«Совместное чтение с детства создает ситуацию доверия»
19 мая 2014 2873

Наталья Свирина – доктор педагогических наук, профессор, заведующая кафедрой общей и специальной педагогики санкт-петербургского Института специальной педагогики и психологии им. Рауля Валленберга. Помимо преподавательской работы в вузе Наталья Михайловна регулярно проводит встречи с читающими детьми. Такие встречи проходят в арт-клубе «Три апельсина», в школе № 348 Невского района, а также в других российских городах. В школе № 348 существует литературный клуб «Читательские посиделки», которым Наталья Свирина руководит уже несколько лет. «Папмамбук» побеседовал с Натальей Михайловной о том, почему так важны детские читательские клубы, о разном отношении к книге в мегаполисе и провинции и о том, почему родителям нужно читать вместе с детьми.

‒ Наталья Михайловна, как возникла идея создания арт-клуба «Три апельсина»?

‒ Это очень давняя история, которая началась еще в довоенные годы. Моя бабушка, Мария Львовна Гольденштейн, известный ленинградский музыковед, занималась просветительской работой в области музыки и создала клуб юных музыкантов в только что появившемся Дворце пионеров. Клуб в разных формах существовал даже в блокаду, а в послевоенные годы переехал в Дом композиторов, который в то время находился на улице Герцена. Клуб назывался «В нотном стане» и, конечно, сердцем его была музыка, потому что интерес к музыке, так же как и интерес к чтению, нужно формировать с детства.

Когда моей бабушки не стало, ее ученики – молодые музыковеды, которые помогали ей последние годы жизни, – попросили меня помочь в работе клуба. Я с радостью согласилась, хотя в то время была только выпускницей Герценовского университета, начинающим учителем литературы. Так началось развитие литературного направления клуба. Однако руководство Дома композиторов вскоре отказалось от клуба. И мы ушли в театр «Зазеркалье», который охотно предоставил нам свое помещение. Первое время клуб продолжал называться «В нотном стане», но затем был переименован в «Три апельсина». В нем есть три странички: музыкальная – ее ведет известный петербургский музыковед Татьяна Александровна Чернова, театральная, которую ведет детский писатель Наталья Ивановна Хрущева, и литературная, которую веду я. В таком виде «Три апельсина» существует уже на протяжении многих лет.

‒ В клуб приходят постоянные слушатели или аудитория часто меняется?

‒ Слушатели перестают приходить к нам только тогда, когда они «вырастают» из клуба. А так аудитория постоянная, некоторые дети ходят уже четвертый-пятый год. При этом добавляются и новые слушатели – малыши. У нас довольно широкая аудитория – дети с первого по восьмой класс.

На занятиях все сидят вместе, и это очень важно – ведь происходит процесс взаимообогащения. Это не лекции, а именно встречи, где каждый имеет право голоса, впечатления, рефлексии. И мы этим пользуемся, чтобы ребята привыкали не только воспринимать искусство, но и относиться к нему естественно, как к части своей жизни.

‒ Почему вы решили организовать еще один литературный клуб, «Читательские посиделки», именно в школе?

‒ Это, кстати, не единственный школьный литературный клуб, к созданию которого я имею отношение. Но их все равно не так много, как хотелось бы, потому что, к моему огромному сожалению, не все директора школ понимают, как важно заниматься чтением не только на уроках. Клуб – это приобщение к культуре в том объеме и на тех книгах, которые заведомо интересны и посильны определенному возрасту – детей, подростков, старшеклассников. К сожалению, школьная программа академична, и в ней редко встречаются произведения, которые просто необходимы школьнику в определенном возрасте и которые дети будут обсуждать между собой с большим интересом. В курсе литературы такое произведение ребенку может вообще не встретиться. Именно поэтому возникает некое школярское отношение к уроку литературы – неуважение к нему как к предмету.

В мемуарах многих известных людей, учившихся в дореволюционных гимназиях, рассказывается о скучнейших уроках литературы и о великолепном и занимательном чтении, которое происходило после уроков и дома и обсуждалось с товарищами. Уже этот факт может показать опытному директору, что курс литературы сегодня мало что решает в формировании общей культуры школьника и необходимо вести серьезную работу по развитию внеклассного чтения. Ведь это можно делать в совершенно разных форматах.

Кстати, в провинции такая работа нередко ведется гораздо разнообразнее и интереснее, чем в Санкт-Петербурге или Москве.

‒ С чем это может быть связано?

‒ Я обратила внимание, что последние 15-20 лет русская провинция очень серьезно занимается формированием культуры в молодежной среде, начиная с раннего детства. И книга при этом играет роль несущей конструкцией – все основано на ней. Например, в провинции я встречала самые обычные средние школы, в которых каждый месяц все учителя-предметники читают ученикам вслух художественное произведение, специально выбранное. Любой предметник вместо одного из своих занятий читает детям обычную бумажную книгу. Так, как он умеет это делать, конечно. И это оказывает огромное воздействие на детей, они ждут этих уроков. И не потому, что их в это время не спрашивают, а потому что они попадают в совершенно другое измерение. Вот бы перенять этот опыт и в наших школах, чтобы дети не оказались без книги после детского сада, где чтение вслух еще практикуется.

‒ Вы проводите встречи не только с детьми, но и с их родителями. Это была ваша идея или родители сами захотели прийти?

‒ В этом изначально был весь смысл. Ведь что дает чтение? Во-первых, оно осуществляет развитие человека: читая, человек понимает, потому что без понимания читать невозможно. Во-вторых, чтение формирует эмпатию – способность к сопереживанию другому человеку, в данном случае литературному герою, его проблемам, сложным ситуациям, в которых он неожиданно оказывается. Именно с этого начинает формироваться душа человека, а человек, не способный к состраданию, – это страшно. Проще всего объяснить что-то важное детям через сюжеты художественных произведений. Ведь книгу мы можем читать ребенку в самом раннем возрасте, формируя его душу, характер и интеллект. Безусловно, необходимо приучать детей к чтению, но прочитанное надо с ними обсуждать. Родители на встречах видят, что конкретно интересно их детям, на что дети реагируют, когда вступают в диалог. И они видят совершенно другую область интересов детей. Ту область, которую формируем мы. Конечно, дети в литературных клубах еще не являются профессиональными читателями, но мы стараемся их заинтересовать, подбирая именно те темы, которые заведомо интересны в этом возрасте, подбираем те произведения, которые ребятам будет интересно прочитать самостоятельно. В рамках одной темы таких произведений может быть от пяти до восьми. На эти встречи приходят совершенно разные дети, с разными особенностями восприятия. Один может прочитать все книжки, о которых мы говорили, а другой воспримет какую-то одну, но мне важно, чтобы хотя бы одну книгу ребенок запомнил.

На встречах я никогда не пересказываю сюжет книги, а только привожу детям в пример различные эпизоды, вовлекая их тем самым в беседу. И получается так, что у них есть какой-то материал для обсуждения, но все равно им становится интересно, что же в книге произойдет дальше. Вот на этот интерес я и работаю, чтобы им захотелось взять книгу и прочитать до конца. Родители в этом процессе, казалось бы, совершенно пассивны, но на самом деле это не так. Они видят увлеченность, интерес своего ребенка и слышат, как их ребенок рассуждает на серьезные темы: мотивы поступков людей, любовь и дружба, предательство, верность, добро и зло – все те категории, которые с детьми как раз и надо обсуждать с самого раннего возраста. И в какой-то момент родители начинают участвовать в беседе, потому что все обсуждаемые вопросы им близки и известны, у них уже есть определенный опыт, и они начинают им делиться. Первой темой в клубе «Читательские посиделки», в которую включились и родители, были любимые книги детства. И детям было интересно узнать, что же читали их и не их, но сидящие здесь же, мамы и папы.

Самое важное – когда дети слышат своих родителей, они гордятся ими: «Моя мама что-то рассказывает, а все внимательно слушают!» Ведь детям просто необходимо, чтобы все вокруг видели, какие замечательные у него родители – этим чувством проникнут любой нормальный ребенок. Мы за то, чтобы родители для ребенка были самыми лучшими, чтобы все ими любовались, чтобы ребенок по праву ими гордился, ведь семейные узы – самые крепкие!

И самая главная задача, я бы даже сказала сверхзадача, которую мы стараемся выполнить на таких встречах – дать детям и родителям общую тему. Они слушают об одном и том же, читают одни и те же книги, обсуждают проблемы, которые там затронуты, а это очень важно – обсуждать с ребенком все вопросы. Если он привыкнет к этому в младшем возрасте, то, возможно, в сложный подростковый период со своими проблемами он придет к родителям, а не к друзьям на улицу. Совместное чтение с детства создает ситуацию доверия, ситуацию ожидания, общее чувство чуда и волшебства. Это неоценимый опыт, его ничем не заменить.

‒ Всегда ли дети читают то, что советуют им родители?

‒ Тут ситуация такая: дети слушают совета родителей, если те читали им вслух, когда они сами еще не умели читать. Если для них совместное чтение было всегда. Вообще надо читать ребенку вслух как можно дольше. Один старшеклассник из Великих Лук, вспоминая совместное семейное чтение, сказал: «Читали с любовью». Этого чувства никакая, даже самая великолепная школа дать не сможет. Когда читают с любовью, то это воспринимается на уровне подсознания и никогда не сотрется. Это, можно сказать, способ передачи родительской любви и заботы.

Возвращаясь к вашему вопросу, хочу сказать, что умные родители знают, как правильно действовать: они покупают книги хороших авторов, с иллюстрациями хороших художников, качественного издания. Они не соблазняются дешевизной, ведь если попытаться сэкономить на книге, то можно лишить ребенка развития визуального восприятия. Ребенок, как минимум, будет заинтересован в самом оформлении, он будет рассматривать иллюстрации и, конечно, читать.

‒ Получается, на маленького ребенка родители еще могут повлиять. А как быть с подростками?

‒ С ними все гораздо сложнее. Если ему принести книгу, то он, скорее всего, ее читать не будет. По крайней мере, на твоих глазах. Он может прочитать ее в транспорте, школе, в перерыве между тренировками, но никогда не покажет этого своим родителям. Это свойство возраста, ведь они уже не чувствуют себя детьми и хотят самостоятельности. В таком случае, нужно просто умнее себя вести. Например, в этом возрасте им крайне важно мнение отца, его участие в их жизни. И если он скажет: «Я случайно наткнулся на книгу, которую читал сам в твоем возрасте, и вспомнил, какое впечатление она произвела на меня. Может быть, и тебе она понравится», ‒ то, возможно, подросток и прислушается. Но ни в коем случае нельзя настаивать, надо именно предлагать.

Умные родители еще в раннем детстве покупают ребенку книжный шкаф, куда ставят те книги, которые ему читают. Постепенно их количество будет расти, и к подростковому возрасту родители могут просто купить книгу и поставить ее в этот шкаф, или переставить туда книгу из своего. Рано или поздно ребенок эту книгу найдет и, скорее всего, откроет.

‒ Какие жанры и какие писатели вызывают сегодня у детей особый интерес?

‒ На этот вопрос вам лучше ответят библиотекари. Боюсь, мое мнение будет более субъективным, потому что я работаю с детьми, которые читают то, о чем я им рассказываю.

Вообще детям нравится читать рассказы. Это посильно по объему ¬– ребенок не успевает устать от книги, и при этом у него появляется свое впечатление. Также дети любят читать произведения (не только рассказы, но и повести, и даже небольшие романы), в центре внимания которых их ровесники. Эти книжки ‒ «номер один» у детей как начальных классов, так и средней школы. Вообще литература о ровесниках интересна всем, как всегда интересна сама жизнь.

Я часто знакомлю ребят с теми произведениями разных времен и разных национальных культур, в которых рассказывается про детство. Этих произведений огромное количество, и все они разные: с разным настроением, разными проблемами, ‒ но всегда в центре событий ребенок. Мы замыкаем детей на детей и обеспечиваем им мощный круг чтения. Как минимум, на пару лет.

‒ После ваших занятий у детей меняется круг чтения?

‒ Конечно! Причем не только в клубе «Читательские посиделки», но и в более «возрастных» аудиториях – подростков, старшеклассников. Важно понимать, что детям больше подходит по возрасту, надо уметь их зацепить.

От беседы к беседе я спрашиваю у ребят, какие произведения из тех, что обсуждались в прошлый раз, они прочитали. Есть дети, которые, не дожидаясь этого вопроса, уже сообщают: «А я прочитал…», «А я сейчас читаю…». Благодаря этому я вижу, что они готовы читать, рассказывать и обсуждать.

Самое главное ‒ не останавливаться на том, что дети начали читать вне стен школы, за пределами школьной программы по литературе. Необходимо продолжать держать внимание детской аудитории и другими формами работы, чтобы все больше детей включались в мир книги, чтобы книга стала им другом, советчиком, помощником. И тогда в дальнейшей жизни с ними все будет, скорее всего, хорошо. Мы сможем со спокойной душой выпустить их из школы, зная, что они твердо стоит на ногах, что у них действительно есть друг и собеседник на всю жизнь.

Беседу вела Анна Колова

Понравилось! 24
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.