Первоклассная книжка
11 февраля 2014 2767

Мой семилетний сын Лёня учится в первом классе. И невероятно этим гордится. По его мнению, первоклассник – совсем взрослый мужчина. О том, что это значит для Лёни, мне приходится догадываться по косвенным признакам. Недавно, например, выяснилось, что важный признак взрослости – способность есть кетчуп… А еще Лёня заметил, что все взрослые мужчины умеют читать, и, стремясь соответствовать образу, старательно осваивает эту премудрость. Ну а я помогаю, как могу.

Иллюстрация А. Пахомова к рассказу Льва Толстого «Птичка»

«Первоклассные истории» обложка и выходные данные

Складывать буквы и слоги в слова Лёня давно умеет, в прошлом году он вполне уверенно читал вывески магазинов и рекламные заголовки. С огромным удовольствием слушает, как ему читают взрослые, но до поступления в первый класс читать самостоятельно он отказывался. А я и не настаивала – я убеждена, что перед дошкольником стоит множество гораздо более важных задач, чем научение чтению. (И мне, признаться, было бесконечно жаль Лёниных друзей по детскому саду, которые каждый день должны были по требованию родителей читать несколько страниц, подавляя желание играть.)

Сейчас, в первом классе, я вижу, что чтение доставляет Лёне большое удовольствие. Помимо интереса к «контенту», его подстегивает стремление стать взрослым, желание заслужить похвалу учителя и уважение одноклассников. Теперь мы с Лёней каждый вечер читаем вслух по очереди: сначала я, потом он, потом снова я. При этом книжки у нас строго разделены. Я читаю «толстые» книги, без картинок. А Лёнина книга называется «Первоклассные истории». О ней стоит рассказать подробнее.

Каждый год 1 сентября все первоклассники Петербурга получают в подарок от городского правительства комплект из трех книг. Год от года его состав меняется. В 2011-м был издан, наверное, самый удачный комплект, подготовленный лучшими петербургскими педагогами, психологами, писателями и редакторами. Он состоял из поэтического сборника «Первоклассные стихи», сказочной хрестоматии «Первоклассные сказки» и книги коротких рассказов «Первоклассные истории». Последняя оказалась идеальным изданием для моего первоклассника, уже владеющего базовыми навыками, но пока не имеющего устойчивой привычки к самостоятельному чтению. Лёня сделал для «Первоклассных историй» специальную закладку и не пропускает ни одной страницы. Чем же эта книга так ему приглянулась?

Самое главное – это содержание текстов. Дело в том, что Лёня очень любит всевозможные «житейские истории о детях» (книжки-картинки, на страницах которых напечатаны одна-две фразы, ему не подходят: «Тут ведь нечего читать!», – говорит «совсем взрослый мужчина»). И это должны быть именно истории, с увлекательным сюжетом.

«Первоклассные истории» – сборник рассказов, посвященных 6–8-летним детям, Лёниным ровесникам. Сюда входят рассказы из «Азбуки» Льва Толстого, «Великие путешественники» Михаила Зощенко про Лёлю и Миньку, «Как папа был маленьким» Александра Раскина, «Карусель в голове» Виктора Голявкина, «Жаба» Радия Погодина, «Отойди от моей лошади» Сергея Вольфа, «Как Миша вырос» Сергея Махотина, несколько рассказов Юрия Коваля, Юрия Казакова, Леонида Пантелеева, Бориса Житкова. И все эти тексты вызывали у Лёни неподдельный интерес. Хотя у нас дома есть почти все эти произведения в отдельных и полных изданиях, Лёня не захотел отвлекаться от своей «первоклассной книги». Лишь «Дурачка» Николая Лескова он бросил, не дочитав до конца. Я не стала настаивать и согласилась с Лёней: история про Паньку, крепостного пастушка, высеченного розгами, пока слишком трудна для его понимания. Думаю, он вернется к ней чуть позже.

«Первоклассные истории» хороши не только правильным выбором текстов. Они еще и очень грамотно сделаны (с психолого-педагогической точки зрения). Наблюдая за Лёниными стараниями и – особенно – трудностями, я сформулировала для себя принципы, по которым теперь и выбираю для него книги.

Текста в книге должно быть достаточно много, чтобы было «что почитать», но при этом книжная страница не должна быть «забита» буквами. Текст должен располагаться свободно, чтобы на странице оставался воздух, чтобы ребенок мог перевести взгляд и отдохнуть от чтения. Обязательно должны быть иллюстрации (как минимум, через разворот, а лучше на каждом развороте). Лёне, начинающему читателю, не очень уверенному в себе, необходимы визуальные паузы: картинки, отступы между абзацами и разделами. Приступая к чтению, Лёня всегда отмечает место, до которого он будет сегодня читать (иногда эта страница целиком, иногда меньше – зависит от его настроения и усталости).

Иллюстрация В. Гальдяева к рассказу Виктора Голявкина Иллюстрация Н. Устинова к рассказу Юрия Коваля Иллюстрация Е Маршаковой-Хроминой к рассказу Александра Раскина

В книге не должно быть много переносов слов с одной строки на другую. Каждый перенос – это неожиданная остановка для ребенка, и не только «техническая». Ведь ребенок, начинающий читать, выполняет двойную работу: он складывает слова и в то же время пытается осознать смысл этих слов. Переносы очень затрудняют эту работу. Тем более что в «Первоклассных историях» собраны стилистически непростые тексты, встречается множество необычных слов, над которыми ребенку надо поразмыслить. Попробуйте представить себя на месте первоклассника, который читает вслух фрагмент из «Жабы» Радия Погодина: «Коля отошёл немного назад: больно уж некрасивая жаба. Пупырчатая, бородавчатая, рот до ушей. И в синих сумерках вся чёрная». Чтобы правильно произнести и понять смысл этих фраз, требуется немало умственных усилий…

Конечно, Лёня пока не читает «запоем». Но я с огромной радостью замечаю его читательский прогресс. Скорость чтения для меня совсем не важна. Куда важнее то, что с каждым днем он все лучше понимает смысл знаков препинания – делает паузы, видя запятые, тире или двоеточия. Всё точнее интонирует диалоги (а это совсем для него непросто). Пытается уловить и пересказать смысл каждого рассказа, прочитанного самостоятельно.

Безусловно, важную роль в этом играет и ежедневное чтение букваря в школе. Но я уверена, что без домашнего чтения успехи его были бы куда менее заметны. И вряд ли бы он так уверенно называл себя «взрослым мужчиной».

Анна Рапопорт

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.