Поля Плавинская: «Главный ориентир для художника книги – это зритель!»
9 октября 2023 586

Лет 15 назад на книжном рынке стали появляться книги с иллюстрациями нового поколения российских художников, которые сформировались под влиянием современных мировых тенденций в развитии книги. Они не боялись новых тем и новых техник. Они иначе относились к жанру книжки-картинки и такому виду книги как графический роман.

Но им пришлось пробиваться через довольно плотную стену недоверия издателей, которые уже привыкли к тому, что высокий уровень иллюстрирования задается в переводных книгах. Сегодня, тем не менее, представители нового поколения художников-иллюстраторов доказали, что они интересно думают, интересно работают и могут успешно конкурировать со своими западными коллегами.

Одна из ярких представительниц этого нового поколения – Поля Плавинская, выпускница «Британской школы дизайна», несколько лет проработавшая арт-директором издательства «Самокат».

Журналист подростковой редакции «Папмамбука» Александра Меркина беседует с Полей о том, что значит мыслить как художник книги и как идеи воплощаются в реальность.

– Поля, вы в течение нескольких лет учились искусству иллюстрации. Вы работали в концептуальном книжном магазине и были арт-директором издательства «Самокат». У вас наверняка есть любимые художники-иллюстраторы….

– На этот вопрос всегда сложно отвечать. Хороших художников очень много, и трудно понять, кто из них самый любимый. Могу сказать, что я фанат того, что делает итальянская художница Беатриче Алеманья. У нее много разных книжек, и она все время находится в поиске. Мне очень нравится, как работает Полина Калашникова: это бесконечный юмор, фантазия, игра с образами разных персонажей. Последняя книжка, которую она иллюстрировала, – «Английский для попугаев» по стихам Евгения Клюева.

– Что для вас самое главное в работе иллюстратора?

– Мне кажется, что художник детской книги должен сохранять в себе любознательность, которая часто свойственна детям. Но если ты иллюстрируешь книги для детей, то ты сам должен быть не просто любознательным, но еще и все время куда-то двигаться, что-то изучать. Тебя должно вести стремление перейти на какой-то следующий этап, открыть для себя что-то новое в рисовании. Ты все время ставишь себе новые художественные задачи.

Мне не интересны уже протоптанные дорожки. Мне очень интересно для каждого следующего проекта находить свой путь. Так я и как человек развиваюсь, и как художник, и каждый раз могу предложить своим читателям что-то новое.

– Какие среди проиллюстрированных вами книг для вас особенно важны?

– «Вся правда о пиратах» и «Бедный медведь», две мои последние книги. «Бедный медведь» – книжка для самых маленьких. Мне давно хотелось сделать какую-нибудь книжку с интерактивом внутри, чтобы маленьких читатель мог как-то с ней взаимодействовать, но чтобы при этом там не было никаких дополнительных сложных открывающихся бумажных элементов: это очень дорого в производстве и сложно напечатать. Я долго-долго продумывала разные варианты, и наконец родился вот этот «Бедный медведь».

Bednyi medved_illustr 1

Для «Всей правды о пиратах» я использовала новую для меня коллажную технику, и мне нравится, что в итоге «сложилось», как книжка собралась, нравятся наши находки.

– Вам с детстве нравились книги о пиратах?

– А я вот не помню, были ли у меня в детстве книги о пиратах.

Помню, как мы с бабушкой летом на даче читали книжку про Робинзона Крузо. Мне ужасно не хотелось ее читать, мне было тяжело. Я вообще не очень любила в детстве читать. И там была картинка, где было много черепов, костей… Кто-то кого-то съел… Кажется, Робинзон Крузо обнаружил следы какого-то племени каннибалов. Я почему-то ужасно испугалась, хотя была уже довольно большая, мне было лет 9–10. И потом мы с бабушкой закладывали эту страницу, чтобы я больше не видела картинку – так мне было страшно на нее смотреть.

Но когда я делала книжку о пиратах, то думала, что нам с моим сыном Федей надо вместе прочитать «Остров сокровищ»: я-то уже ничего не помню! И ему будет интересно, и мне. Будет возможность сравнить то, что описывает Стивенсон, с нашими новыми знаниями о пиратах.

– То есть, работая над книгой, вы открыли для себя что-то новое?

– Тема пиратов оказалась большой и плодотворной для иллюстрирования. Все мы привыкли к «классическим» художественным образам пиратов, где они в каких-то странных пестрых одеждах, на плечах у них сидят попугаи, – и много всего в таком роде.

Когда мы начали делать книжку, я с головой погрузилось в материал: стала искать исторические референсы, гравюры, на которых изображены реальные пираты – чтобы понять, как они выглядели. И оказалось, что необычного и красочного на самом деле было не так много. Одежда простых моряков была примерно одинаковая и очень монотонная по цвету. А суперизвестные капитаны часто одевались так пышно и странно, что больше походили на экзотических королей.

Я понимала, что если иллюстрации будут полностью соответствовать «исторической правде», то мне будет очень скучно их рисовать, а детям-читателям потом – рассматривать. Поэтому мы с Катей Степаненко, автором текста, решили найти компромиссный путь – удержать «золотую середину».

Например, мой любимый разворот – тот, где пират везет на маленький лодке кучу разных животных, и его лодка очень напоминает Ноев ковчег. Там есть даже панда, которой ну никак не могло быть на пиратском корабле. Мы с Катей сомневались, стоит ли оставлять панду на картинке, или, может быть, лучше ее убрать: это ведь совсем недостоверно! Но нам показалось, что образ ковчега, как такого безумного корабля, наполненного разными животными, будет хорошо работать, сделает иллюстрацию интересной.

Piraty_illustr 1

На мой взгляд, главный ориентир для художника книги – это зритель. В процессе рисования ты все время находишься во внутреннем диалоге с ним и думаешь: здесь лучше исходить из того, чтобы было интересно, а здесь нужно рисовать точно: не должны меня поймать на том, что я неправильно нарисовала нос корабля…

– Вы на кого-то ориентировались, работая над «пиратской» книгой?

– В первую очередь – на Эрика Карла с его «Голодной гусеницей», и на итальянского иллюстратора Лео Лионни. Из его работ я больше всего люблю книгу «Синенький и желтенький», про два абстрактных кружочка. Еще меня очень вдохновляет моя коллега и подруга Анна Журко, которая, как и я, много работает в технике коллажа.

– Почему вы решили сделать иллюстрации к пиратской книге именно в стиле коллажа?

– Мне вообще интересно было что-то сделать в этой технике. Но тут мне еще и показалось, что для «Пиратов» она очень подходит с точки зрения образности: можно смешивать реальное с придуманным. Хотя что значит «реальное»? У нас ведь нет фотографий пиратов. Есть только гравюры. Можно ли считать, что на них пираты точно изображены? На гравюрах, например, встречается дымящийся пират. Он на всех гравюрах так нарисован – с такими длинными усами, которые уходят в разные стороны, и от них идет дым. Так художники пытались показать, что этот пират очень грозный – настолько грозный, что от него аж дым идет. Мне этот образ понравился, показалось важным его сохранить.

Piraty_illustr 2

Коллаж, мне кажется, позволяет играть с формами и пространством. Тут работает фактура, можно использовать надписи, фрагменты каких-то картин… В результате возникают новые смыслы.

– Часто ли вы пользуетесь коллажной техникой?

– Когда я училась в «Британке» (это новая высшая школа для иллюстраторов), я делала шутливую книгу о том, откуда не берутся дети. Я придумала концепцию: рассказать, как в разных странах взрослые рассказывают детям всякие «сказки» про то, откуда дети взялись, – про аиста, про капусту... Эта книжка тоже была в технике коллажа. Но она была в единственном экземпляре. А книжку в технике коллажа для издательства я делала в первый раз.

– У вас уже большой опыт издательской работы. Случалось в вашей жизни так, что автор текста не соглашался с вашим иллюстративным решением? Как решался такой конфликт?

– Такое случается. Но я скорее могу привести примеры из своего опыта работы арт-директором, когда я делала книжки вместе с другими художниками.

Хотя и авторам, бывает, не очень нравятся предложенные картинки, когда у них возникают вопросы к иллюстратору. Авторы могут реагировать на историческую неточность иллюстраций: может, в описываемое время не было шляпы такой формы, или перо на шляпе должно быть другого цвета… Но фактические ошибки на картинках всегда можно поправить. А когда речь идет о вкусовых разногласиях, тут, мне кажется, победа чаще остается за художником. И я ни разу не встречалась с ситуацией, когда книгу иллюстрирует художник, который не нравится автору.

Важно, чтобы разногласия не перерастали в конфликт. Все нужно обсуждать. В диалоге всегда можно прийти к компромиссу.

– Случалось ли вам отказываться от иллюстрирования какой-либо книги?

– Хороший вопрос… Сейчас какого-то конкретного случая я не могу вспомнить. Но мне кажется, что если мне не понравится текст – как он написан, сам язык или тема, то я вряд ли буду это рисовать. Если текст меня не заинтересует, я просто не смогу сосредоточиться, сконцентрироваться, чтобы довести работу до конца... Да и если ты делаешь что-то, что тебе не нравится, вряд ли у тебя выйдет что-то хорошее.

– Какие книги вам бы очень хотелось проиллюстрировать?

– Я уже очень давно хочу сделать азбуку. Такую безумную азбуку, где куча всего происходит на разворотах. Но это очень кропотливый и долгий процесс. Я никак не могу до него дотянуться.

А еще я мечтаю сделать книжку про детство. Детскую книжку про детство, историю детства для детей. Мне кажется, что это один из самых важных этапов в человеческой жизни. И то, как выглядело детство в разные времена, в разных странах, чем оно было окружено, – вот это мне очень интересно.

– Как у вас возникают идеи книг?

– У меня не так уж много своих книг. Тему для «Книги холода, льда и снега» предложило издательство. А «Фантастических животных» мы с Катей Степаненко вместе придумали… Мне просто нравится всякая безумная дичь. Фантастических животных было очень интересно рисовать: никто же не знает, как они выглядят! Но, с другой стороны, мне хотелось сохранить традицию изображений таких существ, ведь существует много средневековых рисунков, показывающих, как люди представляли себе разных животных.

Phantasticheskiye zhivotnuie_illustr 1

А если говорить о том, как рождаются книги, то одной первоначальной идеи для этого мало. Идею надо развить. Нужно продумать историю, понять, с чего надо начать и чем закончить. Потом начинаешь думать про технику, которая придаст твоей идее форму. Поэтому, если вы решите сделать свою книжку, сначала надо накидать много-много разных идей. Потом понять, какая из них вам больше всего нравится, где у вас больше возможностей претворить свой замысел в книгу. Дальше делаются зарисовки, раскадровки... И в какой-то момент чувствуешь: идея начинает жить, развиваться. Это всегда интересно…

Беседу вела Александра Меркина

__________________________________

Merkina Aleksandra
Александра Меркина, член детской редакции «Папмамбука», 13 лет, г. Санкт-Петербург

1

Некоторые книги с иллюстрациями Поли Плавинской:

Книга холода, льда и снега »
УФ! »
Вся правда о пиратах »
Бедный медведь »
Фантастические животные со всего света »
Вот это праздник! Сказки и легенды со всего света »

 

 

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.