«Я теперь уже не Петька, я теперь автомобиль…»
11 октября 2013 1985

Федор увлекается техникой, и это определяет даже выбор книг для совместного чтения. Ему нравятся книжки с картинками про машинки, энциклопедии техники, а еще истории про разных изобретателей и умельцев, которые могут сделать самые невероятные технические устройства. А иногда любовь к машинам и механизмам проявляется неожиданно – например в том, как Федор интерпретирует прочитанные тексты.

Кораблик побеждает Тараканище
До двух с половиной лет Федор почти не говорил, то есть он успешно обходился десятком самых необходимых слов, иногда использовал в речи звукоподражания, а в основном упорно молчал даже во время игры. Но зато он с раннего детства любил книжки: сидел рядом со мной, слушал и по своему обыкновению молчал. И я действительно очень много читала своему маленькому сыну, все подряд, в основном стихи. И вот ближе к трем годам с Федором что-то произошло: стал стремительно расширяться его словарный запас, в спонтанной речи появились первые предложения, а чуть позже он начал рассказывать наизусть все то, что мы с ним прочитали.

Сначала я думала, что у него работает только механическая память, но потом убедилась, что он воспроизводит тексты вполне осмысленно. Дело в том, что Федор иногда по-своему рассказывал ключевые эпизоды в произведении, заменяя главных действующих лиц: чаще всего какое-нибудь животное становилось техническим устройством.

Например, в начале сказки «Тараканище» Корнея Чуковского звери едут на самом разном транспорте, при этом «смеются и пряники жуют» (думаю, именно упоминание транспортных средств вызвало интерес Федора к этой сказке). Однажды, по просьбе Федора, в конце этой процессии появился маленький Кораблик, который катился на тележке. А потом этот самый Кораблик вместо воробья победил страшное чудовище, которого так сильно испугались все «зубастые и клыкастые» звери. Победа над Тараканищем описывалась сыном по-разному: Кораблик мог его толкнуть, переехать на тележке или изрубить винтом. И в торжественном финале сказки все животные чествовали храбреца:

То-то рада, то-то рада вся звериная семья,
Прославляют, поздравляют удалого Корабля!

В гостях у трех вертолетов
Потом мы с Федором начали читать и перечитывать русские сказки про зверей, особенно часто – «Три медведя» Льва Толстого. И очень скоро в Фединой трактовке этой сказки девочка, которая так и осталась у автора без имени, начала приходить в гости к трем вертолетам: папе, маме и сыночку. Про маленького синенького вертолетика Мишутку Федор говорил с особой нежностью.

Сначала Федор переживал за девочку, которую бросились догонять медведи; семья вертолетов в его собственной версии сказки девочку не преследовала. Но потом он стал недолюбливать девочку за то, что она без приглашения пришла в гости, да еще в отсутствие хозяев. Ему теперь решительно не нравилось, что девочка съела похлебку, сломала стульчик и улеглась спать в кроватку синего вертолетика. Я думаю, Федор изменил свое отношение к героине сказки с рождением младшего брата, который так же «без спроса» вдруг появился в нашем доме (Федору тогда было три с половиной года).

Иллючтрации к сказке Льва Толстого «Три медведя»

Грузовик из мальчика
Федору уже пять лет, и теперь он больше всего любит читать житейские истории о детях. Недавно он с восторгом принял «Сказки про мальчика Лешу» Сергея Седова. Главный герой этих историй умел превращаться во что угодно, в том числе в самую разную технику – причем без всякого вмешательства Федора. Однажды Леша превратился в грузовик, чтобы помочь маме увезти домой тяжелые покупки. Федор это себе очень живо представил и сказал, что из Леши должен получиться отличный грузовик: небольшой, с желтым кузовом, круглыми фарами и запасным колесом. В другой истории Леша стал подъемным краном и начал поднимать кирпичи, а потом малышей, чтобы их позабавить. А вот Леша уже поезд, самолет и даже пылесос!..

Иллюстрации из книги Сергея Седова «Сказки про мальчика Лёшу»

В раннем детстве Федор по-своему пересказывал известные сказки, делая их героями технические устройства, и это было похоже на его «малышовые» игры с машинками: машинки живые (они говорят, кушают, спят, ходят гулять и даже побеждают злодеев), и Федор как-то участвовал в их жизни. Теперь ему нравится вместе с книжным героем самому превращаться в разную технику, и это опять перекликается с его играми. Я это понимаю, но все равно удивляюсь этой огромной, вытесняющей все другие интересы Фединой любви.

Ксения Зернина

 

Понравилось! 1
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.