Пружинистые рифмы и пастель
18 мая 2016 1717

Увидев анонс книги «Робин из Бобина» на страничке издательства в фейсбуке, я сразу поняла, что жить без нее невозможно. Что-то такое есть в иллюстрациях Кати Шумковой, что притягивает и цепляет мгновенно. Впечатление только усилилось, когда я взяла книгу в руки. Пастельный фон настолько осязаемый, что хочется стряхнуть со страницы цветные крошки. Персонажи смотрят на тебя из книги абсолютно живыми глазами – и это притом что рисование не реалистично-точное, а свободное и достаточно условное. Вся эта красота – иллюстрации к знаменитым английским народным детским песенкам из цикла «Песни Матушки Гусыни» в переводе Григория Кружкова.

«Песни Матушки Гусыни» ‒ классика английской литературы, переводчик – мэтр, так что тут мало что можно добавить. Разве что хочется сказать о спрятанной в стихах «пружинке», из-за которой хочется не читать их, а ритмично напевать, все время из затакта.

Шестилетний  Лёва дурашливое настроение тут же уловил, шутки на грани абсурда – его давняя любовь, которая началась, пожалуй, со «Сказок о львах и парусниках» Святослава Сахарнова.

Во многих стихотворениях самое смешное и абсурдное припасено напоследок, поэтому очень часто чтение заканчивалось довольным Лёвиным хохотком: то дрозд служанке нос откусит, то дурень ревет в луже, то молоденькая мисс вешает белье сушится на Луну. Ну ведь веселье?!

Еще веселее, когда через всё стихотворение идет звучный рефрен, звонкий, смешной и абсолютно бессмысленный:

Скакали на серой кобылке верхом,
Флиппети, флиппети, гоп! ‒
Красотка Джейн со своим муженьком,
Флиппети, флиппети, хлоп!

Следующей долгой остановкой была «Считалка» – ее, как водится, нужно было запомнить наизусть, ведь в детсадовской жизни любая новая считалка пригодится. Уж тем более такая развесёлая, с чудесным новым словом «куролесить», которое Лёву просто заворожило:

Девять, десять, девять, десять ‒
Будем петь и куролесить!

Иллюстрация Екатерины Шумковой к книге «Робин из Бобина»

Кульминацией стало предпоследнее стихотворение ‒ «Одним вечерним утром». Уже с названия Лёва почувствовал подвох и недоуменно спросил: «Как это?» А уж когда мы дочитали стихотворение до конца, эмоции просто переполняли читателя: «У меня мозги запутались! Они завязаны в узел! Я ничего не понимаю!!!» И было от чего:

Одним вечерним утром,
Январским жарким днём,
Когда светили пташки
И снег дышал теплом,
И распевали утки
На ветках «кряк да кряк»,
Спустился я к себе в подвал,
Чтоб подмести чердак.

1 Иллюстрация Екатерины Шумковой к книге «Робин из Бобина»

Закрыли книгу. Но еще долго танцуют на языке пружинистые рифмы, и так и тянет снова посмотреть в глаза персонажам Кати Шумковой.

Здорово, когда прочитанная книга становится не точкой, конечной остановкой, а трамплином к другим книгам. После «Робина из Бобина» хочется скорее откопать все варианты английских песенок, которые хранятся дома (и перевод Маршака с иллюстрациями Конашевича, и перевод Марины Бородицкой с рисунками Михаила Федорова), и читать, читать.

А еще очень хочется увидеть другие книги с иллюстрациями Кати Шумковой: «Сказки» Киплинга или сборник сказок Валентина Берестова, например. Несколько лет назад в интервью ресурсу WorkingMama художник сказала о Туве Янсон: «Ей удалось создать самобытный мир, свою маленькую Вселенную, не похожую ни на что другое». На мой взгляд, Кате Шумковой это тоже удалось.

Юлия Тризна

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.