«Детям нравится разговаривать на серьезные темы»
25 июня 2015 4451

Дважды в год, в период осенних и новогодних каникул, петербургский музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме дарит детям выставку-праздник, которая посвящена классическим детским книгам. Это не книжная выставка в привычном смысле слова. Это сказочная страна, в которую попадают дети, захватывающая игра с приключениями. Каждый раз ее придумывают заново. А после того, как выставка заканчивает свою работу в музее, она переезжает в какую-нибудь питерскую библиотеку. Конечно, в условиях библиотеки сложный сценарий выставочной игры невозможно воплотить полностью. Но отдельные идеи, безусловно, можно взять на вооружение, даже если вы никогда не видели ни одной выставки Ахматовского дома. Об этом «Папмамбук» беседует с сотрудницей музея Еленой Джумук.

– Елена, как бы вы кратко сформулировали задачу выставочной игры?

– Все наши выставки посвящены не детским книгам даже, а чтению. Осенняя выставка 2014 года так и называлась: «Прочтение». Иногда, перед тем как прийти с ребенком на выставку, нам звонят родители и учителя и спрашивают: «Скажите, вот мы приведем к вам детей. Захотят ли они после посещения выставки читать книги?» Мы, конечно, не можем дать такой гарантии. Но всегда отвечаем, что это наша главная цель. Конечно, мы не можем сказать: столько-то детей, вернувшись домой, сразу схватились за книгу. Статистики у нас нет. Но мы видим, что дети уходят от нас заинтересованными, даже заинтригованными.

– То есть главное, что вы должны сделать, это помочь детям встретиться с чем-то загадочным. А разгадку можно найти только в том случае, если прочитаешь книжку.

– Или перечитаешь. Довольно часто дети, пришедшие на выставку, вроде бы уже знакомы с сюжетом книги и ее персонажами. Но они либо очень давно ее читали и помнят довольно смутно, либо чего-то не поняли или что-то упустили во время чтения, поэтому во время разговора книжка вдруг предстает для них совершенно в ином свете. По глазам видно, что детям что-то новое открывается. Взять, например, истории про Винни-Пуха. С ними многие дети знакомы не столько по книге, сколько по мультфильмам. Естественно, в их «знании» отсутствуют важные и интересные моменты. Дети помнят по мультфильму, что Винни-Пух однажды, вылезая из норы Кролика, застрял. Но если спросить: а вы помните, как Винни-Пух попал в «безвыходное положение», они одно с другим не свяжут. Это в книге делается акцент на том, что положение было «безвыходным». И, конечно, те, кто смотрел только мультфильм, не знают, сколько времени Винни-Пух в этом «положении» провел (а он провел там целую неделю – пока худел), и как ему «помогали» пережить эту неделю. А ему читали «удобоваримые» книжки. Кристофер Робин читал. (Фрагмент о «безвыходном положении»)

– В мультфильме вообще нет никакого Кристофера Робина.

– Да, конечно. Так что это дети должны узнать. А потом мы предлагаем им назвать книги, которые можно было бы читать Винни-Пуху в «безвыходном положении». Что бы они сами стали ему читать? И дети записывают в специальный блокнотик названия книг. Даже самые маленькие, которые умеют писать только печатными буквами.

фото 1

Или мы им напоминаем, чем заканчивается история про Винни-Пуха, когда Кристофер Робин объявляет, что больше всего он «любит делать ничего». Не «ничего не делать», а «делать ничего». Мы предлагаем детям подумать, есть ли разница между этими выражениями и в чем она. И как они считают, что это значит – делать ничего. А потом по секрету рассказываем, что для Кристофера Робина это значит слышать то, чего никто не слышит. Сидеть в зачарованном месте и слушать что-то, что никто другой не слышит. Что так можно услышать?

фото 3

– Что-то внутри себя, наверное?

– На выставке «Прочтение» у нас было специальное «зачарованное место», куда можно было забраться и этим важным делом – делать ничего – заняться.

Детям постарше мы предлагаем «загадки» из книги «Тим Талер, или Проданный смех». Если истории про Винни-Пуха детям известны хотя бы по мультфильмам, да и книгу некоторые из них все-таки читали, то «Проданный смех» гораздо меньше известен. И не только в сравнении с «Винни-Пухом», но и с «Мэри Поппинс», и с «Рони, дочь разбойника».

– «Тима Талера» недавно переиздали, причем несколько издательств. Так что возможно, ситуация изменится.

– Но пока дети впервые узнавали об этой книге на нашей выставке. Для начала мы предлагали им подумать, без чего нельзя прожить. Они обычно отвечают: без воздуха, без воды, без еды. Мы выясняем, что всем из нас сейчас легко дышится, все сегодня завтракали (и даже обедали). А если все это у нас есть – воздух, вода, еда, – чего еще нам может сильно не хватать в жизни? И тогда дети предлагают другие варианты. Очень многие говорят: нельзя прожить без радости, без любви, без дружбы. Иногда даже можно услышать: «без эмоций».

– «Без эмоций»? От детей?

– Да, представьте себе. Не один раз я такое слышала… Тогда мы предлагаем детям сделать бумажного человечка и нарисовать ему на лице «настроение». Пусть этот человечек обозначает их самих. И пусть они изобразят свое собственное настроение и попробуют объяснить его причину. Потом желающие могут зайти за ширму, представить своего человечка другим и от его лица сказать: «Меня зовут так-то. У меня сегодня хорошее настроение. Я рад, потому что…». Оказывается, это сложно.

– Сложно найти причину хорошему настроению?

– Обычно – да. Причину грусти, печали объяснить легче. Потом мы вместе приходим к выводу, что жить без радости очень трудно. А когда нам хорошо, радостно, мы смеемся. И дальше мы им рассказываем про Тима Талера, о том, что он продал свой смех. И опять предлагаем детям подумать: в каких обстоятельствах можно на это решиться? И за что, за какую цену можно продать свой смех? И кто был тот загадочный человек, который купил у Тима Талера смех? Дети высказывают свои догадки, но мы не даем ответа на вопрос. Они так и уходят озадаченные. Конечно, дети могли бы найти ответ на нашей выставке: у нас в экспозиции обязательно представлены текстовые отрывки. Но для этого нужно очень сильно сконцентрироваться и внимательно читать. А дети на выставке читать все-таки не склонны. Им хочется общаться и играть с нами. Конечно, это особенная игра. У нее есть определенные правила. Эти правила дети обычно сразу принимают. И недосказанность как бы является одним из таких правил.

– То есть дети думают, что вы с ними играете. А вы таким образом встраиваете их в серьезный диалог.

– Не только детей, но и их родителей. Это одна из важнейших задач – втянуть в разговор родителей. В разговор, в игру. На выставке обязательно есть экспонаты, рассчитанные именно на родителей, на взрослых. Одна из книжек, представленных на выставке «Прочтение», – «Мэри Поппинс». В книге есть эпизод, когда Мэри Поппинс приводит Майкла и Джейн в кондитерскую лавку миссис Кори, и там няня и миссис Кори пытаются разузнать, куда дети прячут золотую фольгу от съеденных пряников. А ночью Майкл и Дженни обнаруживают, что Мэри Поппинс и миссис Кори вешают эту фольгу (они ее таки нашли в картонной коробке Майкла) на небо – обертки от пряников становятся звездами. И мы предлагаем детям и взрослым тоже в это сыграть. Сначала дети собирают звезды из кусочков фольги ‒ они, как и требуется, лежат в специальной коробке. Собирать звезды из кусочков можно произвольно, это не пазлы. Так можно получить неожиданные формы. Потом дети «укладываются спать» под специальным зонтом, но спят понарошку, и им можно подглядывать – как подглядывали Майкл и Джейн. А взрослые в этот момент получают целые звезды из фольги и прицепляют их к другому зонту с помощью прищепок. «Небесный зонт» висит высоко, прицепить к нему звезду может только взрослый. И взрослым это занятие страшно нравится. А потом дети «просыпаются» и любуются на «звездное небо», созданное родителями. (Фрагмент «звезды из кусочков и небесный зонт»)

Но больше всего мне нравится «катать» родителей на карусели.

фото 2

– Это тоже сюжет из «Мэри Поппинс»?

– Да. И в книге этот эпизод имеет символическое значение. Катание на карусели – это своеобразное расставание с детством. И книга как бы предупреждает, что, как бы вы ни взрослели, нужно хранить в себе ощущение детства, память о детских переживаниях. У нас, конечно, не настоящая карусель, а игрушечная. И родителей мы катаем не настоящих, а «символических». Дети делают бумажных человечков под руководством музейного работника – рисуют им лицо, сооружают прическу и говорят, кого сделали – маму, папу, кого-то еще. Это что-то вроде рукодельного мастер-класса. Потом человечков «сажают» на карусель. И карусель начинает крутиться. Присутствующим родителям мы предлагаем «озвучивать» свое катание: надо что-то кричать, какие-то слова. Оказалось, что придумать их очень сложно. Поэтому мы раздаем взрослым карточки с репликами, которые надо выкрикивать.

– И они их цедят, сжав зубы?

– Да нет, обычно они стараются. Кто-то и правда кричит, кто-то быстренько проговаривает. Но они не возражают и не отказываются. Они же только что помогали ребенку создать их образ в виде куклы.

– И вы стараетесь объяснять детям, что стоит за этими играми и как они связаны с текстом? Игры, по-вашему, должны помочь им прочувствовать текст.

– Да, конечно. Прочувствовать и настроить на чтение или перечитывание. Или на узнавание, на открытие дополнительных смыслов в известных произведениях. Такое, например, часто происходит, когда мы предлагаем детям надеть зеленые очки и описать, как изменилось то, что они до этого видели. Передать свои ощущения. А в это время вспоминаем эпизоды из «Волшебника Изумрудного города»: что же происходило с горожанами? Это хорошо или плохо? Знают ли дети поговорку «смотреть через розовые очки»? Что она может значить? (Фрагмент «сквозь волшебные очки»)

– Довольно сложная философская тема.

– Да, конечно. Но если разговаривать с детьми, то на серьезные темы. И детям это очень нравится.

фото 4

Беседу вела Марина Аромштам
Фото Семёна Куликова

Понравилось! 15
Дискуссия
yandexUser
Добрый день! возможно вы встречали книгу, о важности чтения детям и подросткам. Читала, не могу вспомнить и найти. Может кто-то читал очень нужно:))
Людмила
Большое спасибо за интервью! Оно такое интересное!!! А сколько замечательный идей!