Рассказы перед сном
23 января 2017 4964 Read in English

В нашей семье не прижилась славная традиция читать перед сном. Лада – чувствительный ребенок, она не из тех, кто легко засыпает среди говорящих людей, при свете и других источниках впечатлений. Книга тоже служит таким источником: история, иллюстрации привлекают ее внимание и «держат» его, не дают возможности расслабиться и уснуть. Причем дочка сама просит читать, видимо, интуитивно выбирая это занятие, как «спокойное», но в результате оно ни разу еще не приводило к тому, чтобы она уснула. Так у нас появилась своя традиция – перед сном мы рассказываем прочитанные книжки. В комнате темно, тихо, в кроватке уютно – ничего не отвлекает и не перетягивает на себя внимание. Лада слушает любимые истории и засыпает.

Любимые истории обычно держатся несколько недель. Сейчас это «Мяули у ветеринара» Джудит Керр, «После бури» и «Однажды зимней ночью» Ника Баттерворта, «Чик и Брики. Любимый лягушастик» Аксель Шеффлер.

«Рассказывать» детскую книжку – совсем не то же, что читать. На самом деле, можно знать ее наизусть, но рассказать «наизусть» все равно не получится, потому что книжка наполовину состоит из иллюстраций. Их значение я поняла только тогда, когда впервые попыталась пересказать прочитанное Ладе. Я вдруг обнаружила себя «мэкающей», запинающейся, все время подбирающей слова – и это в «простой» детской истории!

Дело в том, что картинки дополняют текст, а не только украшают или «оживляют» его. Когда мы читаем ребенку, то постоянно отвлекаемся на них – показываем, объясняем с их помощью текст, обращаем внимание на интересные детали. Мы делаем это «между прочим», даже не замечая, что порой не меньший объем информации ребенок получает от «авторской» маминой речи и иллюстрации, чем из текста.

Например, в книжке «Мяули у ветеринара» есть сложный для рассказчика момент:

«…Мяули расхотела вылезать из корзинки.

– Придется ее вытряхнуть! – решил ветеринар.

– Так-так… Покажи мне больную лапку…

Рука доктора мелькнула в воздухе, и уже в следующее мгновенье он торжественно произнес:

– Ну вот и все. У Мяули в лапе была заноза. Взгляните, какая огромная!»

На каждую реплику ветеринара в книжке есть иллюстрация, на которую можно просто указать ребенку – и образ происходящего «достроится» сам собой. Мы, взрослые, легко заполняем подобные лакуны в своем воображении, даже впервые встретившись с текстом.

Иллюстрация из книги «Мяули у ветеринара»

Но как расскажешь иллюстрации двухлетнему малышу? Как связать нежелание Мяули вылезать из корзинки с решением ветеринара о том, чтобы ее вытряхнуть, а это решение – с просьбой показать больную лапку?

Приходится сочинять, искать слова, которые плавно свяжут между собой «повисшие в воздухе» части текста. Конечно, не всегда получается удачно. Но мне кажется, такое занятие положительно сказывается на нас обеих. Мы обе учимся плавной связной речи, гибкому использованию языка, образов. Мы экспериментируем, «переиначиваем» текст на свой лад, ищем желанную форму. Любимые истории становятся по-настоящему нашими, общими.

И, главное, дочка спит сладко-пресладко.

Ирина Рябкова

___________________________

Мяули у ветеринара-обложка в статью
Джудит Керр
«Мяули у ветеринара»
Иллюстрации автора
Перевод с английского Марины Аромштам
Издательство «Мелик-Пашаев», 2014

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.