«Чтение как способ получения радости от жизни»
29 января 2016 2840

В Государственном литературном музее в Москве регулярно проходят необычные тематические выставки, посвященные детским книгам. О некоторых из них «Папмамбук» уже писал («Сказки, которые надо рассказывать шепотом», «Как становятся сказочниками», «Волшебник приходит к людям») Их организатор, руководитель студии «Сказка выходного дня» Ксения Белькевич рассказывает о том, как устроена выставка, посвященная «маленьким человечкам», как создать игровую атмосферу вокруг книги и увлечь этой игрой не только детей, но и родителей, что происходит на студийных занятиях и почему для детей воображение важнее достоверности.

Занятие наше начинается перед входом на выставку. Сначала мы с детьми знакомимся, вспоминаем и рассказываем друг другу истории про «маленьких человечков». Чтобы попасть в мир «маленьких человечков», нам придется уменьшиться. Для этого нужен «изменитель роста», который у нас как раз есть. Достаю аппарат, дети торжественно включают его в розетку и показывают, какого роста они хотели бы оказаться. Мы вместе выбираем оптимальный для всех рост. Очень важно, чтобы прибор осветил каждого с ног до головы. А то если вдруг уменьшится одна голова или наоборот, тело уменьшится, а голова большая останется, будет плохо.

И вот мы уменьшаемся, уменьшаемся… Как мы это делаем? Просто приседаем, приседаем, приседаем…

Вся выставка построена на игре с воображением. Бывает, когда я достаю «изменитель роста», кто-то обязательно говорит: «Да это же просто лампа из “Икеи”, у меня дома такая есть». Но тут я подмигиваю и спрашиваю: «Как, ты разве не видишь – это “изменитель роста”!» И конечно, со мной соглашаются, подыгрывают, в этом вся прелесть.

Итак, мы все уменьшаемся, и дети, и родители. «Смотрите, какой огромный кругом мир!..»

И мы оказываемся на выставке про маленьких человечков.

фото 1

Здесь в центре стоит гигантская шляпа. Гигантская ‒ потому что мы-то уменьшились, а шляпа – нет. Я предлагаю спрятаться в шляпе от дождя. В нашу шляпу могут залезть (мы пробовали) пятнадцать детей семи-девяти лет.

Когда мы задумывали выставку, я совершенно точно понимала, что дошкольники легко будут включаться в воображаемую игру ‒ например, питаться нектаром и пирожками из пыльцы, как это делают маленькие человечки. Но я не была уверена, что это станут делать дети восьми-девяти лет. Оказалось, что дети постарше тоже очень уютно себя чувствуют в маленьком игровом пространстве. То есть шляпа позволяет детям подольше быть детьми.

фото 2

Там, в шляпе, мы читаем книжки. На каждом занятии ‒ новая тема.

На первом занятии я знакомлю их с малютками, читая книжку Анны Борисовны Хвольсон «Царство малюток», которая была написана в 1889 году. И рассказываю историю о том, как наша шляпа появилась в музее: как-то раз шел по улице волшебник, или господин, или какой-то лорд, барон, поэт Серебряного века ‒ каждый раз кто-то новый. Он шел в гости к Кикиморе или к даме сердца. Но тут подул сильный ветер, шляпу с его головы сорвало, и она улетела. Волшебник за ней бросился, но в колючках весь фрак изорвал, исцарапался, махнул на шляпу рукой и пошел в гости без шляпы. А шляпу подхватил ветер и унес в лес. Когда шляпа упала посреди опушки леса, в траве возникло движение, зазвучали тоненькие голоса: «Смотрите, смотрите, какая штука! Давайте в ней будем жить!» Кто это был? Это были маленькие человечки! Тут я открываю книгу, и все смотрят на маленьких человечков на обложке, хотят узнать о них.

Книга Анны Хвольсон «Царство малюток»

С маленькими детьми я читаю начало сказки, а дети постарше читают сами по небольшому кусочку. «В дремучем лесу далекого Севера под перистыми листьями папоротника жило большое общество эльфов или лесных человечков. Все у них было под руками, и ни о чем им не приходилось заботиться. Ягод и орехов в лесу водилось множество...» Но есть очень важный момент: «Эльфы забираются в чашечки цветов и с наслаждением пьют капельки душистой влаги, за что каждый эльф должен рассказать цветку интересную сказочку». Именно это предложение для нас очень важно, потому что дети быстро понимают, что они ‒ как раз те самые человечки, эльфы, о которых идет речь в книге. И дальше мы пробуем пожить, как эльфы. Сначала ложимся спать в шляпе, и это очень смешно: кто-то храпит, кто-то сопит, кто-то дергает ногой. А потом просыпаемся, потягиваемся, зеваем и я спрашиваю: «Кто хочет отведать вкусного цветочного нектара?» – говорю и протягиваю детям книжку, как поднос, на котором стоят воображаемые стаканы. Я даже не говорю, что это стаканы, но они быстро понимают, чтó именно может там стоять, и делают соответствующее движение, чтобы «взять стакан», и «пьют». «Хорошо. А кто хочет какао?»

Интересно, что маленькие дети, которым пять-семь лет, очень быстро в это включаются. У детей постарше уже есть определенные тормоза. Когда я предлагаю попробовать цветочный нектар, они некоторое время еще сидят, они взрослые, ну что за небылица, они не будут этой ерундой заниматься. А когда спрашиваю: «А кто хочет вкусного какао?» ‒ сразу руки потянулись. «Кто хочет мороженого?» ‒ и уже все играют. Дальше мы придумываем, что могут есть эльфы: пирожки из цветочной пыльцы или вафельные трубочки из лепестков роз, ‒ у кого какая фантазия. Мы объедаемся. Я говорю: как вы перемазались! Я полью вас из леечки. И они умываются, чистят зубы. Придумывают разные действия: кто-то расчесывает себе бороду, кто-то бантики завязывает, пуговички на камзольчике застегивает, чистит ботинки. У каждого свой ритуал.

И тут мы вспоминаем, что для того, чтобы полакомиться нектаром, каждый эльф должен рассказать цветку сказочку. Поэтому мы отправляемся в путешествие за сказочками.

В этом зале у нас шесть сказок, на стенах висят иллюстрации. Я люблю начинать со сказки Сельмы Лагерлёф про путешествие Нильса с дикими гусями и с иллюстраций к ней Бориса Аркадьевича Диодорова ‒ эти замечательные работы художник нам дал для выставки. Предлагаю детям вспомнить, что это за сказка. Рисунки специально развешены вне сюжетно-хронологического порядка. Так что дети вспоминают, выстраивают сюжет. Заканчиваем мы обычно на том моменте, когда Нильс играет на дудочке и за ним идут крысы. У нас тоже Нильс играет на дудочке, обычно даже несколько Нильсов, потому что, конечно, все хотят быть Нильсом. И мы переходим к следующей сказке.

«Дюймовочка» – моя любимая сказка про несчастную девушку, которую все хотели выдать замуж. Дети наперебой прекрасно рассказывают эту сказку. Мы вспоминаем и «Мальчика-с-пальчик».

Я спрашиваю: «Как вы думаете, почему писатели пишут небылицы про каких-то маленьких человечков?» Иногда писатели, зная, что детям очень нравятся сказки о маленьких человечках, используют этот интерес, чтобы познакомить их с какими-то научно-популярными темами, например, с жизнью насекомых. И мы идем смотреть иллюстрации к книжке Яна Ларри «Необыкновенные приключения Карика и Вали» – у нас представлены оригинальные иллюстрации Александра Кукушкина. Это, конечно, более взрослая книжка, тут такая суровая реальность. На одном офорте пчела ростом с трехэтажный дом тащит своими страшными когтистыми лапами маленькую девочку. Эти иллюстрации очень натуралистичны. Но самая страшная картинка – та, где профессор Иван Гермогенович Енотов борется с огромной медведкой. Дети описывают, какая страшная эта медведка, какие у нее страшные лапы, похожие на огромные экскаваторные ковши. Но потом мы вспоминаем, что в книжке все кончилось хорошо.

Иллюстрации Ивана Енотова к книге Яна Ларри «Необыкновенные приключения Карика и Вали»

Я спрашиваю: «Здорово ли быть маленьким человечком?» Оказывается, это довольно страшно. «А хотите, чтобы было еще страшнее? Как вы думаете: страшнее днем или ночью?» Конечно, все понимают, что ночью еще страшнее. «Кто хочет пойти в ночь?» И, конечно, все хотят в ночь.

Это следующий зал. Он абсолютно темный, с наглухо зашторенными окнами. И там гулкое эхо ‒ прежде чем войти, я демонстрирую это детям. Детей у нас пятнадцать, родителей столько же. Все строятся гуськом, в длинную цепочку, каждый держится за впереди стоящего человека. И мы заходим. Я веду первого в цепочке, все идут с закрытыми глазами. Мы попадаем в зал и закрываем дверь, стоим в кромешной темноте. Но тут я зажигаю свечку (она электрическая, на батарейках).

Очень важная особенность наших занятий – то, что мы в течение часа меняем активность детей. Мы и слушаем, и сами что-то мастерим или рисуем. Меняем занятия в зависимости от активности детей, от числа тех, кто задействован в процессе. У нас обязательно есть и общая работа, и занятие в парах, и занятия в группах по 3–4 человека или совместно с родителями. Такой принцип позволяет нам не отвлекаться на поддержание дисциплины, а формировать ее незаметно для самих детей. Это позволяет детям проявить себя и завоевывать внимание ведущего, не отвоевывая внимание у друг друга. Это абсолютно традиционный способ, и мы его стараемся придерживаться.

Дальше мы делимся на пары, и каждой паре дается свечка. А потом дети парами ходят по залу и смотрят иллюстрации. Иллюстрации здесь тоже представлены все вразнобой. Это рисунки Валерия Дмитрюка к «Гарантийным человечкам», Анатолия Елисеева ‒ к книжке «Приключения Карандаша и Самоделкина» и иллюстрации еще к четырем книгам.

Что еще у нас в этом зале? Трава у нас как настоящая ‒ огромные травинки, высотой в два метра. Огромные змеи ползают, жук, паук, очень красивая стрекоза, если ее подсветить, на потолке качается тень, дети смотрят и кричат от восторга. Конечно, тут сразу же начинаются свои игры, дети пугают друг друга, рычат, всё это происходит само собой. А мы стараемся, чтобы у нас меньше сил тратилось. Параллельно мы вспоминаем сюжеты нескольких сказок. И здесь уже не подробные рассуждения, а просто пунктирно. Немного подробнее я рассказываю про Самоделкина и Карандаша, потому что их теперь мало кто знает, а нам эта сказка будет очень нужна в финале.

фото 3

Дальше мы садимся в круг на стульчики и представляем, что сидим в лесу, у нас слет маленьких человечков из разных сказок, каждый выбирает себе персонажа и рассказывает свою историю. Я прошу рассказать, как каждый человечек появился на свет, какое его любимое занятие, кто его лучший друг? Что он сделал, когда случилось то-то? Чаще всего девочки у нас Дюймовочки. Одновременно может быть пять Дюймовочек, это очень смешно. И я им задаю разные вопросы.

Бывает, что дети называют сказки, которых я не знаю. Я записываю названия и потом иду читать. А бывает и так, что кто-то назовет книгу, я уши развешу, а мама мне машет и дает понять, что ребенок сам ее придумал. А он очень достоверно все рассказывает. Это классно!

Потом я говорю, что я волшебник Карандаш. У меня есть волшебный карандаш, с помощью которого можно нарисовать то, о чем ты мечтаешь, и это обязательно сбудется. Мы, всё еще в темноте, берем мелки. Дети спрашивают, где же им рисовать. Тут мы включаем свет. А в зале у нас одна стена покрашена специальной краской с эффектом школьной доски. Каждый занимает место у этой стены и начинает рисовать или писать. Стена большая, места хватает и детям, и родителям.

И мы не ошиблись с этой идеей, потому что когда ты начинаешь рисовать на стене, а не на школьной доске, происходит освобождение. Уходит тревожность, которая парализует школьника, когда ему нужно выйти к доске и что-то написать.

Конечно, я не могу сказать, что мы целенаправленно работали с проблемой тревожности. Это скорее «дополнительный бонус» ‒ когда стена превращается в совершенно удивительное развлечение, в аттракцион. Мы предлагаем нарисовать любой рисунок. Это уже конец занятия, у нас остается десять минут ‒ ровно то время, чтобы ребенок успел нарисовать, а родители успели удивиться тому, что пришло ребенку в голову.

В целом занятие рассчитано на 1 час 20 минут. Этого времени хватает на то, чтобы все почитать, поиграть и пообсуждать. В конце мы фотографируемся с нашими рисунками. Ну и, конечно же, в финале мы не забываем увеличиться обратно с помощью нашего «изменителя роста», то есть наше занятие закольцовывается. После этого мы расстаемся. Честно сказать, когда я вела первое занятие, я не продумала этот момент про «обратное увеличение». Говорю детям, что занятие закончилось, спасибо, до свидания. А дети сидят и не уходят: «Но вы же нас обратно не увеличили!» И мы пошли увеличиваться, только после этого разошлись. Вот так.

По каждой выставке у нас проходят три занятия в студии. С каждым выбранным персонажем у нас идет игра. Я сейчас рассказала про литературное занятие, а следующее занятие ‒ художественное, на нем дети строили город для маленьких человечков. У нас есть огромный шестиметровый стол, и на нем строится этот город. Мы предложили построить дом каждому из выбранных героев. Каждый ребенок сделал свой маленький домик из бумаги и раскрасил. И в каждом домике зажигается маленькая электрическая свечка. Когда стоит 120 домиков, это уже целый город.

А на финальном занятии у нас был пальчиковый театр. Дети сделали маленькие игрушки «бибабо» и разыгрывали спектакли.

Наши занятия рассчитаны на то, чтобы учить детей получать удовольствие от книги, и сложных домашних заданий у нас нет. Есть рекомендательные списки для чтения. Дети могут читать эти книги, а могут и не читать. Мы просто говорим, что, если эти книги прочесть, то на занятии будет интереснее. И это действует! Говорить, что студия всех превращает в книгочеев, было бы неверно. Но все наши занятия строятся вокруг книги, вокруг чтения. На самом деле мы показываем, что чтение – это один из способов получения радости от жизни. И смысл всех наших занятий мы видим именно в этом. А параллельно с получением радости от чтения происходит еще и постановка спектаклей, распевание песен, выпекание пряников или вырезание из бумаги – все, чем мы занимаемся в студии.

И еще очень важно, что эти занятия влияют не только на детей, но и на родителей. Для меня самое большое достижение студии – то, что мы даем такие практики, которые можно «унести с собой». Я говорю не о каких-нибудь пластилиновых человечках, которые потом будут пылиться на полке, а о реальных домашних занятиях ‒ полезных, интересных, увлекательных и эмоционально захватывающих, в которых взрослый может участвовать наравне с ребенком.

На каждой выставке мы стараемся создать атмосферу вокруг книги. Атмосфера – это игровые декорации, с которыми можно взаимодействовать. Гораздо интереснее создавать какую-то условность, не воспроизводя каждую мелочь из книги. Вот дом маленьких человечков ‒ у нас там просто лежат подушки на полу. Но все это прекрасно преображается с помощью воображения детей, они начинают видеть удобные диванчики с подушечками, кроватки, кухню с чашечками и прочее ‒ и играть со всем этим. Декорация должна просто давать базу для фантазии. Сейчас очень много проектов, где игровая реальность создана максимально достоверно, где машина – это реальная машина, пожарный шланг – настоящий, из него вода течет, а в пекарне пекут настоящие булки. И эта игра в настоящую жизнь взрослых людей – она прикольная, ее можно попробовать. Но гораздо важнее, когда ребенок сам фантазирует, когда это действительно настоящая игра с воображением, а не манипуляция с объектами.

Вообще, конечно же, тема «маленьких человечков» бескрайняя. И мы эту выставку называем «Маленькие человечки, часть первая». Значит, будет вторая.

Записала Алёна Васнецова
Фото Галины Соловьёвой

___________________________________

Еще о маленьких человечках читайте в статье «Братство маленьких»

Понравилось! 20
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.