Как читают в американской школе
16 апреля 2013 3147

(Продолжение. Начало см. в статье «В Америке чтение делают приятной привычкой»)

 

Моя дочь Варя, третьеклассница, всегда приносит очень интересные задания по литературе. Этот предмет в начальных классах здесь называется поэтично: «искусство общения», но суть и навыки, которые он развивает, те же самые: дети учатся грамотно и связно выражать свои мысли в устном и письменном виде, читать и анализировать прочитанное, высказывать мнение, основанное на фактах, и так далее.

Некоторое время назад Варя в своем кружке внеклассного чтения читала книгу Кейт ДиКамилло «Парящий тигр». И однажды на мой вопрос «что задали?» она достает «Парящего тигра» и еще что-то вроде анкеты, страниц так на 40, где нужно отвечать на вопросы по книге. Я сначала хотела возмутиться ‒ ничего себе, разве можно столько задавать третьекласснику! К счастью, выяснилось, что делать нужно не все сразу и что такая работа может оказаться очень продуктивной.

На протяжении месяца ребенок каждую неделю читает по несколько глав из книги (главы в этой книге очень короткие), отвечает на соответствующие этим главам вопросы из анкеты, а потом обсуждает их в своем кружке с одноклассниками и учителем. Вопросы и задания меня очень заинтересовали. Например, каждую неделю задание в анкете начиналось так: «Выпиши что-то интересное или важное из книги, отметь номер страницы, объясни, почему ты это отметил». Для меня, взрослого человека, в этом нет ничего трудного. Но вскоре стало очевидно, что для ребенка отмечать важную информацию в книге не так-то просто. Это навык, точно такой же, как и само чтение.

Обложка книги Кейт ДиКамилло «Парящий тигр»Когда мы сели делать задание, Варя сначала не могла вспомнить ничего интересного и важного. Потом вспомнила, но долго не могла найти нужное место в книге. А когда нашла, не могла объяснить, почему это кажется ей важным или особенно интересным. В общем, как говорит моя бабушка, «целая история!». А всего-то прочитали 20 страниц. В итоге, дочка пришла к выводу, что лучше выписывать и отмечать все самое интересное по ходу чтения (в книжке нельзя было подчеркивать или что-то выделять, так как она была из библиотеки). По сути, ребенок учится конспектировать. Между прочим, некоторые мои студенты до сих пор не умеют читать и выделять главное или не понимают, зачем что-то выделять и подчеркивать. Есть, конечно, и гении, которые после одного прочтения понимают и запоминают все самое главное, но большинству уроки нашей учительницы третьего класса, мне кажется, не помешали бы. Это очень важное умение: выделять из огромного потока информации самое важное и самое необходимое. То же самое, в принципе, может достигаться и кратким пересказом прочитанного. Такое обучение основано на развитии определенных умений, а не на знании текстов.

В других заданиях надо было выписывать метафоры и сравнения из «Парящего тигра» и объяснять, что они означают и для чего их использует автор, ‒ вроде бы, стандартное задание по литературе. Но для третьеклассника понять и объяснить метафору может оказаться очень непростым упражнением. В некоторых заданиях надо было предсказать, что будет дальше и объяснить, на чем основано такое предсказание. То есть, исходя из характеров и поведения главных героев, можно предположить, что они сделают дальше. Это очень хорошая проверка на внимательность: понимают ли дети, что они читают, насколько хорошо они ориентируются в событиях данной истории? В «Парящем тигре», например, главный герой знакомится с очень бойкой и даже задиристой девочкой по имени Систин. Предсказание, в котором Систин возьмет инициативу на себя в каком-либо действии, говорило бы о том, что юный читатель понимает характер героев.

На мой взгляд, самое трудное и в то же время самое продуктивное задание – это придумать вопросы к прочитанному, которые потом можно было бы обсудить в классе. Тут стало выясняться, что простые вопросы, на которые можно ответить односложно «да», «нет», «не знаю», к дискуссии не приведут. Как и вопросы, на которые в принципе нельзя ответить (например, в тексте недостаточно информации).

Мне кажется, что задавать вопросы – причем важные, серьезные вопросы – это практически, жизненно необходимое умение. Ребенок учится самостоятельно думать о прочитанном, а потом и об услышанном или увиденном. Стремление понять, как все устроено, почему и для чего ‒ от звезд до ресниц, ‒ свойственно маленьким детям. Но часто бывает, что с возрастом ребенок теряет эту способность, точнее, теряет-то он не способность, а желание задавать вопросы. И не только потому, что ему не интересно (хотя и поэтому тоже, так как вкусы и стремления ребенка с возрастом становятся все более определенными), но еще и потому, что все чаще ребенку диктуют взрослые, не всегда объясняя эти самые «почему» и «для чего». Умение задавать правильные вопросы развивает самостоятельность в мышлении и оценке, мы приучаемся думать самостоятельно, делать собственные выводы, а не «верить на слово».

Мне как преподавателю (пусть и работающему с детьми постарше) всегда очень интересно пообщаться с другими преподавателями. По большей части, я при этом преследую весьма эгоистичные цели – вдруг можно будет что-нибудь «стянуть» и применить на своем уроке (пусть и с некоторыми изменениями). В общем, я решила поговорить с Вариной учительницей.

Для начала я спросила у нее, как она выбирает книги для своих учеников. Все же третий класс, возраст нежный и впечатлительный, каждая книга может оказать огромное влияние на ребенка. И вот что сказала наша учительница: «Как педагогу, мне дана абсолютная свобода в выборе книг, которые мы читаем и в классе, и в кружке внеклассного чтения. Наше обучение соответствует “Общему основному стандарту” (принятому в большинстве штатов страны. ‒ М. Б.) по этому предмету. Исходя из этих стандартов, в школьном округе составляют темы для уроков. Например, третьеклассники должны ознакомиться с различными жанрами и типами текстов: биография, сказки, научные тексты, реалистическая проза (сюда-то как раз и попали книги Кейт ДиКамилло) и т.д. Но школьные педагоги сами выбирают, какие книги они будут использовать. Наша общая цель ‒ научить детей определенным умениям и навыкам, а как именно преподавать эти навыки, зависит от каждого конкретного учителя. У меня нет списка, который предлагал бы разные материалы. У меня просто есть любимые книги и любимые авторы».

Мне это показалось очень интересно, потому что когда я училась в школе в Москве (хоть это и было давно), все было совсем по-другому. Здесь нет учебника по литературе для начальных классов, нет единого материала, который бы читали все дети в стране. Есть популярные и всеми любимые писатели, книги которых читают все дети. Есть сайты и многочисленные методические пособия, где пишут, какие книги кто использовал в классе, как это проходило, какие задания делали дети. Многие из этих материалов доступны в интернете, и ими могут пользоваться все учителя. А все остальное – на их усмотрение. Конечно, тут остается надеяться, что вам попадется хороший учитель, потому что как и в любой стране, учителя здесь бывают разные.

Обложка книги Кейт ДиКамилло «Спасибо Уинн-Дикси»Я спросила учительницу, как же она выбирает, что читать ‒ например, по теме «реалистическая проза». По этой теме дети проходили «Благодаря Винн-Дикси» Кейт ДиКамилло (В русском переводе эта книга вышла под названием «Спасибо Уинн-Дикси»). «Мне эту книгу подарил один из моих учеников, ‒ ответила наша преподавательница. ‒ Когда я начала ее читать, я прямо влюбилась в нее. Я тогда подумала, что это не только о девочке Опал, ее собаке и их приключениях, но о чем-то большем ‒ о дружбе, о переменах... О грусти, которую многие мои ученики понимают. О том, как завести самых неожиданных друзей. Это и о радости в жизни, о том, как радоваться тому, что у тебя есть. Мои ученики очень полюбили эту книгу, они не хотели, чтобы она кончалась...»

Учительница читала эту книгу в классе вслух, сопровождая чтение обсуждениями. «Я использовала “Благодаря Винн-Дикси”, чтобы закрепить навыки и умения, над которыми мы работаем», ‒ объяснила она мне. Поскольку учебный предмет называется «искусство общения», один из навыков – это умение выражать свои мысли как устно, так и письменно, причем эти мысли должны опираться на услышанное (так как читают вслух). «Например, прочитав какую-то часть книги, я прошу учеников обсудить друг с другом, что они думают об услышанном, какие эмоции у них вызывает эта история». Замечу здесь в скобках, что американцы вообще очень любят групповую работу в классе. Это дает возможность детям подумать, что они хотят сказать, и как бы «попрактиковаться» на соседе, а потом уже суммировать для всех. Наша учительница сказала, что она дает своим ученикам на подобные групповые дискуссии буквально две минуты, так как после этого третьеклассники начинают отвлекаться. Или, например, им предлагается подумать, какой подтекст скрывается за теми или иными словами и образами, и дети сначала записывают собственные выводы в тетради, а потом делятся своими мыслями с одноклассниками. Самое главное здесь, подчеркнула учительница, высказать свою позицию не просто потому, что «я так чувствую», а основываясь на фактах, пусть даже и фактах из текста. Тут я подумала: интересное дело, сегодня нашей учительнице нравится эта книга, а завтра понравится какая-нибудь невероятно занудная ерундистика ‒ и все дети должны будут это слушать? Причем только наши дети, а в другом классе будут читать что-нибудь намного интересней! Нечестно. И я спросила, что же для нее главное ‒ сама книга или то, какую идею эта книга несет?

«Я очень хочу, чтобы мои ученики почувствовали личную связь с героями и событиями, о которых мы читаем. Для меня хороший автор ‒ тот, кто создает впечатление, что герои – это люди, которых мы знаем. Я хочу, чтобы мои ученики почувствовали, что переживают другие люди, даже если это люди из книг. А если автор может выразить словами то же, что чувствуют мои ученики, значит, он хорошо выполняет свою работу. Например, при обсуждении книги “Парящий тигр” мы говорили о наших собственных “чемоданах”». (Поясню, что «чемодан» в этой книге – метафора эмоциональной закрытости.)

«Парящий тигр» в целом – достаточно сложная книга. Мама главного героя, мальчика Роба, умерла. Его отец не может толком ни утешить сына, ни понять его. Робу запрещено говорить о матери, даже упоминать о ней, и уж тем более плакать, поэтому Роб закрыл все свои чувства в таком условном внутреннем «чемодане». Учительница рассказала, как в группе внеклассного чтения третьеклассники обсуждали, почему у людей бывают такие «чемоданы», кому они их могут открыть, а кому нет. «Я думаю, ‒ отметила она, ‒ это была достаточно серьезная беседа для третьеклассников, но очень интересная».

Я ни в коем случае не хочу идеализировать американскую систему школьного образования. В ней много своих недостатков: от бесчисленных стандартизированных тестов до того, по какому принципу нанимают и увольняют преподавателей. Разумеется, все недочеты школьного образования становятся особенно очевидными в университете, и я с ними сталкиваюсь ежедневно. Но все же с чисто педагогической точки зрения мне кажется интересным послушать разговоры на тему «А как у вас?..». Вдруг удастся что-нибудь полезное стянуть.

Мария Бостон, штат Висконсин, США

Понравилось! 10
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.