Гений малышовой книги
8 апреля 2019 2073

Имя Эрика Карла – гения малышовой книги ‒ стало известно российским читателям в нулевых. Теперь кажется невероятным, что эти книги были для нас (и наших детей) недоступны в течение почти 60 лет (проклятый «железный занавес»!). И не то чтобы созданное Эриком Карлом заполнило совершенно пустую нишу ‒ книги для малышей издавались и в Советском Союзе, и среди них были очень хорошие. Но Эрик Карл стал в этой области революционером, причем мирового масштаба: его книги – новый шаг в развитии книжки-картинки, книжного дизайна и «книжной архитектуры», в открытии новых интерактивных возможностей книги и новой содержательности.

При упоминании интерактивных возможностей вспоминаются в первую очередь дырочки на картонных страницах, которые «прогрызла» маленькая голодная гусеница. И это, бесспорно, гениальное изобретение.

Но, например, в другой знаменитой книге Эрика Карла, «От головы до ног», нет никаких дырочек. Зато редкий родитель не расскажет о том, как его ребенок (чаще всего совсем маленький и еще не умеющий говорить) во время чтения этой книги начинает изображать ее персонажей, выполнять описываемые движения, и как эти «воспоминания о прочитанном» продолжают жить в ребенке и после того, как книгу поставили на полку.

А в процессе чтения, практически «между делом», ребенку сообщают названия целых 12 животных! Характеризуются они ‒ в точности по принципу К. Чуковского ‒ через движения. И движения эти не произвольны, а соответствуют природным особенностям конкретных животных: фламинго действительно часто стоит на одной ноге, горилла действительно бьет себя кулаком в грудь, кошка действительно выгибает спинку, и т.д. Пойдите поищите другую книгу, в которой бы познавательная информация так органично инициировала опыт ролевого перевоплощения и обучала пользоваться (пусть сначала и в латентной форме – раз малыш еще почти не говорит) довольно сложным сравнительным оборотом: «я как пингвин», «я как жираф» и т.п.

И так – в каждой книге Эрика Карла. В каждой содержится довольно «серьезная» обучающая информация. Собственно, если собрать из его книг библиотечку, ее содержание покроет собой программу детского сада по развитию речи и началам арифметики для детей раннего возраста: тут тебе и «развитие речи», и «первоначальные арифметические представления», и «знакомство в окружающим миром».

Но если бы дело заключалось только в «познавательной составляющей»! Познавательного у нас сейчас пруд пруди: одна книжка – для «развития моторики», другая – «для развития сенсорики», третья – «для развития памяти и внимания»… Я не берусь сейчас критиковать этот очень странный подход, расчленяющий психические функции у детей раннего возраста. Но иногда так и хочется спросить: а слабо́ все сразу «подать»? Как у Эрика Карла? Да еще и так, чтобы включалась «эмоциональная составляющая»?

Ведь гениальность Эрика Карла, на мой взгляд, состоит именно в умении создать настоящее драматическое произведение, адресованное двух-трехлетнему ребенку. Ничего сложнее быть не может. Драматизм – это напряжение, неизвестный исход событий, открытые возможности, которые всегда балансируют на грани страшного. А ребенок двух с половиной лет уже способен пугаться образов и событий. Я бы сказала, он даже ищет этого, ищет некоторых напряженных переживаний, потому что, как бы странно это ни звучало, они помогают ему удерживать внимание.

Но возможности малыша справляться с такой эмоцией еще очень ограничены. Поэтому и драматизм должен быть в строго дозированных объемах. И в книгах Эрика Карла все вымерено именно под ребенка – и содержание, и объем текста, и характеры персонажей…

Значение Эрика Карла для книжной культуры не исчерпывается его книгами. Он еще и необычайно много сделал для продвижения и общественного понимания книжной иллюстрации как вида изобразительного искусства. По его проекту в США был создан Музей книжной иллюстрации, получивший имя художника.

Но мировую известность Эрику Карлу все-таки принесла «Очень голодная гусеница» ‒ маленькая книжечка, переведенная более чем на 40 языков и ставшая источником целого направления в околокнижной индустрии игрушек и сувениров. В 2019 году гусенице, которая в один прекрасный день прогрызла страницы книжки, исполняется 50 лет.

Мы отмечаем эту дату подборкой материалов нашего сайта о книгах и деятельности Эрика Карла.

афиша

1. О КНИГАХ ЭРИКА КАРЛА  

Марина Аромштам «Про то, как очень голодная гусеница прогрызла страницы детской книжки»

«…Будь гусеница обыкновенной, а не сказочной, пирожное и мороженое, и уж тем более леденец на палочке оставили бы ее равнодушной. Но, прояви она разборчивость в удовлетворении голода, ей было бы гораздо труднее найти путь к сердцу ребенка. Каждый раз, когда сюжет очень нравится детям, это означает, что в сказке существует точно найденный образ, с которым ребенку легко отождествиться. Гусеница маленькая. Это раз. Гусеница голодная. Это два. Голод – чувство, которое в подсознательной памяти малыша живет с младенчества. Голод – это то, от чего нужно непременно освободиться. Голод – главный стимул развития в период новорожденности. А еще гусеница любит все те вещи, которыми не прочь полакомиться и ребенок. И если бы ему дали волю, если бы няня или бабушка ослабили свой надзор, он бы так и ел – пирожные вперемешку с огурчиком. И наконец, сказка открывает детям перспективу: маленькая голодная гусеница превращается в бабочку…»

Очень голодная гусеница »
Эрик Карл

 

Марина Аромштам «Дом в центре мира» ‒ о книге «Десять резиновых утят»

«…“Десять резиновых утят” вполне можно рассматривать как обучающую книжку… Но дело не в количестве познавательной информации. Дело в том, что эта информация так встроена в сюжет, что воспринимается совершенно органично, как естественная часть мирового устройства…» 

Десять резиновых утят »
Эрик Карл

Эрик Карл
Иллюстрации автора
Перевод с английского
Евгении Канищевой
Издательство
«Розовый жираф», 2015

 

Марина Аромштам «Искусство превращения для маленьких» ‒ о книге «Снежный сон»

«Малышовая сказка – сказка особая. Она еще не рискует безоглядно пускаться в дебри волшебных приключений, в ней еще не обжились злодеи и чародеи, мир пока не поделен на черную и белую части. Малышовая сказка еще только намечает возможные переходы из реального в воображаемое, только слегка прикасается к волшебству – отражая возможности восприятия детской психики, уровень развития детского воображения в возрасте между двумя и четырьмя годами.
Но пока ребенок еще маленький, его воображение требует осторожного обращения и нуждается в специальном “удобрении” в виде “правильных” с психологической точки зрения сказок.
В книге “Снежный сон”, как уже было сказано, нет злодеев, нет противостояния и борьбы. Но там уже есть превращение и волшебство. Там есть ощущение чуда…»

Снежный сон »
Эрик Карл

 

Оксана Чистякова «Чем больше новых книг, тем больше у ребенка возможностей для развития» ‒ о том, как можно использовать книги (в том числе, книги Эрика Карла) в работе лечебных педагогов.

«“Очень голодную гусеницу” любят практически все наши дети. Это для них визуальное и тактильное удовольствие. Там ведь нарисовано то, что можно съесть. Дети любят обсуждать, кто что любит есть. А как приятно говорить про клубнику зимой!
И, кроме того, эти дырочки, в которые можно поставить пальчики. Не было ни одного ребеночка, который бы не вложил пальчики в дырочки…» 

1

2. МУЗЕЙНЫЕ ИДЕИ ЭРИКА КАРЛА

Елизавета Прудовская «В музее Эрика Карла»

«Эрик Карл, по словам сотрудников музея, всегда считал, что хорошо сделанная детская книга – это явление искусства. Но в западной культуре того времени книжная иллюстрация воспринималась несколько пренебрежительно и не причислялась к жанрам “высокого” искусства. Однако, побывав в Японии, Эрик Карл с удивлением отметил, что японцы в своих художественных музеях наряду с другими произведениями без всяких оговорок выставляют работы популярных книжных иллюстраторов. Именно тогда у Эрика Карла возникла идея создать музей, посвященной книжной иллюстрации…
Рассматривая книжные иллюстрации, зритель встречается с собственным детством, и это словно гарантирует ему возможность понимания. Если человек побывал в музее книжной иллюстрации, испытал здесь положительные эмоции и понял, как это здорово – рассматривать работы художников, он может смело и с интересом отправиться и в другой художественный музей.
Так у музея Эрика Карла появилось еще одна миссия – помочь людям почувствовать свою связь с искусством…» 

Photo muzei

1

3. ИНСЦЕНИРУЕМ КНИГИ ЭРИКА КАРЛА

Наталья Клевушкина «Пир с голодной гусеницей» ‒ о том, как с помощью голодной гусеницы можно устроить праздник для самых маленьких.

«…Из чего только не делали очень голодную гусеницу, ведь простота исполнения лаконичного образа героини безусловно подкупает – всего-то несколько разноцветных кружочков, с этим любой справится! Украсить комнату воздушными шарами фирменного гусеничного красного и зеленого цвета или выложить гусеницу на столе из цветных бумажных тарелок – это первое, что приходит в голову…
Малыши могут попробовать изобразить гусеницу при помощи отпечатков ладошек в пальчиковых красках или фруктовых штампов. Остатки фруктов можно смело пустить на фруктовый салат, компот или смузи, чтобы полакомиться так же, как героиня книги.
И детям наверняка понравится озвучивать процесс поедания громким “ням-ням-ням” и каждый раз повторять, что гусеница всё еще не наелась…»

Photo-pir s gusenicey

 

Юлия Ремпель «Театр книг Эрика Карла» ‒ рассказ о том, как в летнем детско родительском лагере под открытым небом создавали «эрик карловские» мини спектакли.

«На сайте Эрика Карла я посмотрела замечательный ролик. Огромная мастерская. Весь пол застелен бумагой, и Эрик красит ее шваброй, ритмично пританцовывая. Один цвет поверх другого, штрихи по влажному слою краски… Как же я хочу устроить такое для малышей в нашем семейном лагере!.. И на нашем сайте в теме “что берем с собой” крупными буквами пишу: широкие малярные кисти и книги Эрика Карла…» 

Photo-Rempel

 

Ксения Зернина «В глубине зеленых вод» ‒ о том, как создать спектакль по книге «Морской конек».

«“Морской конек” – это история счастливого родительства. Папа-Конек вынашивает икринки, из которых вскоре появляются мальки. Оказывается, у рыб совсем не редкость, чтобы именно отец оберегал будущее потомство. Правда, он расстается со своими детьми сразу после их рождения, но для рыб это тоже в порядке вещей. Маленькие дети воспринимают эту историю естественно и, кажется, ничему не удивляются. Разве только тому, где рыбы-папы придумывают носить икру…»

Photo-Morskoy konyok

 

Ксения Зернина «Снег идет, густой-густой» ‒ как создать новогодний спектакль для самых маленьких (возможно – самый первый в их жизни новогодний спектакль).

«…Малыши еще не знают, что такое Новый год и тем более Рождество, но тоже нуждаются в переживании праздника. В сказке “Снежный сон” мы знакомимся с фермером и его животными и вдруг становимся участниками маленького “домашнего” торжества. Предвкушение чуда связывается в восприятии читателя с ожиданием снега – белого, пушистого, умиротворяющего. Снег выпал. И принес с собой тихую радость от того, что и в обыденной жизни случается настоящее волшебство…»

Photo-Snezhnyi son

 

Екатерина Иванова «Мамы делают книги» – о проекте по совместному созданию «рукотворных книг».

«…Одна из наших самодельных книг была сделана по знаменитой книжке Эрика Карла “Очень голодная гусеница”. Наш вариант получился мягким, теплым и забавным, ведь страницы выполнены в технике мокрого валяния. Всем, кто видит эту смешную книжку, сразу хочется ее потрогать и помять…» 

Photo-Mamy delayut knigy

1

4. ВИДЕОРОЛИКИ ПО КНИГАМ ЭРИКА КАРЛА

В рубрике «“Папмамбук” читает вслух» можно вместе с ребенком посмотреть ролики по книгам:

Snezhnyi son-video
«Снежный сон» 

 

Desyat rezinovykh utyat-video
«Десять резиновых утят»

 

Morskoy konyok-video
«Морской конек» 

 

Ochen golodnaya gusenica-video
«Очень голодная гусеница» 

___________________________________

 

Книги Эрика Карла, изданные на русском языке:

Снежный сон »
Очень голодная гусеница »
Морской конек »
Мечтательный хамелеон »
Грубиянка в крапинку »
Мишка, бурый мишка, кто там впереди? »
Десять резиновых утят »
От головы до ног »
Трудный день у паучка »
Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.