Вся история человечества – это желание свободы. Только женщинам очень поздно разрешили об этом думать
1 февраля 2017 1889

Книги для мальчиков и книги для девочек – есть ли между ними существенная разница? Как возникло деление литературы по гендерному принципу? Изменилось ли что-то в гендерном подходе к книге за последнее время и почему?
Об этом корреспондент «Папмамбука» беседует с Ольгой Бухиной, переводчиком, эссеистом, специалистом по детской книге.

– За последние несколько лет появилось очень много книг для подростков, где главным героем является девочка. Можно ли сказать, что сейчас происходит всплеск так называемой «гендерной» литературы?

‒ Я думаю, да. К примеру, в трех разных странах ‒ Великобритании, Франции и США ‒ практически одновременно (я специально это уточнила) были написаны три произведения, в которых главным героем является девочка. Это «Эволюция Кэлпурнии Тейт» Жаклин Келли, которую я переводила, «Дерево лжи» Френсис Хардинг и «Мисс Черити» Мари-Од Мюрай. Когда читаешь эти книги, возникает ощущение, что они написаны про одну и ту же девочку. Но, конечно, авторы этих книг никак не договаривались между собой.

– Происходит ли в нашей литературе что-то похожее?

– В русскоязычной литературе эти процессы, как всегда, намного запаздывают. Изначально образ «сильной девочки» как героя детской и подростковой книги начал развиваться в жанре фэнтези. Одной из таких девочек стала Лира, героиня книг Филиппа Пулмана. Она очень часто оказывается в ситуациях, когда спасение мира зависит от нее, но вместо того, чтобы попытаться опереться на чью-либо помощь, она начинает действовать самостоятельно. Потом появились книги в жанре фэнтези о девочках постарше. Это и «Голодные игры» Сьюзен Колинз, и трилогия Вероники Рот, которая началась с романа «Дивергент». В отечественной литературе это книги Алексея Олейникова о Дженни Далфин. Образы героинь этих книг Китнесс, Триз и Дженни очень похожи, они развиваются в сходных ситуациях. И самое интересное, что все эти книги тоже были написаны практически одновременно. Затем фантастика «подтянула» всю остальную литературу.

– Изменился ли образ девочки-героини за последние сто лет?

– Героиня-девочка за последние сто лет изменилась точно так же, как и весь остальной мир. В книге «Эволюция Кэлпурнии Тейт» очень подробно показано, чем должна была заниматься девочка в конце 19-го – начале 20 века. Она была обязана помогать маме вести домашнее хозяйство. В этот период времени городским девочкам еще только-только разрешили учиться в школе, деревенские девочки не учились ничему. И это, безусловно, отражалось в литературе. Девочка была зависима, и для того чтобы действовать, ей обязательно нужен был помощник. В сказках это мог быть какой-нибудь фантастический персонаж, а в реалистической литературе чаще всего это был дядюшка или какой-нибудь другой родственник. Особенно ярко это проявлялось в приключенческой литературе, где героев-девочек практически не было. До тех пор, пока не появился жанр фэнтези, все приключения доставались на долю мальчиков.

– Но ведь есть книга Ирмгард Койн «Девочка, с которой детям не разрешали водиться»?

– Это как раз исключение из общей тенденции, а исключения в литературе всегда бывали.

– А приключения Пеппи Длинныйчулок?

– Пеппи – это отдельная история, ведь она не совсем девочка. Это скорее некий символ, так же, как и Питер Пен. Пеппи – это символ свободы. У нее нет какого-то определенного возраста, не так важно, сколько ей лет, и, что примечательно, у нее два приятеля – девочка и мальчик, и она в равной степени дружит с каждым из них. Дети ‒ герои книги вырастут, а у Пеппи появятся новые друзья – такие же девочки и мальчики. Хотя здесь тоже просматривается очень интересная тенденция при смене символа, с символа мальчика – Питера Пена на символ-девочку – Пеппи.

Однако с начала Второй мировой войны происходит совсем другая история. Как ни печально, женщина стала участвовать в войне не только в качестве сестры милосердия, но и в качестве солдата. Возникла потребность в сильной, активной женщине, и у женщины появилась возможность действовать. Это был двойной процесс: желание женщины реализовать себя не только в домашнем хозяйстве совпало с необходимостью в такой реализации. Для женщины стало очень важным осознать, что она из себя представляет, кем на самом деле она является.

– Это как раз тот процесс, который описан в книге Элейн Конигсбург «Из архива миссис Базиль Э. Франквайлер, самого запутанного в мире»?

– Да. Это одна из самых моих любимых книг, где героиня-девочка становится ведущей. Именно она придумала совершить побег из дома, нашла место, где можно спрятаться. Брат как спутник был нужен ей только из финансовых соображений, и к тому же ей было приятно иметь компанию ‒ одной-то скучно. Но важно, что именно она хотела оказаться вне дома, почувствовать себя свободной. Вообще вся история человечества – это желание свободы. Только женщинам очень поздно разрешили об этом думать.

‒ Мне кажется, что «созерцательность» современных героинь-девочек очень напоминает различные «Детства» в произведениях русской классической литературы. Можно ли сказать, что героиня-девочка развивается в литературе так же, как и герой мальчик, только с опозданием на два века?

– Я так не думаю. И до Льва Толстого в литературе было достаточное количество писательниц, которые рассказывали о своем детстве, только мы их не знаем. Та же Лидия Чарская была современницей Льва Толстого. Двести лет назад писатель выбирал героя-мальчика тогда, когда ему нужно было описать приключения. В произведениях того времени героине-девочке, чтобы начать действовать, часто приходилось переодеваться. Единственное место, где в то время женщинам разрешалось надевать мужскую одежду ‒ это литература. То, что позволялось делать девочке-героине в литературе, в реальной жизни ни одна из них сделать не могла, существовало множество ограничений, за нарушение которых девочек наказывали. И это очень важный момент. В этом смысле литературные героини намного опережали своих сверстниц.

– В книгах про девочек у героинь часто есть соперница, некий антигерой. Как это можно объяснить?

– Действительно, в книгах про девочек соперница встречается достаточно часто, иногда она бывает более старшего возраста, чем героиня. Иногда соперницей героини становится ее мать, как в книге Жаклин Келли «Эволюция Кэлпурнии Тейт». Именно мать мешает Кэлпурнии заниматься наукой, не разделяя ее интересов. Но есть книги о девочках, где никакой соперницы нет. Например, «Таинственный сад» Френсис Бернетт, где у главной героини нет никакой конкретной соперницы, ей мешает заниматься садом сама жизнь.

– Зачем, по вашему мнению, вообще нужно разделение литературы на книги для девочек и книги для мальчиков?

– На самом деле это разделение не нужно, но есть вещи, которые сложились исторически и от которых сложно отказаться. Во-первых, так проще продавать книги. В этой ситуации во многом виноваты родители, которые, приходя в книжный магазин, просят подобрать им книгу для девочки или для мальчика. Но это разделение весьма условно. Есть девочки, которые очень любят читать книги о мальчиках, и есть мальчики, которым нравятся книги с главным героем-девочкой, только им очень сложно в этом признаться. Во вторых, в обществе, которое любит разделять людей на категории, такое разделение принимается и считается возможным. Но сейчас я начну противоречить сама себе. Я считаю, что девочкам обязательно нужно читать книги о девочках, потому что так читательнице гораздо проще ассоциировать себя с героиней книги, легче понять ее переживания, идентифицировать себя с ней и, соответственно, гораздо легче понять себя саму.

– То есть интерес к книге зависит не столько от того, кем является читатель, мальчиком или девочкой, сколько от его личных потребностей и интересов?

– Да. Когда моей бабушке было восемьдесят лет, ей нравилось читать биографии актеров. Правда, она очень интересовалась театром. Наверное, я еще не выросла, но меня такие книги пока не задевают. Когда я была маленькой, мне нравились книги о животных. Сейчас они мне тоже нравятся, но не так сильно, как в детстве. Лет двадцать назад я запоем читала фантастику, следующие двадцать лет я ее в руки не брала, а сейчас снова начинаю читать. Но важно не это, а то, что сейчас в литературе появляются герои, которых раньше не было. Причем это не искусственный процесс, иначе это было бы неинтересно. Никто не сидит и не придумывает, о ком бы мне еще написать, каких героев еще не было в литературе. Просто в обществе возникает интерес к людям, отличающимся от других.

– Когда в литературе возникло разделение на книги для девочек и книги для мальчиков?

– Книги о героинях-девочках появились в начале 20 века и существовали в огромном количестве. На мой взгляд, они были довольно скучными, потому что героине-девочке часто было нечего делать. Девочка, как правило, заболевала, ее лечили, жалели, но она погибала, потому что у нее не было будущего. Но потом такие книги исчезли. Я выскажу сугубо мое личное мнение о том, почему так случилось. Я думаю, что это был чисто политический момент. После революции 1917 года советская власть решила отменить все старые книги и почему-то отменила все книги про девочек. А вот приключенческие книги с героями-мальчиками остались, но это были только переводные книги: Александра Дюма, Жюля Верна. Так получилось, наверное потому, что новой власти нужна была революционная романтика, а книги про девочек казались буржуазными. После революции девочки хотели ходить в кожаных куртках с наганами, то есть быть не просто мальчиками, а «супермальчиками». Сейчас эта эпоха уже ушла, но ушла «писательская» эпоха, а не «читательская». «Читательская» эпоха всегда немного запаздывает, ведь ребенок, как правило, читает то, что читали его родители, бабушки, дедушка и что читали книгоиздатели и продавцы книжных магазинов, когда они были маленькими. Но сейчас в литературе идет медленный процесс изменения героя. Появляются не просто девочки, а сильные девочки, и такие произведения очень актуальны.

Беседу вела Ксения Барышева
Фото Галины Соловьевой

____________________________________

Барышева Ксения
Ксения Барышева, обладатель диплома «Книжный эксперт XXI века», член детской редакции «Папмамбука», 13 лет, г. Ярославль

1
Другие статьи по теме:

«Нет книги для всех мальчиков и книги для всех девочек»
«Спящая красавица просыпается»
«Каждый, если задумается о своей жизни, поймет, что его жизнь абсолютно необычная»

Эволюция Кэлпурнии Тейт-обложка в статью
Жаклин Келли
«Эволюция Кэлпурнии Тейт»
Перевод с английского Ольги Бухиной и Галины Гимон
Издательство «Самокат», 2015

Удивительный мир Кэлпурнии Тейт-обложка в статью
Жаклин Келли
«Удивительный мир Кэлпурнии Тейт»
Перевод с английского Ольги Бухиной и Галины Гимон
Издательство «Самокат», 2016

О книге «Удивительный мир Кэлпурнии Тейт» рассказала Александра Дворецкая в статье «Свобода»

Понравилось! 10
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.