Наш друг Карлсон
19 сентября 2014 2677 6

«Плохой!», «Какой плохой!», «Гадкий, противный!», «Я его сейчас ударю!..» – такими бурными взрывами негодования реагировала Ксюша на поведение персонажа Астрид Линдгрен, всем нам знакомого Карлсона. Вообще-то, у нас принято считать его всего лишь милым, забавным озорником и проказником… А началось все с новой наволочки на Ксюшиной подушке, на которой резвились многочисленные Карлсоны. Мы были далеко от дома, под рукой не было нашей библиотеки, но нашлась старая книга со всеми тремя повестями о Малыше и Карлсоне и немногочисленными черно-белыми иллюстрациями. Такое вот получилось совпадение. Мы решили читать.

Три повести о Малыше и Карлсоне

Позже Ксюша даже откажется спать на этой подушке. А однажды, поглядев, как я взбиваю подушку, готовя кровать ко сну, решительно отодвинет меня в сторону и скажет: «Все-таки я поколочу этого Карлсона…» И минуты полторы будет со всей силой бить по подушке, стараясь попасть кулачками по нарисованным Карлсонам. По окончании экзекуции скажет смущенно, но удовлетворенно: «Так ему и надо».

Но по-настоящему драматический инцидент случился еще до избиения подушки. Мы читали главу «Карлсон устраивает пир» (из второй книги). Малыш получил пощечину от «домомучительницы» фрекен Бок, был оставлен без обеда и заперт в комнате. Карлсон забрал Малыша в свой домик на крыше, украл свежеиспеченные плюшки и начал разрабатывать план, как добыть еще и банку с какао, а заодно побольше насолить «домомучительнице». Малыш слушал план Карлсона, «горя нетерпением». И вот, как только я прочитала эти слова, Ксюша внезапно бросилась с головой под одеяло (она часто так делает ‒ видимо, так легче пережить предполагаемые развитием сюжета неприятности) и закричала: «Не читай здесь, пропусти!» Я вполне доверяю Ксюше и понимаю: в тексте точно есть что-то действительно ее пугающее. Но сама я не вижу там ничего страшного! Дочитываю фрагмент до конца, так и не поняв, что же ее так напугало. Остается только робко спросить уже выбравшуюся из-под одеяла дочку: «Что же здесь страшного?» ‒ «Разве ты не понимаешь? Малыш станет таким же, как Карлсон!» ‒ горько, дрожащим голосом сказала она.

Сказать, что я оторопела, потеряла дар речи – это не сказать ничего. Я не могла поверить услышанному, ведь ясно, что в соответствии с сюжетом Ксюша вместе с Малышом должна была бурно радоваться возможности отомстить злющей «домомучительнице» за унижение, за первую в жизни пощечину. А она в свои пять лет поняла, что жажда мести вполне способна кардинально изменить человека! И совсем не в лучшую сторону.

А я для себя сделала вывод: чтобы хоть что-то понять про эту книгу, нужно отталкиваться именно от этой Ксюшиной реакции ‒ Малыш никогда и ни за что не должен стать таким как Карлсон. Иначе – это не детская книга и тем более не классика мировой детской литературы.

Вообще-то Ксюша - девочка вовсе не драчливая, она добрая и ласковая, у нее обостренное чувство справедливости. И она с огромной нежностью относится к Малышу. Он ей очень близок и своей любовью к собакам, и неумением озорничать в угоду сиюминутным настроениям, и стычками со старшими братом и сестрой, и близостью с мамой. И даже то, что Малыш все время плачет, не умея иначе отреагировать на неприятности, ей совершенно понятно. Она готова защищать Малыша ото всех ‒ как оказалось, даже кулаками.

Ксюша не раз допытывалась у меня, «какой герой главнее». Ей хотелось, чтобы это был Малыш. А я далеко не сразу поняла, что это так и есть. Карлсон – бесцеремонный, хвастливый, прожорливый, самовлюбленный. Да, он не злой, одинокий и бывает смешным. Но он ‒ персонаж с раз и навсегда заданным характером. Он не меняется. Да ведь ему и не нужно меняться. Он – выдумка, сказка. А вот Малыш – «самый обыкновенный мальчик», которому дружба с Карлсоном незаметно помогла превратиться из инфантильного малыша в человека, способного взять на себя ответственность. И с того момента как Малыш отказывается от летнего путешествия с родителями, чтобы защитить Карлсона, сразу само собой вспоминается, что у мальчика есть имя – Сванте, Сванте Свантесон.

Невозможно согласиться с общепринятым мнением, что Карлсон ‒ это некоторым образом альтер эго Малыша. Мне кажется, что вряд ли Астрид Линдгрен хотела рассказать своим читателям именно о том, что каждый хороший мальчик в глубине души – настоящий разбойник.

И все же понять и принять характер взаимоотношений Малыша и Карлсона не так просто. Автор настойчиво убеждает нас – это дружба. Самая настоящая, созидающая, возвышающая. Но с Карлсоном дружить очень сложно. Вряд ли в Швеции не существует аналогов наших поговорок «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты», «С кем поведешься, от того и наберешься» ‒ и кажется, Астрид Лингрен возражает против такой народной мудрости. История дружбы Малыша и Карлсона написана не только для развлечения. Она рассказывает маленькому читателю о том, что можно дружить с кем угодно и при этом оставаться самим собой, что не нужно меняться самому, подделываясь под вкусы друга, не нужно ему подражать, если это противоречит собственным представлением, и тем более не нужно «перевоспитывать» друга, давить на него в угоду себе. Можно дружить, оставаясь абсолютно разными людьми. Бескорыстно отдавать может только по-настоящему любящий. И он ничуть не умаляется в своем умении давать, уступать, принимать. Конечно, принять все это сложно не только маленькому ребенку, но и взрослому. Ксюша категорична: «Карлсон плохой! Друзья навсегда, значит?! Не хотела бы я иметь такого друга… Малыш просто не может сказать ему: “Нет, я тебя не люблю”».

Я, если честно, тоже не могла бы иметь такого друга. Но мы же стремимся стать мудрее?

Признаюсь, и мне в детстве проказы Карлсона тоже вовсе не казались милыми и забавными. Не поняла я тогда и Малыша – почему он позволяет Карлсону в буквальном смысле издеваться над собой? Так что до недавнего времени я была уверена, что книги про Карлсона мне не нравятся. И поэтому не прочитала этих книг в свое время старшему сыну. Теперь я очень жалею об этом. Это настоящая детская книга, она помогает ребенку расти в ладу с самим собой и окружающими. Она, конечно, ничему не учит. Она просто рассказывает о возможностях. И рассказывает очень весело.

Иллюстрация В Пощастьева к книге Астрид Линдгрен «Три повести о Малыше и Карлсоне»

Небольшое добавление

Книг про Малыша и Карлсона всего три: «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» (1955), «Карлсон, который живет на крыше, опять прилетел» (1962) и «Карлсон, который живет на крыше, проказничает опять» (1968). Книги разные: первая – самая драматичная, вторая – самая смешная, третья – самая взрослая и вполне может показаться ребенку-читателю и самой скучной. Но именно третья книга позволяет понять авторский замысел до конца. Все события и характеры здесь логически завершены: прежде инфантильный мальчик способен сказать твердое «нет», родители могут позволить себе отдых без детей, а Карлсон продает себя за 10 тысяч крон. Все логично, закономерно, правдиво. Все ясно даже пятилетнему ребенку ‒ если и не на уровне мыслей, то на уровне чувств. Ксюша перестает беспокоиться за Малыша, поэтому спокойно принимает новые затеи Карлсона. Карлсон больше не разрушитель собственного «Я» Малыша, он не угроза, он просто противоположность, у которой можно даже кое-чему научиться.

Когда мы закончили читать третью книгу, Ксюша сказала, что хочет опять читать «Малыша и Карлсона» с самого начала: «Я кое-что не поняла». Мы прочитали заново несколько глав первой книги. Ксюша с удовольствием слушала, но была несколько растерянной и озадаченной. Я спросила: «Ты больше не ругаешь Карлсона?» Ксюша ответила: «Он стал получше». А на днях, вернувшись из детского сада, сказала, что у одного мальчика есть футболка с Малышом и Карлсоном, и ей тоже такую очень хочется. И теперь она уже смеется над некоторыми действительно смешными выходками Карлсона.

И вот что еще нужно сказать. Мы читали старую книгу с очень небольшим количеством черно-белых иллюстраций (художник В. Пощастьев). Только текст создавал образы. Думаю, если бы почти с каждой страницы на нас глядел «милый Карлсончик» (именно таким его рисуют чаще всего), то Ксюша не восприняла бы текст так обостренно.

Наталия Соляник

Понравилось! 17
Дискуссия
Наталия Соляник
Спасибо! Считать Карлсона плодом воображения Малыша предпочли многие отечественные и даже шведские лит. критики. Но он - настоящий, его видели родители Малыша, брат и сестра, фрекен Бок, дядюшка Юлиус и многочисленные друзья Малыша. Конечно, ответы на вопросы " кто такой этот Карлсон и зачем он нужен Малышу" самые важные для понимания книги в целом.
Ксения Зернина
А помните прекрасную статью Анны Рапорт про Чубо? http://www.papmambook.ru/articles/751/ Воображаемый герой и воображаемый мир часто помогают герою стать взрослым и сильным.
Ксения Зернина
Наталия, дело в том, что я в детстве любила эти книги. Пытаюсь разобраться, почему. И спасибо Вам за статью.
Наталия Соляник
Ксения! Конечно, разговор о "Малыше и Карлсоне" не может быть исчерпан этой заметкой. И все-таки, Ваша характеристика Малыша и Карлсона подходит больше героям известного мультфильма реж. Степанцева. Книжных Малыша и Карлсона я вижу немного другими.
Ксения Зернина
Интересно, что Ксюша оказалась чувствительной к юмору книг после того, как "приняла" Карлсона и перестала беспокоиться за Малыша. При этом мне всегда казалось, что Карлсон привлекателен своим жизнелюбием, уверенностью в себе и самодостаточностью. Этого часто не хватает страдающему от одиночества, застенчивому, склонному к самокопанию Малышу.
Людмила
Читая про то, как восприняла книгу Ксюша, я и сама по другому посмотрела на Карлсона. Я его не читала, а теперь понимаю, что это было бы интересно и полезно. Спасибо вам за рассказ!