Каждый, если задумается о своей жизни, поймет, что его жизнь абсолютно необычная
25 января 2017 1254

Мари-Од Мюрай – автор множества книг, популярных во всем мире. Ее произведения рекомендованы для чтения в школе министерствами образования Франции, Бельгии, Швейцарии и Канады. Мари-Од Мюрай ‒ из тех писателей, кто готов честно говорить с подростками на взрослые темы, не сглаживая острые углы современной реальности. Тревожа душу читателя, она пытается разрушить стену безразличия к тем, кого за собственным благополучием мы часто не хотим замечать.
Недавно в издательстве «Самокат» вышла ее четвертая книга на русском языке. Корреспондент «Папмамбука» побеседовала с Мари-Од Мюрай о том, почему она пишет для подростков, о ее литературной работе и о важности юмора.

– Я начну с вопроса, который хочется задать любому писателю. В мире существуют самые разные профессии. Почему вы решили стать писателем?

– Я родилась в семье, в которой писали все. Мой папа – поэт, а мама – журналист. И для меня было вполне естественно стать писателем. У меня два брата и одна сестра. Старший брат сейчас занимается музыкой, а остальные, в том числе и я, стали писателями. В детстве между нами даже существовала конкуренция, шла братско-сестринская борьба на литературном поприще.

– Может быть, соревноваться лучше все же за пределами семьи? Например, участвовать в литературных конкурсах.

– Я в них участвовала. И сейчас, чтобы утешить подростков, которые ни разу не выиграли ни одного конкурса, я говорю: «Посмотрите, перед вами ‒ великая неудачница!» Они смеются. Но это правда, я действительно часто проигрывала в конкурсах.

– Первые ваши книги были адресованы взрослым. А сейчас вы пишете книги для подростков. Почему?

– Я написала первые две свои книги для взрослых. Наверное, мне в то время это было необходимо. Но потом мне показалось, что если я буду продолжать писать для взрослых, то потеряю что-то очень важное, я буду заниматься не тем, чем должна, погружусь куда то не туда. Литература для подростков – это то, что меня поднимает наверх, то, что держит меня на плаву.

– Для вас подростки – это уже взрослые люди или все-таки еще дети?

– Они ни те, ни другие. Они балансируют между двумя мирами, миром взрослых и миром детей. И мне это интересно, потому что я так же балансирую. В моей голове словно качели, то приближающие меня к взрослому миру, то отдаляющие от него.

– В ваших книгах на героев-подростков сваливается огромное количество проблем. Причем проблем далеко не детских, а серьезных и для взрослого человека. Вы хотите, чтобы читатель ощутил на себе всю тяжесть таких ситуаций? Или все эти проблемы уже являются нормой для современного общества?

– Мне многие говорят о том, что в моих книгах очень много проблем. И говорят об этих проблемах как о чем-то исключительном. На самом деле в этом нет ничего особенного, это наша повседневность. Каждый, если задумается о своей жизни, поймет, что его жизнь абсолютно необычная. Для каждого из нас она исключительна. И все мы стараемся сделать свою жизнь обыкновенной. Мы ищем лекарство от ненормальности. И в этом нам помогает юмор.

– Ваши взрослые герои часто не хотят брать на себя ответственность. Например, в «Умнике» заботу о старшем слабоумном брате приходится брать на себя Клеберу – младшему брату, а не взрослым родителям. Взрослые действительно так боятся ответственности?

– На самом деле, это сюжетная модель «Мальчика-с-пальчик». Это он тащит всех за собой, заставляет всех действовать. Я хотела показать такой мир, в котором взрослые боятся занимать то место, которое им подобает. А подростки из-за этого вынуждены раньше взрослеть.

– Несмотря на серьезные вопросы, поставленные в ваших книгах, они пропитаны юмором. Что для вас значит юмор?

– Это декларация достоинства. Человек таким способом берет верх над судьбой, над роком. Это также способ борьбы против давления. Все, что на нас давит – это огромный воздушный шар. А юмор – это маленькая иголка, которая его протыкает, и шар взрывается.

– Когда вы начинаете работать над новой книгой, вы уже до конца представляете ее сюжет, или он формируется в процессе? Пишете ли вы предварительно план книги?

– У каждой книги своя история. Иногда у меня в голове есть только название и больше вообще ничего. Иногда у меня есть сюжет, но нет героев. Иногда наоборот: есть герои, но нет сюжета. Все выходит по-разному. Чтобы написать книгу, нужны герои, интрига и то, чем хочется поделиться с читателем.
Плана будущей книги у меня нет. Я ищу то, что заставит меня смеяться, ищу то, что заставит меня плакать, ищу эмоции. Думаю о том, что хочу сказать. И поскольку на протяжении нескольких месяцев, пока я буду писать книгу, я буду жить с моими героями, мне очень важно разобраться с теми персонажами, которых я впущу в свою голову. Можно сказать, что я как кукловод, дергаю за веревочки, манипулирую персонажами, но в какой-то момент герой обрывает эти нитки и начинает действовать самостоятельно.

– Недавно на русском языке вышла ваша книга «Мисс Черити», о девочке конца 19 века. Как вы думаете, что общего между сегодняшними читательни цами и мисс Черити?

– Мне кажется, что девочки все время должны сражаться за то, чтобы быть творцами, и мисс Черити – предшественница наших современниц. Нам, как и ей, приходится бороться, чтобы быть теми, кем мы хотим.

– Книга «Мисс Черити» адресована девочкам?

‒ Разве книга, в которой героиня – девочка, должна быть адресована исключительно девочкам? Разве «Гарри Поттер» – это книга только для мальчиков?
Я написала довольно много книг, где главным героем был мальчик. Я писала про разные мальчишеские игры, потому что у меня самой довольно долго были проблемы с самоидентификацией, с моим половым самоопределением. А еще со мной случилась совершенно удивительная вещь: в сорок лет я родила дочку ‒ после двух мальчиков. И я из-за нее стала писать о девочках. Я не знаю, кто на самом деле сделал друг другу больший подарок: я ей ‒ написав «Мисс Черити», или она мне. Когда я писала, моей дочери было одиннадцать лет, и она каждый вечер читала все написанное мною за день, все с начала и до конца. Она читала текст, смотря из-за моего плеча в экран компьютера, и для нее это было как роман-фельетон, то есть как роман, который печатается по частям. И каждый день она ждала продолжения.

– Вы написали множество произведений. Какое среди них самое любимое для вас?

– Писатели любят считать, что самая любимая книга – это та, которая еще не написана. А российский издатель – далеко не дурак, и выбирает лучшее.

Беседу вела Александра Дворецкая
Переводила беседу с французского Ольга Патрушева
Фото Галины Соловьевой

«Папмамбук» выражает благодарность Французскому институту в России и издательству «Самокат» за возможность встретиться с Мари-Од Мюрай.

________________________________________

Дворецкая Александра 1
Александра Дворецкая – обладатель диплома «Книжный эксперт XXI века», член детской редакции «Папмамбука», 13 лет, г. Ярославль

1
Книги Мари-Од Мюрай, переведенные на русский язык:

Голландский без проблем-обложка
Мари-Од Мюрай
«Голландский без проблем»
Иллюстрации Леонида Шмелькова
Перевод с французского Марины Кадетовой
Издательство «Самокат», 2014

Умник-обложка
Мари-Од Мюрай
«Умник»
Перевод с французского Натальи Малевич
Издательство «Самокат», 2015

Oh boy!-обложка
Мари-Од Мюрай
«Oh, boy!»
Перевод с французского Натальи Шаховской
Издательство «Самокат», 2016

Мисс Черити-обложка
Мари-Од Мюрай
«Мисс Черити»
Иллюстрации Филиппа Дюма
Перевод с французского Надежды Бунтман
Издательство «Самокат», 2017

Понравилось! 13
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.