«Книга и одеяло!»
8 октября 2019 890

Книжка-картинка, даже если в ней вообще нет слов, строится на истории. За картинками в книжке всегда стоит текст – то, что ты можешь рассказать, глядя на картинки. Собственно, книжки без текста всего лишь означают, что художник книги предоставляет читателю-зрителю свободу в подборе слов и предложений. Но история все равно «задана» – и структурно, и образно. Классная книжка-картинка – это всегда книжка, в которой рассказывается классная история.

Лиза Папп как автор и художник книжек-картинок вызывает у меня восхищение именно этим своим свойством. Первая ее книга – о девочке Мэйделин, трудно осваивающей умение читать, – поражала тем, как можно свести в одном книжном пространстве довольно жесткий реализм ситуации (очевидно, что перед нами ребенок, которого в нашей школе сразу бы окрестили «неуспевающим») и романтическую составляющую: оказывается, все может наладиться, все может быть хорошо! Благодаря библиотечной собаке, готовой с буквально собачьей кротостью и терпением выслушивать медленное запинающееся чтение неумелого чтеца, потому что ей нравится «все человеческое», нравится человеческий голос.

Я не сомневаюсь, что за историей Лизы Папп стоят реальные события: библиотечные собаки действительно существуют. И реалистичность этой истории (такое возможно!) подкупает невероятно.

Но сама собака – такая большущая, добрая, белая – это, конечно, романтический образ. Обобщенный образ принятия ребенка с любыми проблемами.

Главная героиня-девочка и большущая белая «принимающая» собака встречаются и в другой книге Лизы Папп. Продолжается история отношений, но действие перемещается из библиотеки в приют для животных. Книга так и называется: «Мэйделин Финн и собака из приюта».

Оказывается, собака по кличке Бонни, научившая Мэйделин читать, раньше жила в приюте: библиотекарь миссис Димпл взяла ее оттуда.

Само существование приютов для животных оказывается для Мэйделин открытием. Как и существование «бесхозных» собак и кошек, или, в переводе на «человеческий», животных-сирот. Это открытие поражает Мэйделин, и тревожит, и требует что-нибудь сделать.

Желание девочки что-то сделать особенно впечатляет. У Мэйделин возникает идея пригласить детей-волонтеров… чтобы читать приютским собакам.

Предложение Мэйделин (подумать только!) не вызывает ни капли удивления не только у библиотекаря (по сути, тонкой настройки психолога!), но и читателя: оно кажется совершенно естественным и логичным.

Ну да: Мэйделин подружилась с Бонни, потому что читала ей.

Чтение вслух – это форма общения.

Ребенок делится с животным тем, что умеет. А животное слышит человеческий голос, чувствует, что к нему обращаются, и с готовностью «отвечает» на это обращение.

Мэйделин сочиняет объявление о готовящейся «акции» (этого слова в книге нет), пишет его в нескольких экземплярах, разрисовывает и вывешивает в библиотеке: «Приходите читать животным в приюте! Приносите книгу и одеяло».

Illustr 1

Одеяло – это материальный вклад в улучшение быта приютских животных.

Получается прямо какая-то емкая формула – «книга и одеяло».

А все в целом является первым социальным проектом Мэйделин. Таких слов в книге тоже нет, но это не отменяет смысла происходящего.

Сюжетное напряжение возникает в тот момент, когда в приют, кроме Мэйделин, ее мамы и миссис Димпл (в сопровождении белой Бонни, конечно), больше никто не приходит.

Мэйделин все равно решает читать приютским собакам. И (важная деталь) не всем вместе, а каждой по отдельности.

Но… «У меня не хватит книжек. И одеял…» – говорит она через какое-то время работнице приюта.

И мы понимаем, кáк ей не по себе. Затеянное кажется неподъемным грузом. Такое порой случается, если задумал социальный проект, а он почему-то не нашел у других поддержки: одиночество истощает… И читатель вместе с Мэйделин переживает это ужасное чувство – обреченности задуманного.

«…Но тут я слышу шаги».

И входит целая куча детей и взрослых. Они просто задержались по независящим от них причинам. Зато теперь все здесь, вместе с книгами и одеялами. У каждой клетки с собакой усаживается чтец. И почти все питомцы приюта получают новые одеяла. А один, самый грустный, песик… он теперь самый счастливый, потому что его забирают.

И мы понимаем, что это только начало.

Это начало торжества справедливости.

Illustr 2

Вот как это получается у автора – свести в своей истории воедино чтение и собак? Чтение и приютских животных? Чтобы получилась такая гуманистическая книжка?

И при этом текст (как и полагается тексту в книжках-картинках) предельно сдержанный и лаконичный. Никаких портретных характеристик, никакого описания чувств – только «констатация фактов». Остальное доскажут картинки.

Возможно, надо добавить (специально для тех взрослых, которые с подозрением относятся к книжкам-картинкам и не считают их полноценным чтением): в истории про Мэйделин и собак из приюта довольно много текста. Здесь есть что почитать.

И не только собаке.

Марина Аромштам

О книге Лизы Папп «Мэйделин Финн и библиотечная собака» можно прочитать в статье «Почитаем собаке!»

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.