Дети и классика. Говорят интересные взрослые. Часть вторая
12 апреля 2023 884

Мы хотим, чтобы дети читали классическую литературу… Или не очень хотим? А если хотим, то почему? И что мы понимаем под «классической литературой»?
Есть ли способы приобщить детей к любимой взрослыми классике?
Помогает ли это выстраивать связь между поколениями?
Мы обратились с вопросами к современным писателям, пишущим для детей, библиопедагогам, филологам и психологам. Ответы Андрея Жвалевского, Анны Ремез, Маши Рупасовой и Светланы Лавровой вы найдете здесь.

Вот как ответили на вопросы «Папмамбука» Нина Дашевская, Антон Соя, Евгений Рудашевский, Ольга Колпакова.

Soya Anton
    Антон Соя

1. Что для вас стоит за словами «классическая литература»?
Настоящая литература, актуальная на века, надолго переживающая автора, в отличие от модной актуальной боллитры. Во всяком случае, мне хотелось бы, чтобы ассоциации были именно такие. Пока же у меня перед глазами устойчиво встают суровые портреты на стене школьного класса литературы и русского языка.

2. Любили ли вы в детстве читать классику?
Скорее, нет. Особенно то, что касалось школьной программы. Нужно было запретить мне ее читать под страхом наказания, тогда бы точно читал с упоением.

3. Что входило в число самых любимых классических книг?
Рассказы Антона Чехова (меня, кстати, назвали в честь него), Марк Твен (он же классик – правда?), Эмиль Золя (открыл как-то одну его книгу случайно и прочитал без остановки все собрание сочинений), Ильф и Петров (советские классики же считаются?), а также «Легенда о Тиле Уленшпигеле» и «Декамерон». Но в основном я читал фантастов: Лема, Брэдбери, Стругацких – это мои любимые классики.

4. Были ли классические произведения, которые вы тогда не понимали, не любили, бросили читать?
Достоевского и Толстого. Перечитывал после школы, чтобы осознать всю мощь и силу мастеров слова. Осознал в основном свою ничтожность и ограниченность. В юности ресурсов (и терпения) на это не хватило. Тургенева так и не полюбил. Скучно мне, дурачку. Марселя Пруста не осилил. Стыдно признаться, но не смог, как ни старался.

5. Есть ли классические произведения, которые вы читали в детстве, а потом перечитывали во взрослом возрасте?
Есть! Пушкина читаю постоянно под настроение. И еще на пенсии планирую перечитывать Толстого и Достоевского в гамаке в саду. Вдруг поумнею к тому времени.

6. Какие из ваших любимых книг во времена вашего детства еще не были классикой?
Брэдбери, Воннегут и братья Стругацкие, а еще Астрид Линдгрен и Туве Янссон.

7. Были ли книги, чтение которых сейчас кажется вам пустой тратой времени?
Нет. Даже классика советского трэша, типа Адамова и Казанцева, лучше сегодняшнего ежечасного скроллинга бездны ненужной информации в лентах соцсетей. Тогда, во всяком случае, можно было быстрее остановиться.

8. Какие книги важнее читать современному подростку – классические или «новые»?
Если подросток читает осознанно, то сам разберется. А если из-под палки, то без разницы. Еще для меня очень большой вопрос, что сейчас считать классикой. Советская классика, типа Федина, еще классика или уже шлак?

9. Какую книгу вы бы предложили подростку, у которого острая нехватка времени, – что-то из классики или книгу современного писателя?
Это смотря какому подростку. Главное, чтобы был выбор и книги не запрещали и не жгли на площадях.

1

Kolpakova Olga
    Ольга Колпакова

1. Любили ли вы в детстве читать классику?
Скорее, нет. В детстве с большим удовольствием я читала современную литературу, насколько это было возможно (тогда это были, например, книги Линдгрен, которые теперь стали классикой), и научно-популярные книги. Но прочитанного родителями «Филиппка», конечно, запомнила на всю жизнь. Интересно, что это была и первая книга, которую мой папа прочитал в жизни самостоятельно. Читая ее мне, он смог передать все переживания этого ребенка.

2. Что входило в число ваших самых любимых классических книг?
Это уже не из детства, а старшие классы. Меня ошеломила «Обыкновенная история» Ивана Гончарова. Не то чтобы она стала любимой, но она меня «перекопала», я была совсем как Адуев – очень наивной, романтически настроенной девочкой с кучей идеалистических планов, а тут мне показали, чем все это может закончиться.
И хотя я уже знала финал, я, теряя и разочаровываясь, все равно осталась юным Сашей Адуевым. Вывернуть на путь, по которому пошел герой «Обыкновенной истории», я не сумела. У меня не было нужного дядюшки.

3. Есть ли классические произведения, которые вы читали в детстве, а потом перечитывали во взрослом возрасте?
Не совсем в детстве, а в старшем школьном возрасте, даже несколько раз – и Толстого, и Достоевского, и Чехова, и Гоголя. И того же «Евгения Онегина». И всегда что-то новое узнаешь.

4. Какие из ваших любимых книг во времена вашего детства еще не были классикой?
Вся зарубежная детская литература, которая доходила с опозданием на 50 лет, была для нас откровением – Толкин, Брэдбери. Из отечественного – В. Крапивин, Э. Успенский, Ю. Коваль.

5. Какие книги важнее читать современному подростку – классические или «новые»?
Все важно. Но классические – с комментариями или пояснениями наставника. А современные книги – тут может уже и подросток что-то учителю рассказать и объяснить.

6. Какую книгу вы бы предложили подростку, у которого острая нехватка времени, – что-то из классики или книгу современного писателя?
Интересно, а на что он тратит время? Может быть, тогда лучше выбрать книгу по теме, на которой он так сосредоточен…

1

Dashevskaia Nina
    Нина Дашевская

1. Что для вас стоит за словами «классическая литература»?
Слово «классика» меня немного пугает, сразу кажется – это текст «за стеклом». И если удаётся это стекло снять – читать книгу как просто книгу, а не как «классику», – тогда становится легче.

2. Любили ли вы в детстве читать классику? Что входило в число ваших самых любимых классических книг?
Я читала все, что было дома (у нас была, видимо, классическая библиотека советских инженеров – всего по чуть-чуть). Бόльшая часть классических текстов не зацепили (разве что очень нравится Дубровский; как я сейчас понимаю, я его воспринимала в детстве как этакого Робин Гуда). По-настоящему нравился Чехов – но это позже, лет в 19. А «первая любовь» – Набоков. Восьмой (нынешний седьмой) класс. Его читала сестра, и мне брать было нельзя. И тогда совершенно было невероятное ощущение – я читаю «взрослое», и тут не просто рассказывают историю. А важно, в каком порядке идут слова, важен сам текст, а не только сюжет (это было «Приглашение на казнь»). Потом перечитала почти всего Набокова года за три. И – «объелась», после этого лет десять вообще не могла его читать.

3. Были ли классические произведения, которые вы тогда не понимали, не любили, бросили читать?
Бросить – нет, такого не было; но я не училась в старшей школе. После 8 класса (это как нынешний седьмой, то есть в 14 лет) ушла в училище, там была «литература народов СССР», и все уже не так серьезно. То есть большой корпус классических текстов у меня пропущен. Потом что-то догнала, что-то нет (не оставляю надежды дочитать некоторые книги).

4. Были ли книги, чтение которых сейчас кажется вам пустой тратой времени?
Пустая трата времени – любая книга, которую заставляешь себя читать. Если я себя заставляю – книга в меня «не входит», и я как утка, которая выныривает из воды сухой, – потом ничего не помню. При этом бывают книги, в которые надо «зайти». На это нужно время. То есть в начале могу себя заставить, но если текст так и буксует – то нет смысла.

5. Какую книгу вы бы предложили подростку, у которого острая нехватка времени, – что-то из классики или книгу современного писателя?
Современному подростку я бы предложила скорее современный текст. В него легче «войти». Хотя есть подростки, которые любят Диккенса, Жюля Верна, Чехова – но все же это, скорее, какие-то особенные дети. Темп изменился. При этом – кажется, очень было бы круто, если какое-то классическое произведение можно было неспешно прочесть, но многим тут нужна помощь взрослого, нужны некоторые ключи. Например, мне такие ключи сейчас выдает Армен Закарян – без него в голову бы не пришло читать Джойса или Пруста. А с ним – да. Очень нравится, как говорят о классической русской литературе знакомые учителя. Жаль, что такого учителя у меня в детстве не было.
Пишущие дети, которые читают много классики, и дети, которые читают современную литературу, очень отличаются. Конечно, хочется и то и то, но при их нагрузке вряд ли это возможно. Мне жаль, что в детстве мимо меня прошла поэзия. Совсем. Кажется – стихи как раз не требуют много времени, и при этом многое могут дать молодому (и взрослому тоже) человеку.
В общем, «вход» легче через современность. А дальше – у каждого свои дороги. Исключение, наверное – «Мастер и Маргарита», все же он очень захватывает и современных подростков тоже.

1

Juliya Kuznecova
    Юлия Кузнецова

Что для вас стоит за словами «классическая литература»?
Представляются полки с толстыми томами бордового, синего и зеленого оттенков. Такой добротный шкаф, а рядом висит портрет Толстого. В общем, что-то серьезное, добротное, торжественное.

Вы в детстве любили читать классику?
Если честно, именно в детстве я не особенно разделяла книги на «классику» и «не-классику». Я была читателем-пылесосом. Из тех детей, кто прочитывал хрестоматию по чтению в началке еще в сентябре. И еще я дружила с библиотекарями, доверяла их словам вроде «Ты еще не читала “Асю” Тургенева?! Как я тебе завидую!».

Что входило в число ваших самых любимых книг?
«Отцы и дети» Тургенева я читала с огромным удовольствием. Все понятно, интересно и даже любовная линия есть. «Мертвые души» Гоголя я полюбила, когда мне их объяснила учительница, показала их красоту.

Были ли классические произведения, которые вы тогда не понимали, не любили, бросили читать?
Я была перфекционисткой, вроде как нельзя не дочитывать. Но помню, как маялась с Чернышевским. Да и Достоевский трудно очень давался. А еще пьесы не любила. Сложно было запомнить, кто все герои, все время приходилось к началу возвращаться. Вот детям моим повезло, у них издания классики – с «аватарками» персонажей.

Есть ли классические произведения, которые вы читали в детстве, а потом перечитывали во взрослом возрасте?
Да! Вообще радостью было перечитать «Онегина», «Героя нашего времени», рассказы Чехова, «Асю» Тургенева. В моем возрасте классика доставляет настоящее удовольствие. Моя мама тоже это отмечает: она сейчас зачитывается Шмелевым, какие-то фрагменты чуть ли не наизусть заучивает.

Какие из ваших любимых книг во времена вашего детства еще не были классикой?
Мы читали Марка Твена и Майна Рида, а еще Фенимора Купера не потому что это «классика», а потому что интересно. Увидела недавно в программе восьмого класса Уэллса, обрадовалась и немного удивилась. Я им просто зачитывалась, для удовольствия. И детям своим читала вслух.

Были ли книги, чтение которых сейчас кажется вам пустой тратой времени?
Чернышевский! Ну и Гюго. Я вообще не поняла «Собор Парижской богоматери», продиралась через него. Кстати, вспомнила – его я и бросила.

Какие книги важнее читать современному подростку – классические или «новые»?
Забавный вопрос. Я как в детстве их не сильно противопоставляла, так и сейчас. И новые книги могут быть скучными. И в классике столько всего интересного! Вон у меня дочка «Собачье сердце» и «Роковые яйца» Булгакова с удовольствием прочла. Мы и фильм потом «Собачье сердце» посмотрели. Тут все зависит от проводников, пожалуй. Хорошо иметь классного проводника в классику. Родителей, которые посмотрят вместе фильм или посоветуют аудиокнигу. Учителей, которые покажут красоту текста. Писателей, которые создают путеводители и комментарии.
Но для современной литературы тоже нужны проводники! Ими часто становятся все те же писатели или издатели, но чаще всего – родители и учителя.

Какую книгу вы бы предложили подростку, у которого острая нехватка времени, – что-то из классики или книгу современного писателя?
Подростку с острой нехваткой времени я бы посоветовала на минутку притормозить, отложить телефон и прислушаться к себе. Задать себе три вопроса:
«Что я сейчас чувствую? Хочу ли я читать? Что я хочу читать?»
Я знаю занятых подростков, читающих для души Достоевского.
Я знаю занятых подростков, которые взахлеб читают мою серию романтической прозы.
Самое главное – ощутить, какая у тебя в чтении потребность. Это станет главной мотивацией для выбора книги.

1

Rudashevskiy Evgenii
    Евгений Рудашевский

1. Что для вас стоит за словами «классическая литература»?
Произведение, которое в равной степени пользуется популярностью у трёх-четырёх и более поколений, становится классическим, и тут уже не важно, серьёзное оно или легкомысленное, написано высоким или низким стилем. Важно, что оно нашло отклик у читателей совершенно разных эпох, и этим подтвердило свою универсальность, а значит, открыв такое произведение, не ошибёшься – наверняка прочитаешь что-то по меньшей мере любопытное.

2. Любили ли вы в детстве читать классику?
В детстве не задумывался, можно ли назвать книгу классической. Честно говоря, и на фамилию автора не обращал внимания. Просто читал всё, что мне по какой-то причине показалось интересным, будь то макулатурная фантастика о захватчиках из глубокого космоса или «Да сгинет день…» Джеральда Гордона о южно-африканском апартеиде. Так что классика у меня легко мешалась с самыми простенькими современными работами.

3. Что входило в число ваших самых любимых классических книг?
В школе главным классическим произведением для меня был «Герой нашего времени». Я перечитывал его чуть ли не каждые полгода. Вот просто открывал и читал заново, до того он мне нравился. Я вообще любил Лермонтова. Однажды учительница литературы ввела правило для тех, кто опаздывал на урок: пропуск в класс нужно заработать, прочитав по памяти стихотворение не из школьной программы. И я стал нарочно заходить после звонка, чтобы лишний раз прочитать очередное непрограммное стихотворение Лермонтова, настолько мне хотелось поделиться с одноклассниками своей любовью к нему.

4. Были ли классические произведения, которые вы тогда не понимали, не любили, бросили читать?
Половина школьной классики прошла мимо меня. Ну если не половина, то внушительная часть уж точно. Я не понимал «Евгения Онегина» (да и как поклонник Лермонтова считал, что просто обязан относиться к Пушкину с показным небрежением, – уж не знаю, откуда появилось такое убеждение), не дочитал «Обломова», проигнорировал «Преступление и наказание» (при том что был в восторге от «Униженных и оскорблённых»). К счастью, читать какие-то определённые книги меня почти не заставляли, и я обратился к ним позже, в более зрелом возрасте. Того же «Обломова» оценил уже в студенческие годы, как и другие работы Гончарова, а его «Обыкновенную историю» и сейчас могу назвать одним из самых сильных произведений русской литературы.

5. Есть ли классические произведения, которые вы читали в детстве, а потом перечитывали во взрослом возрасте?
Со студенческих лет я практически не возвращаюсь к уже прочитанным книгам. Среди редких исключений отмечу только «Сто лет одиночества» Маркеса и «Замок» Кафки, но и те в последний раз я открывал лет десять назад. Слишком уж много ждёт ещё непрочитанных книг, да и мне подчас важнее сохранить память о первом впечатлении от действительно понравившегося произведения, даже если это впечатление я получил в детстве.

6. Какие из ваших любимых книг во времена вашего детства еще не были классикой?
С тех пор как я окончил школу, не прошло и двадцати лет, а это слишком малый срок, чтобы кто-то из моих любимых авторов успел обрести статус классика. Наверное, единственное исключение тут – братья Стругацкие. Помню, как учительница литературы запретила мне даже думать о том, чтобы написать выпускное сочинение по «Граду обреченному» или по любому другому произведению Стругацких, потому что их книги, по её словам, нельзя было назвать полноценной литературой. А теперь – вот, «Трудно быть богом» и «Улитка на склоне» попали в список литературы для ЕГЭ по литературе в 2023 году. Думаю, пройдёт ещё лет двадцать – и Стругацкие полноценно станут классиками.

7. Были ли книги, чтение которых сейчас кажется вам пустой тратой времени?
Только те книги из школьной программы, которые я прочитал против воли. И не потому, что это были сплошь плохие произведения, нет. Просто насильное чтение подобно заполнению бюрократических бумажек: дело порой необходимое, но малоприятное. Уж проникнуться слогом или идеями автора я точно не мог. Но такие «насильные» книги мне попадались редко, да и я быстро переключался на сборники готовых сочинений – выполнял формальные школьные требования и не мучил себя книгами, понять которые ещё не был готов. Если же книга была прочитана добровольно, то о пустой трате времени говорить не приходится. И пусть кто-то говорил, что она недостаточно хороша, ничему не научит и вообще скверно написана, – мне достаточно и того, что я тогда хорошо провёл время, и сейчас ругать себя за это не вижу смысла.

8. Какие книги важнее читать современному подростку – классические или «новые»?
Для школы важнее, чтобы подросток прочитал одобренное всеми инстанциями классическое произведение. Тут уж сама литература отходит на второй план, а на первый выходит воспитание у школьника чувства принадлежности к родной культуре. Для самого же подростка, думаю, важнее прочитать те книги, к которым рука сама потянулась, вне зависимости от их «культурного рейтинга». Не стоит недооценивать даже самые неказистые развлекательные произведения, ведь подчас именно с них начинается настоящая любовь к чтению.

9. Какую книгу вы бы предложили подростку, у которого острая нехватка времени, – что-то из классики или книгу современного писателя?
Я бы дал подростку несколько книг на выбор – классических и современных – и объяснил бы, почему предлагаю именно эти книги, а в остальном доверился бы его чутью. Возможно, он и сам выберет произведение, которое в будущем станет классикой, ведь любая классика начинается вот с такого сделанного по наитию выбора читателя-современника.

Подготовили Марина Аромштам и Елизавета Прудовская

Продолжение следует

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.