Куда можно улететь на крыльях Леонардо да Винчи
13 января 2014 2082

У нас дома не очень много именно новогодних книжек, но есть такие детские книги ‒ с особой мечтательно-сказочной интонацией, ‒ которые удачно совпадают с общим предпраздничным настроением. Одна из таких книг – «Лиза и ее сны» Ивана Малковича. Художник Евгения Гапчинская выступает как полноценный соавтор этой книги. Можно даже сказать, что иллюстрации здесь первичны, а текст как раз вторичен. Именно иллюстрации Евгении Гапчинской и «рассказывают» эту мечтательно-сказочную историю.

Иван Малкович «Лиза и ее сны»

О рыжеволосой Лизе в книге сказано, что она «больше всего на свете любила мечтать и рисовать». По сути, это и есть книга-сон, книга-греза. И читать ее хочется медленно, размеренно, подолгу вглядываясь и обсуждая иллюстрации. Мои дети так часто чем-то заняты – то уроки, то кружки, – что очень мало времени остается на «помечтать». К тому же они (возможно, и не только мои дети) скорее захотят посмотреть телевизор или поиграть на айпэде, чем посидеть, скажем, у окна и пофантазировать. А тут целая книга посвященная мечтанию, да еще какому! Может, это и не так скучно?

Сюжет – сон Лизы – служит поводом для знакомства с великими художниками. Все начинается с того, что друг Лизы отказывается нарисовать ее портрет на уроке, потому что «рыжих не рисуют». Лизе ужасно обидно, и она начинает искать рыжих красавиц в художественном альбоме. И вот уже воображение переносит ее в мастерскую Леонардо да Винчи, где она узнает знакомые картины: «Привет, “Дама с горностаем”!.. Привет, “Мона Лиза”!» и даже встречает самого великого художника.

Но тут ее подхватывают механические крылья, изобретенные да Винчи, и уносят дальше по вечной стране художников, где не существует ни временных, ни пространственных ограничений. Лиза путешествует, к примеру, из мастерской Малевича в дом Брейгеля, а оттуда – к Боттичелли.

Она попадает в настоящий художественный рай, где рыжие красавицы весьма востребованы. Малевич, Климт и многие другие пишут ее портреты, а подсолнуховое поле кажется ей грядкой, «где Бог выращивает солнца». Воображение Лизы «оживляет» не только художников, но и их картины: она буквально приземляется в подсолнухи Ван Гога и, войдя в его комнату, как бы оказывается в «Спальне в Арле». Лиза пытается стоять на шаре, как «Девочка на шаре» Пикассо, наблюдает за охотой Брейгеля, «впрыгивает в сон» Дали, выкладывает овощи и фрукты Арчимбольдо. Фантазия вдруг кажется ужасно привлекательной, потому что она дает возможность пережить что-то знакомое на новом уровне.

Иллюстрации Евгении Гапчинской к книге Ивана Малковича «Лиза и ее сны»

В какой-то момент мне показалось, что это книга для родителей-интеллектуалов, которые легко узнáют те самые «Подсолнухи» Ван Гога, «Девочку на шаре» Пикассо или «Белое на белом» Малевича и расскажут своему не менее интеллектуальному чаду об этих художниках и их картинах. Текст книги лишь дополняет и объясняет иллюстрации для тех из нас (и родителей, и детей), кто забыл или не знал, например, автора «овощных» портретов (Джузеппе Арчимбольдо) или фламандских пейзажей (Питер Брейгель). Кстати, названия картин и имена художников выделены в тексте, чтобы читатель обратил на них внимание.

Для родителей – не искусствоведов (вроде меня) это своеобразное введение в историю мирового искусства, где объясняется, например, что Боттичелли был первым, кто «изобразил на картине движение». Моим детям это пока совершенно неважно. Вот что их беспокоит, так это то что у Ван Гога на стуле всего две картофелины и он, скорее всего, очень голоден. Или то, какие задумчивые лица у ангелочков с «Сикстинской Мадонны» Рафаэля. О чем они мечтают? («Вот бы яблочка…», – предположил Алик).

Иллюстрации Евгении Гапчинской к книге Ивана Малковича «Лиза и ее сны»

Так как книгу мы читаем по-русски, мой пятилетний сын, которому еще трудно следить по тексту за всеми неожиданными полетами Лизы, сосредоточен в основном на иллюстрациях. Его очень интересуют ангелы, помощники Рафаэля, девушки Боттичелли, овощи и фрукты в портретах Арчимбольдо. Он внимательно отмечает все визуальные «эхо» того, что делает или видит Лиза, и того, что делают художники. Получилось, что Алик как бы «читал» книгу по иллюстрациям, смотрел ее именно как художественный альбом.

Увидев Лизу на странице в мастерской Малевича, Варя воскликнула: «Смотри, мама, она русская!» Дело в том, что на каждой странице Лизин образ соответствует эпохе и национальности художника, и у Малевича Лиза действительно «русская», по Вариному представлению: в красных бусах, вышитой белой рубашке и красном фартуке. Такой вполне фольклорный образ «русскости».

Иллюстрация Евгении Гапчинской к книге Ивана Малковича «Лиза и ее сны»

Но самое интересное в «Лизе и ее снах» – это возможность чуда. Во-первых, проснувшись, Лиза увидела рядом с собой тыковку – подарок Арчимбольдо. Значит, она и вправду летала! Во-вторых, одноклассник Лизы попросил у нее прощения и пообещал нарисовать ее портрет – значит, ее сон в какой-то мере сбылся. Но все это было бы просто историей из книжки, если бы Варя и Алик не видели своими глазами те самые крылья Леонардо да Винчи. В наш город приезжала выставка его изобретений, и крылья можно было подвигать и представить, как они «летают». А раз крылья есть на самом деле, то почему же и тыковке не быть? Мечтать явно нескучно.

После первого же совместного прочтения моя девятилетняя дочка решила, что в новогоднем спектакле она будет не Снегурочкой, а Лизой (у нее-то жизнь значительно насыщенней), а пятилетний сын захотел стать ангелом… тем самым, из Рафаэля, который яблоки любит.

Мария Бостон,
штат Висконсин, США

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.