Театр в пижамах
25 мая 2020 546

Мы и до всеобщей самоизоляции устраивали маленькие домашние спектакли. К праздникам и просто так. С костюмами и реквизитом. Потом забрасывали, часто надолго, потому что были заняты уроками и путешествиями, впечатлений хватало. Но в середине марта наш мир резко ограничился забором приусадебного участка (и это нам еще сильно повезло). Первые две недели, когда карантин был новой модной фишкой, дети с радостью смотрели кино, мультики, спектакли, образовательные сайты, благо все это было выложено во множестве в Сети совершенно бесплатно. Пока были новостью zoom-уроки и отсылка «домашки» на почту учителям, все делалось с энтузиазмом, чтобы еще что-то успеть поделать и посмотреть. А на третьей неделе трое моих школьников уже видеть не могли компьютер. Сосредоточились на настольных играх, поделках и прятках в саду, но и это быстро надоело. Опять по кругу каждый день – читать, играть, смотреть, мастерить? Тут еще и каникулы подкатили. А мы никуда не идем и не едем. И если раньше, в обычной жизни, после школьной нагрузки, радости домашнего бытия воспринималось как подарок, то теперь... Теперь дети устали от их повторяемости. Через месяц карантина появилась какая-то нехорошая расслабленность и сонливость. Кое-кто полдня, а то и до вечера в пижамах. Что-то неуловимо больничное витает в воздухе, хотя все, к счастью, здоровы. Хочется больше жизни. Хочется, чтобы дети умели в ситуации дефицита радости сами создавать ее, включаясь в процесс по максимуму.

фото Елены Литвяк

И тут я вспомнила про потрясающий эффект «театра здесь и сейчас». Когда из ярко прожитой спонтанной игры дети выходят, словно умытые холодной водой, свежие, с блестящими глазами. Самое время.

«Что-то давно у нас не было спектаклей. Давайте выберем какую-нибудь хорошую книжку и сыграем в нее, ‒ предложила я заскучавшим детям. ‒ Придумаем свет, звук, декорации. И проживем ее снова ‒ в движении, рассказывании, чтении вслух. Просто так, сами для себя, без зрителей».

Митя с Федей тут же назвали «Мио, мой Мио!», одну из наших любимых сказок Астрид Линдгрен. А я порадовалась – вот уж, действительно, жизнеутверждающая история, в ней столько движения и приключений! Отлично, играем в «Мио». На удивление, старшие тоже не отказались участвовать: Макар придумывал шумовые спецэффекты и был главным рассказчиком, а Аня помогала создавать фигурки героев и декорации. Для этого нам понадобились всего лишь листы плотной бумаги, фломастеры, восковые мелки, ножницы, скотч и вдохновение. Театр решили делать настольным, камерным, раз уж большинство актеров не вылезает из пижам. К тому же нашим младшим сыновьям кукольный мир маленьких фигурок еще совсем не чужд.

Дети пошли по пути условности и минимализма ‒ каждому персонажу рисовали лишь значимые детали. Для озвучивания спектакля решили использовать подручные материалы, а не профессиональные саундтреки. Творить, так уж творить все самим, без готовых «костылей».

Наше медленное время карантина заиграло красками жизни. Изобретали на ходу, сомневались, переделывали, спорили, ссорились, мирились. Где и когда должны возникать шумовые спецэффекты? Кто играет на флейте за пастушка Нонно? Как изобразить ветер в Стокгольме в тот день, когда пропал Бу Вильхельм Ульсон, и как озвучивать птицу Печаль? Давно знакомый текст, который всегда делился просто на главы, от одного вечера чтения до другого, теперь сам собой раскладывался на множество важных для детей эпизодов, высвечивались яркие подробности, которые могли бы эффектно прозвучать со сцены. Если ударить детским деревянным молоточком по тонкой металлической крышке, получается очень натуральный звук наковальни (Кузнеца сделали огненнобородым и в обязательном переднике). Звук копыт скачущей во весь дух Мирамис – все тот же деревянный молоточек, но теперь придумали стучать им по деревянной пластинке от икеевской железной дороги. Мокрые улицы Стокгольма – полиэтиленовая пленка на письменном столе, очень натурально блестящая в свете лампы. А пастушеская флейта ‒ просто флейта, обычная, настоящая.

Photo 1

Это была еще только подготовка к премьере, но она уже приносила столько радости! Что то вроде праздника ожидания праздника. А на самом деле, театр уже начался и разворачивался вовсю.

Сценой избрали стол в детской. Для управления куклами понадобились шашлычные палочки. В качестве задника сцены в первом действии использовался форзац книги, где была изображена Страна Далекая, а во втором действии эту же роль играл нарисованный детьми лес. Всё необходимое для спецэффектов обнаружилось в залежах ящиков с игрушками и на кухне.

Наконец, показалось, что все готово и можно начинать. Свет настольной лампы сразу уютно очертил сценическое пространство. Куклы сначала робко, а потом все живее задвигались по столу и заговорили детскими голосами. Дети легко пересказывали знакомую историю, дополняя друг друга, создавая в нужных местах шумы и громы. Среди них не было зрителей и участников. И тоскливой усталости последних дней тоже не было. Мои актеры в пижамах обретали сейчас очень важный опыт – не сдаваться власти обстоятельств, не наблюдать только, как с этим справляются любимые книжные герои, а жить в полную силу свою интересную жизнь, несмотря на то, что происходит за окном.

Photo 2

Если вы захотите устроить «театр в пижамах», чтобы поддержать детей в долгом карантине, вам понадобятся самые простые вещи: любимая книга, бумага, ножницы, клей, картон, мелки, фломастеры, детские игрушки и предметы кухонного обихода. А главное ‒любовь друг ко другу и безудержная фантазия.

Елена Литвяк
Фото автора

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.