Сара моя, Сара...
23 августа 2020 413

Однажды я проводила опрос среди младшеклассников – знают ли они, кто такая Астрид Линдгрен. И была очень удивлена, что не каждый мог ответить. Неужели так бывает? У нас с братом Астрид была самой любимой писательницей в детстве, да и сейчас мы любим ее книги, хотя уже по-другому. А при жизни Астрид Линдгрен каждый день получала огромное количество писем от детей из разных уголков мира, которые рассказывали, что для них значат ее сказки, и присылали свои рисунки. Обычно Астрид отправляла в ответ открытку с картинкой, и на этом переписка заканчивалась. Но однажды, 15 апреля 1971 года, писательница получила длинное письмо, написанное энергичным, бунтарским почерком. Перечеркнутые слова и фразы, резкий наклон букв. Отправитель явно хотел высказать очень много. И очень нуждался в том, чтобы быть услышанным. Стандартной открыткой в ответ тут было не обойтись…

Так началась переписка длиной в 31 год между Сарой Юнгкранц, 13-летней девочкой из проблемной семьи, мечтающей стать актрисой, и великой Астрид. За время переписки Сара успела вырасти, справиться со своими детскими страхами, выйти замуж, родить дочерей, так и не стать актрисой… А Астрид написала «Братья Львиное Сердце» и «Рони, дочь разбойника». Эти письма хранятся в архиве Астрид Линдгрен в Шведской Королевской библиотеке и у Сары дома. Три года назад они впервые были опубликованы на русском языке в издательстве «Белая ворона».

Мама купила тогда нам эту книгу на ярмарке Non\fiction, но она меня совсем не заинтересовала. Сара показалась мне взбалмошной, я думала: и как у Астрид хватало терпения столько лет переписываться с этой странной девочкой? Но тогда мне было одиннадцать. А сейчас я в возрасте Сары и очень хорошо ее понимаю. Как же ей повезло, что у нее был взрослый, не родитель, с которым можно было поговорить о важных и сложных вещах. Ведь подростки не всегда готовы говорить обо всем с мамой и папой. Это не значит, что мы их не любим. Просто мы начинаем идти своим путем, и это нормально. Но на этой дороге много препятствий и сложностей, и хочется спросить кого-то, что с этим делать. А просить помощи у родителей – это значит возвращаться обратно в детство.

Между Сарой и Астрид было пятьдесят лет разницы, но им удалось по-настоящему подружиться. Возможно потому, что Сара напоминала Астрид ее саму в отрочестве. Она тоже тогда искала себя, спорила, ссорилась с родителями. И еще они обе любили провинцию Смоланд ‒ Астрид была оттуда родом, а у Сары там жила бабушка.

Астрид Линдгрен открывается в этих письмах другой своей стороной – мы видим ее непубличным, частным человеком, мамой, бабушкой, которая переживает за своих детей и внуков. По-моему, она и к Саре относится как к своей внучке. Ее письма полны нежности. «Сара, красавица моя, я по-настоящему к тебе привязалась...» Я думаю, для взъерошенного, колючего подростка, какой тогда была Сара, эти тихие слова – что-то вроде лекарства на открытую рану, которая постепенно затягивалась. Астрид, как старший друг, помогала девочке справляться с проблемами, выслушивала, поддерживала. А Сара вносила яркость и юную импульсивность в уже замедляющуюся жизнь великой писательницы. Они говорили о вещах по-настоящему трудных: о непонимании и насилии в семье, о том, каково это ‒ рожать детей, о мальчиках, которые ощущают себя девочками. В то время с подростками никто не разговаривал на такие темы. Но вот что удивительно – в начале переписки Астрид утешала Сару, помогая ей расти, а в конце они меняются ролями. Теперь уже повзрослевшая Сара Швардт утешает Астрид, теряющую своих друзей.

Бывают книги, как зеркала. Во многих фрагментах этой удивительной переписки я узнавала себя. Как будто это я пишу письма Астрид. Я бы не отказалась от такой возможности!

Анна Семерикова, 14 лет

______________________________________

Еще об этой книге рассказали Ксения Барышева в статье «Свобода – лучший из даров...» и Полина Андреева в статье «Письма из-под матраса»

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.