На каком языке читать ребенку-билингву?
17 февраля 2015 3789

Нужен ли особый подход к двуязычным детям в школе? Как наиболее эффективно научить таких детей читать и писать (и думать, и понимать) на втором, неродном языке? Стоит ли совсем отказаться от родного языка, чтобы выучить язык школы и страны, где теперь живет ребенок и его семья? Эти и другие вопросы я обсудила c Ким Гури, специалистом по преподаванию английского как иностранного, директором программы «Английский как второй язык» международной школы в Маниле. Она считает, что лучший способ научить ребенка второму языку – это полное включение ребенка в языковое пространство, но при определенной поддержке специалистов. Проще говоря, надо относиться к двуязычному ребенку с пониманием, но особо его не выделять.

Программа академического английского

«Несколько лет назад в нашей школе существовала такая практика, – рассказывает Ким Гури. – Дети, для которых английский язык был вторым, по некоторым предметам занимались отдельно от своего класса». Их уводили на параллельный урок, например, по литературе, с иной методикой и несколько иным материалом. (Это, разумеется, предполагает, что у школы есть финансовые возможности нанять еще одного преподавателя, скажем, по чтению для детей начальных классов, который будет заниматься с ними параллельно.) Но Ким считает, что такая модель обучения изначально подразумевает деление детей на «своих» и «чужих», а это никак не способствует установлению дружелюбной атмосферы ни в классе, ни в школе вообще.

Наиболее эффективной она считает «инклюзивную модель» обучения второму, неродному языку. При такой модели ребенок участвует во всем, что происходит в классе. Ребенку может помогать присутствующий на уроках (не каждый день) специалист по преподаванию английского как иностранного. Главная задача такого специалиста – помочь ребенку понять, что происходит в классе, что нужно сделать и как. Специалист зачастую не знает родного языка ребенка (допустим, японского или русского), но знает, как правильно объяснить новое слово или новую концепцию, может подсказать, как это слово прочитать, написать и т.д.

Ким привела интересный пример обучения по инклюзивной модели: на уроке литературы в 7 классе школьники знакомились с жанром автобиографии. Всем ученикам был задан вопрос: кто является для тебя героем? Что значит быть героем? Чтобы обдуманно ответить на этот вопрос, семиклассники должны были подготовить небольшой доклад по прочитанной книге.

Важно, что дети сами выбирали, о ком они читают и на каком языке. Хочешь о Супермэне, но на китайском? Можно. Хочешь о Гагарине на русском? Тоже можно. Хотя важно, чтобы это все же была автобиография. Но вообще главная задача преподавателя, по словам Ким, – это привить интерес к чтению. Если ребенок с радостью читает на родном языке, то когда он почувствует себя уверенно, он будет читать и на втором языке.

Прочитав автобиографии (вполне вероятно, что на разных языках), ученики обсудили их друг с другом в классе по заранее подготовленным вопросам. Потом они делали доклады, а педагог оценивала их способность выражать свои мысли вслух ясно, связно и грамматически правильно – уже на одном, главном языке школы. Здесь чтение, письмо (дети готовили ответы на вопросы дома) и развитие речи взаимосвязаны.

Начиная с пятого класса, в школе ведутся еще и дополнительные занятия по «академическому английскому». На них школьники учатся понимать разницу между разговорным языком сверстников и письменным языком сочинений или описаний опытов по физике. Эти занятия заменяют иностранный язык (так как один иностранный язык у этих детей уже есть) и являются обязательными. Иногда я очень жалею, что таких занятий нет у «носителей языка», они бы им тоже не помешали.

Для детей начальной школы есть специальные дополнительные группы чтения со специалистами ‒ и не просто чтения, но именно чтения на английском – неродном – языке. Ребенок ходит в такую «группу поддержки» ровно до тех пор, пока не достигнет среднего уровня чтения и письма в классе.

И все же самое интересное и самое главное, на мой взгляд, – это внимание к родному, первому языку конкретного ребенка. Все учителя и специалисты, с которыми я разговаривала, включая администрацию школы, говорят о необходимости сохранения первого, «домашнего» языка. Ребенок выучит язык школы – язык своих учителей и друзей, просто общаясь с ними, играя в футбол, отвечая на уроке. Но если не уделять внимание родному языку, то ребенок может его забыть, и моя собственная преподавательская практика показывает, что это случается очень часто.

                    доска объявлений копия

                    Значимость родного языка

Специалисты подчеркивают, что базовое знание первого языка является основой для овладения вторым языком, так как ребенок может перенести свое понимание родного языка и того, как он «работает», на второй язык.

Ким Гури обратила мое внимание на существующую в школе «культуру чтения», как она это назвала. В школе регулярно устраиваются распродажи новых книг, в классах обязателен еженедельный поход в школьную библиотеку, учителя и дети обсуждают и рекомендуют друг другу, что почитать, и это помимо бесконечных визитов приглашенных специалистов по чтению – уже для родителей. По мнению Ким, билингвизм как раз является одним из ключевых элементов в развитии культуры чтения и даже, стоит добавить, культуры вообще.

Основная идея здесь в том, что если у ребенка есть интерес к чтению и письму на своем родном языке, то с некоторыми усилиями и работой он сможет так же успешно читать, писать и думать на втором языке. Именно поэтому в международной школе есть дополнительные уроки родного языка – датского, арабского, французского, китайского, хинди и даже русского. Эти занятия школой поддерживаются, но никак не спонсируются – здесь все зависит от желания родителей и детей.

                    Книга польского мальчика

Подведем итоги.
1) Чтобы ребенок в совершенстве выучил второй, неродной, язык, совсем не обязательно отказываться от родного, или «материнского», языка. Более того, родной язык надо всячески поддерживать и развивать – это поможет и с обучение второму языку.
2) Особый подход в школе к детям-«иностранцам» нужен, но в меру, чтобы ребенок не чувствовал себя изгоем. Здесь очень многое зависит от педагога.

Если специалистов по преподаванию, например, русского как иностранного в школе нет, то вот несколько практических советов от специалистов (вдруг кому пригодятся?):

– давайте такому ученику чуть больше времени подумать, прежде чем ответить на ваш вопрос;

– обращайте внимание на свою лексику: если вы используете какое-то сложное слово или выражение, сразу объясните его;

– посоветуйте ученику завести словарик;

– периодически проверяйте, понимает ли ученик, что вы говорите или объясняете;

– не бойтесь повторить какое-то выражение несколько раз;

– обращайте внимание на языковые ошибки ученика;

– поощряйте чтение и, в самой начальной стадии, письмо ‒ и на родном, и на втором языке. Пусть ученик потом вам расскажет, о чем он прочитал на «иностранном» для него языке (или даже написал, но, например, переодически используя слова из второго языка). Если преподаватель проявляет интерес к мыслям ученика, особенно – к мыслям о прочитанном, то у ребенка будет больше стимулов стараться говорить, писать, читать, понимать и думать на втором, иностранном для него языке. Это банальность, конечно, но иногда, мне кажется, мы об этом забываем.

Мария Бостон

Понравилось! 10
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.