«Ребенок видит иначе, чем взрослый…»
13 декабря 2013 6731

Как дети воспринимают иллюстрации в детских книгах? Какими должны быть книжные иллюстрации, чтобы помогать развитию ребенка, а не препятствовать ему? В течение многих лет психолог Мария Осорина, известная многим по книге «Секретный мир детей в пространстве мира взрослых», изучает проблемы восприятия иллюстраций ребенком.

Хорошая книга! 11

– Мария Владимировна, почему вы придаете такое большое значение качеству иллюстраций к детским книгам? Это связано с воспитанием эстетического вкуса или с чем-то другим?

– Воспитание вкуса важно, но качество иллюстрации, адресованной детям, определяется несколькими факторами. Для детей всех возрастов важно правильно опознать, что изображено на картинке. Настоящий художник детской книги всегда старается облегчить ребенку «чтение» картинки. Для маленьких трудной задачей является вычленение контура предмета из зашумленного фона. Поэтому для самых младших предметы обычно изображают отдельно друг от друга, чтобы их контуры не пересекались, и помещают их на нейтральный фон. Благодаря этому ребенок легко может сосредоточить свое внимание на изображении и внимательно разглядеть его существенные признаки.

Кроме того, у детей каждого возраста возникают свои задачи при «чтении» и понимании картинок. Для детей до трех лет важно понять, кто нарисован, какой он и что делает. У более старших появляются бóльшие возможности, и желательно, чтобы картинки им соответствовали. Так, дети младшего школьного возраста в отличие от маленьких очень любят рассматривать сложные многофигурные композиции. Им, наоборот, нравится «всех находить» в графическом шуме накладывающихся друг на друга контуров.

– Узнаваемость, наверное, особенно важна, когда на картинках изображено то, чего маленькие дети еще не видели?

– Да, конечно, но как ни странно, это важно и тогда, когда дети разглядывают на рисунке знакомый предмет и ищут существенные черты его облика. Буквально проверяют: есть ли у него то, что ему «положено иметь».

Многие дети от полутора до трех лет не видели настоящих курочек, петушков, мышек, лисиц, о которых рассказывается в сказках. Единственный способ познакомиться с ними – разглядеть картинку вместе с мамой и обсудить, «что у курочки есть»: какой у курочки клювик, гребешок, глазки, крылышки, перышки, хвостик, ножки и т. д. Для того чтобы такой разговор состоялся, желательно, чтобы художник все это тщательно прорисовал. Поэтому лучшие художники детской книги, в частности, такие как отец и сын Е. и Н. Чарушины, проводили много времени, наблюдая за животными и делая множество «исследовательских» набросков и рисунков. Затем эта работа обобщалась в изображении, адресованном ребенку, и тот мог проделать такую же «исследовательскую работу», разглядывая рисунок.

Иллюстрации Чарушиных

– Не будет ли это скучно? Не превращается ли такой рисунок в иллюстрацию из атласа про животных?

– Как раз нет. Именно те художники, которые наблюдали животное «вживе» и знают его облик не по атласу, способны передать не только внешность своего персонажа, но и его живую суть: повадки, эмоциональную выразительность, характер. К сожалению, сейчас многие художники детской книги не удосуживаются проделать такую работу, как Чарушины. Вместо знакомства с живым воробьишкой срисовывают его из книжки с иллюстрациями Чарушиных.

– Мария Владимировна, почему «Азбука» Бенуа стала предметом вашего пристального внимания? Вы часто ссылаетесь на нее, говоря о книжных иллюстрациях для детей постарше.

– Во-первых, Александр Бенуа Александр Николаевич Бенуа(1870 – 1960) – русскийхудожник, историк искусства,художественный критик,основатель и главный идеологобъединения «Мир искусства»,театральный художник и автор-постановщик спектаклей.  очень хорошо понимает психологию ребенка. Он рисовал свою азбуку в тридцатитрехлетнем возрасте (она была издана в 1904 году). Уже имея собственных детей, он хотел передать им атмосферу того прекрасного детского мира, который запечатлелся в его памяти. Мира многодетной русской дворянской семьи с французскими корнями и мира русской и европейской культуры, который открылся ему через любимые им в детстве книги.

Это азбука для довольно больших детей, от 7 до 10 лет – т. е. для детей, уже хорошо знающих буквы. Смысл этой азбуки не в том, чтобы научить буквам. Неслучайно ее полное название – «Азбука в картинах Александра Бенуа». Она состоит из тридцати пяти многофигурных картин, довольно сложных, и в каждую картину можно погрузиться и очень долго ее рассматривать. После семи лет дети любят такие иллюстрации.

– А не слишком ли трудна «Азбука» Бенуа для понимания современных детей и даже взрослых?

– С психологической точки зрения картины в «Азбуке» Бенуа сделаны замечательно тонко, продуманно, умно и могут быть очень интересны и полезны современным детям. Они исходно были рассчитаны на то, что ребенок будет рассматривать их вместе с просвещенным родителем, который поможет ребенку понять многочисленные культурные ассоциации и ссылки, заложенные в иллюстрациях Бенуа. Автор дал родителю возможность блеснуть своими «взрослыми» знаниями, поделиться ими с ребенком, поднять свой родительский авторитет и одновременно ввести своего потомка в пространство разных культур и разных эпох. Однако, к сожалению, современные родители, как люди другого века, не всегда могут «расшифровать» те изобразительные подсказки Бенуа, которые легко прочитывались культурными петербуржцами начала XX века. Поэтому одно из моих мечтаний – издать «Азбуку» А. Н. Бенуа с психологическим комментарием к каждой картинке, который помог бы любому родителю вместе с его ребенком найти свой способ проникнуть в каждую из нарисованных ситуаций.

– Вы не могли бы объяснить, чем «Азбука» Бенуа принципиально отличается от современных книг для детей?

– Принципы организации «Азбуки» Бенуа очень интересны и максимально ориентированы на читателя. Вообще эта азбука – целостное произведение с удивительно продуманной содержательной структурой.

Рассматривая обложку, мы знакомимся со всеми персонажами этой книги, которые выведены на сцену жизни и представлены маленькому читателю в нижней части композиции. Для ребенка важно изначально увидеть всех и сориентироваться: кто тут есть, какие они и кто у них главный. Кстати, так нередко делают постановщики детского спектакля, когда перед началом представления выходят на сцену все его герои и замирают, чтобы дети могли рассмотреть каждого, обсудить со своим взрослым спутником кто есть кто, что позволяет ребенку легче опознавать персонажей, когда они начнут действовать.

Кроме того на обложке в метафорической форме сообщены мысли А.Н.Бенуа о том, чем является чтение для ребенка, и присутствует адресованное родителям и маленькому читателю сообщение, что мир книги, которую они сейчас откроют, будет нравственно чист. Он защищен от «нечисти» с рожками и копытцами длинными плащами ангелов, свисающими по бокам, как занавес, обрамляющий нижнюю сцену с персонажами книги. А внутри мира, где живут персонажи книги, также находятся его хранители – грозные Ветры, которые зорко следят, чтобы «нечисть» не проникла, и выдувают ее прочь.

И действительно, Бенуа твердо соблюдает безопасность детей. Несмотря на то, что на страницах «Азбуки» иногда изображены страшные для ребенка ситуации: пролетает Баба Яга (буква «Б»), чудовище погубило часть рыцарей (буква «Р»), разразился ураган (буква «У») – нигде с детьми не происходит ничего плохого. Ураган на улице Петербурга завихрил, понес и пролетки, и лошадей, и собачек, и дяденек, и тетенек, но только детей нет среди жертв урагана – ведь было обещано, что с ними ничего плохого не случится.

– Вы упомянули, что среди персонажей «Азбуки» Бенуа выделил кого-то как главного. Кто же он?

– В центре группы персонажей стоит подбоченившийся Арапченок, смелый и задорный. Он выступил вперед, как будто является предводителем. Ему лет 8–9. По возрасту он близок ребенку-читателю, который может легко с ним отождествиться. И это важно, потому что Арапченок дальше исполняет роль сквозного героя этой книги. Мы встречаем его на титульном листе, где он лежит вместе с двумя мальчиками и читает книгу. Дальше он появляется на листе с буквой «А», в конце книги на букве «Я», и его же мы видим рекламирующим «Азбуку» Бенуа на задней стороне обложки. Наличие такого сквозного персонажа очень важно для ребенка – это знакомая фигура, которая служит проводником в процессе знакомства с новой книжкой.

Азбука Александра Бенуа

Надо сказать, что в «Азбуке» есть еще и другой сквозной персонаж – многодетная и многопоколенная дворянская семья, жизнь которой является сюжетом многих картинок книги. Что не мешает Бенуа осуществлять свою любимую миссию просветителя – знакомить читателя по ходу дела со всякими интересными вещами и событиями. Для этого почти каждый разворот книги он организует следующим образом: левая страница – просветительская, а правая обычно посвящена семейной и детской жизни.

«Азбука» Бенуа – безусловно, произведение искусства. А можно ли с ее помощью научиться читать?

– Безусловно. На каждом листе обязательно есть изображение буквы – и большой, и маленькой, а внизу написано ключевое слово. Причем это слово тесно связано с изображением – оно служит мостиком между буквой и изобразительным текстом. В слове нужная буква выделена цветом, и ребенок, рассмотрев букву, понимает, что означает развертывающееся перед ним изображение.

– Из того, что вы говорите, можно сделать вывод, что понимание иллюстраций к детским книгам – это довольно сложный культурный навык.

– Конечно это так. Фактически ребенка сызмальства надо учить «читать картинки» примерно так же, как учат читать словесный текст. Как это делать с маленькими детьми, родители более или менее понимают. Например, сами догадываются задать три основных вопроса, которые помогают ребенку сориентироваться в картинке. Первый вопрос – кто это, что это? Он помогает найти всех персонажей картинки: и людей, и животных, и растения, и различные предметы. Умение всех обнаружить и правильно назвать очень важно. Потеря любого персонажа, который не был замечен, это потеря кусочка смысла, без которого понимание картинки часто будет неполным.

Второй вопрос – какой, какая, какое? Он помогает научиться разглядывать нарисованных персонажей и замечать те черты и характеристики, которыми наделил их автор-художник.

Третий вопрос – что он (она, оно) делает? Он нацеливает ребенка на то, чтобы заметить характер активности каждого персонажа и назвать его, используя глаголы. Этот вопрос более сложный, чем первые два, и очень значимый. Как только появились ответы, тут же перед зрителем начинает открываться смысл взаимодействий изображенных на картинке героев.

– Обычно родители считают, что если ребенок может ответить на эти вопросы, то это значит, что он умеет понимать картинки.

– Но это уровень самый первый, достойный для ребенка лет до трех. А впереди еще долгий путь. Следующий шаг маленького зрителя будет состоять в том, чтобы научиться отвечать на более сложные вопросы. Например, куда смотрит персонаж и что привлекло его внимание? А еще важно уметь понять, чего хочет персонаж. А дальше – о чем он думает. Отвечая на эти вопросы, ребенок постепенно учится мысленно представлять себе психический мир нарисованных героев. Такое умение психологи считают важнейшим основанием для будущей способности ребенка понимать психологию окружающих людей, способности, которая определяет качество формирования его социального интеллекта. Ясно, что эта способность развивается не только через разглядывание картинок. Но, несомненно, можно сказать, что общение с картинками, сделанными хорошим художником, который наделил нарисованных персонажей душевным миром, для ребенка будет чрезвычайно полезным. К счастью для нас, все, что нарисовано, послушно стоит на своих местах и позволяет себя разглядывать, сколько ты хочешь, в отличие от героев мультфильма.

– А какие новые задачи в чтении картинок можно ставить перед младшими школьниками?

– Одна из таких задач – понимание изобразительных метафор и метафорических сравнений. В этом плане Бенуа является поразительным мастером перевода словесных метафор в изобразительные.

Фактически для каждого возраста – и для детей, и для подростков, и для юношества – можно подобрать хорошие книги, которые помогут освоить новые уровни мастерства «чтения» картинок. В общем, я полностью согласна с Александром Бенуа, который писал, что хорошая детская книга – это «могучее культурное средство, которому предназначено сыграть в русской образованности более благотворную роль, нежели мудрейшие государственные мероприятия и все потоки строго научных слов о воспитании».

Беседу вела Анна Рапопорт

Понравилось! 13
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.