Сказки про электричество и про план ГОЭЛРО
14 января 2014 4713

Михаил Карасик известен не только как художник, но и как исследователь советской детской книги 1920‒1930-х годов. Именно в то время были заложены основы многих видов и жанров детского книгоиздания, которые процветают и сегодня. В своей первой статье «Советские книжки-самоделки 20-30 годов», опубликованной на нашем сайте, Михаил Карасик рассказывал о книгах, которые с раннего детства приучали жителей Страны Советов к ударному коллективному труду. В его новой работе речь пойдет о специфическом виде познавательной литературы ‒ фотокниге, рожденной на стыке фотографии, кино и книгоиздания.

Как долго живут детские книжки? Почему их хранят, передают от поколения к поколению, и почему рисованные образы из этих тонких тетрадок навсегда остаются в нашей памяти? Век детской книги недолог. Любимые книжки зачитывают до дыр, но некоторым выпадает счастливая судьба – пережить своих сверстников по году издания и даже пережить не одно поколение своих владельцев.

Книги для детей притягивают к себе не только маленьких читателей, но и взрослых. В 1970–80-е годы интерес к книжной иллюстрации был связан не только с ее высоким художественным качеством, но и с традициями и энтузиазмом издателей, искусствоведов и библиофилов. Тогда был осуществлен масштабный проект выпуск нескольких серий репринтов легендарных детских книг 1920–1930-х годов. Собирать эти книжки стали и студенты, и те, кто читал их еще в оригинальных изданиях в далеком детстве.

Теперь уже забылось, что многие книги имели анимационные версии, а некоторые – диапозитивные. Порой вечерами родители вешали на стену белую простыню – она превращалась в экран. Со шкафа доставали проектор, похожий на игрушечный железный танк с большой пушкой, из которой бил яркий луч света, и на экране оживали любимые герои. Кадры двигались медленно и неровно, так как пленка прокручивалась на барабане вручную…

Первые диафильмы появились в середине 1930-х годов, когда было принято решение о привлечении художников-иллюстраторов к созданию диапозитивных лент для детей. Тогда же и «…Детиздат [Издательство детской литературы] задумал выпуск целой серии фотокнижек для дошкольников. Недавно вышла одна из первых таких книжек», – читаем в журнале «Советское фото» за 1936 год.

Диапозитивный фильм, еще только делая свои первые шаги к зрителю, оказал сильное влияние на традиционную книжку с картинками. Возникла постановочная и игровая фотоиллюстрация, как бы подражавшая кино, на титульных листах таких изданий значилось: фото-книга. Картинки в них были фотографическими, а не рисованными, и походили на подборку кадров. Фотокниги, как и их ближайшие родственники – диапозитивные фильмы, оказались прекрасными рассказчиками занимательных историй о технике для детей.

Одной из популярных тем научно-познавательного жанра стало электричество. Электричество – главная сила в переустройстве мира. Его обожествление началось с футуристов и Маяковского, который писал эти слова с большой буквы: Электричество, Энергия, Машина. Для большевиков лампочка – визуальный символ электрической энергии: лампочка и высоковольтная мачта чаще других появляются в монтажах, иллюстрациях и на обложках книг. Лампа, подобно божественному сиянию, несет свет, она дух социализма, ее изображение носило такой же сакральный характер, как изображение звезды, серпа и молота. Страна возводила свои первые электростанции, и детям в доступной форме рассказывали о плане ГОЭЛРО (Перспективный план развития народного хозяйства на основе электрификации страны).

«Сказка о мальчике Пете, который никого не боялся на свете, никому кланяться не привык и как ему в заботах и работах помог добрый старик дед-Электрик» стала, возможно, одной из первых сказок про электричество, сочиненных для советской ребятни. Книжка вышла в 1924 году, ее автор Яков Галицкий, а рисунки сделал художник Василий Артемьев. У мальчика Пети отец рабочий, а мать крестьянка. Не захотел Петя служить барчуку мальчишке-царевичу, и посадил тот строптивца в тюрьму, из которой его освободили рабочие и крестьяне. Помог Пете и пролетариям дед-Электрик. Он осветил мальчику темницу, вынув из своего волшебного мешка стекляшку с проволочкой. Ввинтил эту лампочку дед прямо в потолок, а выключатель приставил к стене, без всякой проводки. Рабочим дал вагон, над ним натянул провода – появился электропоезд.

О волшебной силе электричества, пришедшего на смену старому углю, который доставлялся издалека на поездах, баржах и подводах, читаем в стихотворении Владимира Войнова «80 000 лошадей» (1925). Замечательную обложку и рисунки к этой книжке сделал Борис Покровский. Она посвящена Волховстрою – Волховской электростанции, пущенной в строй только через два года после выхода книжки:

И от самой от плотины
Нитка этой паутины
Эту силу, без преград,
Перекинет в Ленинград ‒
Город счастья и свободы.
И тогда его заводы,
По почину из Кремля,
Станут жить и без угля.
А деревня все обновки
Получивши по дешевке,
Разнесет повсюду клич:
«Это сделал нам Ильич!»

В конце десятилетия волшебную сказку из детской литературы вытеснили короткие деловые рассказы о машинах, заводах, технике.

Одну из таких книг ‒ «Егор Монтер» (1928) ‒ создали художники-конструктивисты сестры Галина и Ольга Чичаговы в соавторстве с писателем Николаем Смирновым. В ней рассказывается, как маленький Егор приобщился к электричеству, неожиданно для себя сделав короткое замыкание на линии электропередач недалеко от своей деревни. Егорку такой «электрике» научил городской парень, который показывал чудеса современной жизни младшему товарищу: бытовые электроприборы, радио, уличные фонари, трамвай, колбасный завод, кинотеатр и пр. Через некоторое время и к Егорке в деревню пришел монтер, провел электричество, и в доме зажглась лампочка.

Обложка и развороты книги «Егор-монтер»

Если в 1924 году электричество для детей было волшебной силой, приводящей в движение машины и моторы, то в 1937-м ребенок уже хотел и мог разгадать тайну, как зажигается лампа. Об этом книжка Н. Булатова и П. Лопатина «Путешествие по электролампе». Сломалась отцовская настольная лампа, вот и решили ее починить Юра с Наташей, а заодно узнать, как она работает и что такое электричество. Нужно только представить, что ты превратился в совсем маленького человечка – не больше таракана, – проникнуть внутрь лампы, увидеть, в чем дело, и починить. В книге «снимались актеры Московского театра для детей М. Вахонина и А. Бурова». Иллюстрации, напечатанные синим кобальтом, подписи рядом с картинками, сделанные по типу инструкций, и само техническое рисование предметов в разрезе напоминают плакаты по технике безопасности.

Обложка и развороты книги «Путешествие по электролампе»

История, похожая на «Путешествие по электролампе», случилась и в другой книжке ‒ «В стране Дзинь-Дзинь», вышедшей годом раньше. Авторский коллектив там прежний – Николай Булатов и Павел Лопатин, а также Лев Кассиль. Маленький мальчик Шура с мамой пришли в гости к своим соседям, но им долго не открывали дверь. Оказывается, домработница убила щеткой паука, сидевшего на звонке, из-за чего звонок перестал работать. Вслед за Шурой пришли Гора и Аля Коташкины, они собирались делать уроки вместе с друзьями по школе, но не смогли попасть в квартиру, так как звонок не работал. Находчивые Гора и Аля превратились в крохотных человечков, проникли по электропроводу в звонок и исправили повреждение, заодно узнав его устройство, и пересказали читателям.

Обложка и развороты книги «В стране дзинь-дзинь»

Иллюстрационный ряд «В стране Дзинь-Дзинь» – фотографии и коллажи из рисунков и фотографий детей-артистов. Из выходных данных узнаем, что для книжки снимались уже знакомые нам артисты из Московского театра для детей. В некоторых иллюстрациях трудно признать фотографии – они так отретушированы, что их можно принять за рисунки, если бы не подпись на титуле «Фото и монтаж М. Махалова». Художник и фотограф Михаил Махалов также был автором фотомонтажей в «Путешествии по электролампе». Сценарий с превращением не нов, как и прием монтажа фотографий крупных предметов с уменьшенными фигурками людей. «Путешествие по электролампе» и «В стране Дзинь-Дзинь» сделаны по одному принципу: соединения фотографий игровых сцен и пространства, где происходит действие.

«Путешествие» имело продолжение: в 1962 году его «экранизировал» художник Ефим Перников. Обе версии – не что иное, как фильм. Не случайно в новой редакции на титульном листе нарисована кинопленка, спиралью обвивающая лампу. Автор Петр Лопатин (теперь уже он один) значительно переработал текст и ввел нового героя, песика Чуню, который перегрыз шнур и сломал электролампу.

Кстати, разглядывая иллюстрации в книге «В стране Дзинь-Дзинь», легко заметить визуальные знаки обуржуазивания советских элит. Здесь представлена квартира госслужащего или руководителя, в которой существует домработница, имеется звонок иностранного производства и пр.

Михаил Карасик

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.