Мама, мальчики и Синие горы
4 сентября 2013 10904

Когда я в детстве читала книгу Аркадия Гайдара «Чук и Гек», мне казалось, что она о приключениях, захватывающих, чрезвычайно опасных, почти невероятных. Скоро я буду читать эту повесть двум своим сыновьям. Сейчас я думаю, что она о детстве, об отношениях в семье и понимании ее ценности, о настоящем, каком-то интимном чувстве родины, а еще об уважительном и бережном отношении к проявлениям человеческой индивидуальности. И я полюбила эту книгу еще больше.

Главные герои повести – два брата-погодки, семилетний Чук и шестилетний Гек. Братья очень разные, но оба чрезвычайно симпатичные и обаятельные. Первое, что о них вспоминается: Чук постоянно собирал «всякие очень нужные вещи», будь то серебряные бумажки от чая, конфетные обертки с изображением танков и самолетов, перья или пробки, а Гек «до вещей был не завистлив и не жаден», но зато умел петь песни. Однако это только пара забавных деталей. Образы детей в этой повести по-настоящему живые, сложные и убедительные. При этом автор как будто украдкой наблюдает за мальчиками со стороны, не оценивая их, а позволяя им быть такими, какие они есть. Читателю предоставлена свобода самому подмечать, как проявляются характеры братьев в разных ситуациях.

Вот, например, ключевой для этой истории эпизод, когда мальчишки в очередной раз повздорили и случайно потеряли важную телеграмму от отца. Гек не любил врать и знал, что «мама за вранье всегда еще хуже сердится», но Чук придумал, как не врать и при этом избежать наказания. Чук убедил брата пойти на маленькую хитрость – не говорить матери о пропавшей телеграмме, если та о ней не спросит; Чук явно на это рассчитывал – и не прогадал.

Или эпизод, когда мать с детьми приехала к отцу на геологоразведочную базу, где их не слишком радушно встретил суровый и неразговорчивый сторож. «Эдакий злой дядька! – прошептал Гек. – Давай, Чук, мы с тобой ему что-нибудь скажем». Но Чук побаивался сторожа (а вдруг он их вообще из дома выгонит) и предложил пожаловаться на него отцу, когда тот приедет. Тогда Гек залез к матери на колени и, «сдвинув брови, строго посмотрел в лицо грубому сторожу». Гек тоже перед ним робел, «но он не любил, чтобы кто-либо обижал его мать», пусть даже это был человек, который, как только что выяснилось, подрался в лесу с медведем.

                 Иллюстрация Анатолия Слепкова к повести Аркадия Гайдара «Чук и Гек»  Иллюстрация Анатолия Слепкова к повести Аркадия Гайдара «Чук и Гек»

Такие как Чук не пропадут: рассудительный, осторожный, предприимчивый, запасливый. А Гек, хоть и был «разиня», но отличался порядочностью, чуткостью и душевной щедростью. При этом мать любит их, возможно, по-разному, но одинаково сильно.

Могу предположить, что мамам сыновей будет особенно приятно читать вслух эту книгу. Признаться, я невольно сравнивала свою семью с той, которая описана в повести. Мои сыновья тоже не похожи друг на друга, и с рождением второго ребенка это стало для меня одним из самых важных и удивительных открытий. Мои дети младше героев книги, их характеры еще не проявились в полной мере, но, пожалуй, немного неорганизованный, мечтательный и добродушный Гек мне понятнее и ближе.

Следя за взаимоотношениями Чука и Гека, я с некоторым облегчением находила такие сцены: когда «или Чук стащил у Гека пустую спичечную коробку, или, наоборот, Гек стянул у Чука жестянку из-под ваксы» – и в результате братья «просто выли и дрались». Но важно и другое – дети не могли друг без друга обходиться. После каждой потасовки, едва заслышав шаги матери, они моментально затихали, вытирали слезы и устраняли все последствия боевых действий, потому что у мамы был «странный характер»: «она не ругалась за драку, не кричала, а просто разводила драчунов по разным комнатам и целый час, а то и два не позволяла им играть вместе» – и это было для них самым страшным наказанием. Вот и мои мальчишки отчаянно дерутся почти каждый день, а потом лежат в обнимку и вместе хохочут, и эти драки, видимо, никак не мешают их дружбе.

Иллюстрация Анатолия Слепкова к повести Аркадия Гайдара «Чук и Гек»

И, конечно, теперь я с восхищением читала про маму, которая одна с двумя детьми поехала в глухую тайгу к мужу-геологу, с которым не виделась целый год, и потом еще ждала его на холодной безлюдной базе, в компании мрачноватого сторожа и с минимальным запасом еды. И там, «в лесу возле Синих гор», она по необходимости научилась носить воду из колодца, колоть дрова, топить печь и даже стрелять из ружья и освежевывать зайца. И я подумала, что справляться с двумя маленькими мальчишками, в большом неродном городе, толком без помощников – это еще не трудности. Вот что бы я делала на месте мамы Чука и Гека…

Иллюстрация Анатолия Слепкова к повести Аркадия Гайдара «Чук и Гек»Иллюстрация Анатолия Слепкова к повести Аркадия Гайдара «Чук и Гек»Иллюстрация Анатолия Слепкова к повести Аркадия Гайдара «Чук и Гек»

Эта книга стала одной из моих самых любимых во многом благодаря прекрасному, очень точно совпадающему с настроением повести оформлению. На обложке книги главные герои – светловолосый, пухлый, румяный Чук и глазастый, с темными кудрями, худенький Гек – выглядывают из окна вагона. Читатель пока находится снаружи, стоит на перроне под снегопадом, и ему так и хочется заглянуть внутрь и отправиться вместе с братьями в путешествие к далеким сказочным Синим горам. Иллюстрации Анатолия Слепкова изумительные. Художнику удались образы мальчиков, их родителей, нелюдимого сторожа и даже «молчаливого и задумчивого» командира бронепоезда, которого братья увидели на одной из станций, а еще заснеженная, суровая, завораживающая «морозной тишиной» тайга и нарядная, еще тихая Москва.

Теперь я чувствую себя готовой прочитать эту повесть вместе со своими мальчиками и поделиться с ними своим настроением от книги.

Ксения Зернина

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.