, персонажи которой вышли на театральные подмостки (Арап появился в балете Игоря Стравинского «Петрушка») и стали героями музыкального произведения (композитор Николай Черепнин написал «Четырнадцать эскизов для фортепиано к «Азбуке» Александра Бенуа).

Азбука Александра Бенуа

Вслед за Бенуа многие художники обращаются к азбучной теме. В 1911 году выходит «Азбука» Елизаветы Бём, в которой художница воссоздает рукописное пособие царя Алексея Михайловича «Буквица». Она скрупулезно перерисовывает начертания старинных букв и сопровождает их изображениями предметов и явлений XVII века.

Азбука Елизаветы Бём

Нам известны две домашние азбуки русских художников, созданные ими для своих детей. Первая – азбука Владимира Конашевича, которая представляет собой папку с 36 отдельными цветными листами. Это одно из первых учебных пособий, напечатанных по новой орфографии, без «еров» и «ятей». Азбука Конашевича родилась из переписки с женой и дочкой: после революции его семья застряла на Урале, отрезанном от Петрограда армией Колчака. «Папа писал маме письма, а мне присылал картинки. На каждую букву алфавита, – вспоминала дочь художника Ольга Чайко. – Мне было уже четыре года, и, очевидно, он считал, что пора уже знать буквы».

В отличие от многих других изданий, «Азбука в рисунках Вл. Конашевича» действительно предназначена для освоения грамоты: на второй странице обложки даже напечатаны своеобразные правила пользования изданием: «По общему правилу, в словах, поясняющих изображение на каждой странице, первая буква есть буква, для изучения которой предназначено изображение». Особо выделялись буквы, упраздненные новыми правилами правописания (они были отпечатаны красной краской).

Азбука Владимира Конашевича

«Азбука» Конашевича выходит в 1918 году, а в 1919-м свою «Советскую азбуку» создает Владимир Маяковский. Он пишет для азбуки короткие стихи и рисует все иллюстрации, и даже собственноручно раскрашивает 5000 экземпляров. Конечно, детям в руки такую азбуку не дашь – Маяковский предназначал ее безграмотным красноармейцам из «окопов».Азбука Владимира Маяковского

Не раз иллюстрировал азбуки художник Мстислав Добужинский, друг Александра Бенуа. В 1911 он нарисовал «Азбуку Стивы и Доди» для своих сыновей Ростислава и Всеволода, а «Веселую азбуку» 1925 года посвятил усыновленному им племяннику Валерику. Буквы в «Веселой азбуке» одновременно являются и героями книги, и элементами книжного декора. Они постоянно меняют свои начертания и как бы пляшут по всей странице. А упраздненные в 1917 году буквы «ять», «и» десятеричное, «фита» заняли почетное место под стеклянным музейным колпаком на виньетке в конце книги.

Азбука Мстислава Добужинского

Еще один знаменитый книжный иллюстратор, Владимир Лебедев, создает целых две азбуки. В 1925 году выходит «Азбука», содержащая изображения букв и предметов, а чуть позже – «Живые буквы», где иллюстрации Лебедева сопровождаются стихами Самуила Маршака.

Азбука Владимира Лебедева

Рифмованные строчки посвящены рабочим профессиям; название каждой профессии начинается с определенной буквы алфавита. С нее же начинается и имя изображенного на картинке ребенка, который мечтает освоить эту профессию. Редкостную изобретательность проявил Маршак, подбирая нужные профессии: у него появились гранатометчик Глеб, цинкограф Цезарь, языковед Яков…

Живые буквы

«Живые буквы» привлекают к себе внимание и необычным типографским решением. Это большая папка (29×22 см), в которую вложены 28 отдельных листов с картинками и стихами, восьмистраничная брошюра с рекомендациями для взрослых, два планшета и два картонных листа для вырезания букв. Вот как сами авторы рекомендуют пользоваться этими материалами: «Попросите старших почитать вам стихи, а сами внимательно рассмотрите рисунки и постарайтесь запомнить буквы. Чтобы помочь вам поскорее научиться читать, мы напечатали на отдельных листах 134 буквы и 10 цифр. Живые буквыВырежьте их аккуратно и попробуйте складывать из букв слова. Чтобы картонные буквы не терялись, мы приклеили к папке два листа с прорезями-кармашками. В эти кармашки можно вставлять буквы, из которых получается слово. Когда в типографии печатаются настоящие книжки, наборщики так же составляют из отдельных букв слова. Только буквы у них не картонные, а свинцовые. Сначала составляйте слова покороче, попроще, а потом можно приниматься за слова подлиннее и потруднее. Желаем вам поскорее научиться читать!»

Ну и в завершение нашего краткого знакомства с картинками в букварях давайте посмотрим на «Сказочную азбуку» Татьяны Мавриной. Каждая буква ее азбуки становится «домом» для многочисленных сказочных персонажей, в названии которых есть эта буква. Утка и Удалец живут на странице с буквой У, Медведь – на Ь, Репка – на Р.

Азбука Татьяны Мавриной

Анна Рапопорт

Понравилось! 22
Дискуссия
Елена Дорофеева
Анна, какая замечательная статья! Спасибо! Привет Вам от семьи Дорофеевых!