Проживаем книгу вместе
13 марта 2013 2950

Вероника Денисова много лет проработала учителем начальных классов в знаменитой школе Александра Тубельского. Всё в этой школе устроено не так, как мы привыкли. В частности, к чтению там относятся иначе: иначе учат читать, иначе проводят уроки литературы. В своих заметках Вероника Денисова рассказывает о том, что такое «проживание литературного произведения» и как дети вместе с учителем погружаются в этот процесс.

Уже много лет любимый и самый значимый способ работы с книгой в начальной школе для меня – «проживание» литературного произведения. Это колективный детско-взрослый проект, когда на определенный, часто достаточно длительный, отрезок времени чтение общей для класса книги становится центром его жизни, задает направление творчества, определяет содержание многих занятий и игр. Если книга выбрана удачно и детям дана достаточная свобода для самовыражения, такое проживание дает ребенку возможность настолько глубоко, насколько это лично для него возможно, погрузиться в мир конкретной книги, обнаружить в ней нечто ценное именно для него.

Хороши для такого проживания книги с приключениями, фантастическими героями или удивительными обстоятельствами. Это может быть довольно большое произведение, например, повесть. Важно, чтобы коллизии, описанные в книге, позволяли детям «примеривать» их к себе, находить связи со своей жизнью. Чтобы в книге было описание пространства, позволяющее создавать его образ в картах, картинах, макетах и прослеживать путь героев. Чтобы учитель видел широкий веер возможностей для детской деятельности, связанной с конкретной книжной историей. При этом каждая из таких книг, благодаря ее своеобразию, открывает свои интересные ходы в ее освоении.

Что-то читается вслух в классе детьми, что-то учителем. Но в основном дети читают самостоятельно, договариваясь о том, сколько прочитать к следующему занятию. Иногда «опережающее» чтение приветствуется, а иногда «запрещается», что вызывает дополнительный читательский «аппетит»…

Я расскажу о том, как мы в классе читали «Бесконечную книгу» Михаэля Энде.

Особое достоинство «Бесконечной книги», на мой взгляд, в том, что в ней хорошо проявлена смысловая многослойность. Устройство книги помогает читателю, взрослому или юному, не только переходить с уровня на уровень, но и обнаруживать для себя этот переход. Книга открывает перед ребенком фантастический мир, полный удивительных существ, загадочных мест и захватывающих событий. Это как бы один ее пласт. А на другом уровне ребенку открывается, что этот мир – грандиозная метафора человеческой фантазии и воображения. В то же время это книга о сущности самого чтения, и читателю предстоит постичь это самому вместе с героем.

Многослойность текста дает огромные возможности для самой разной совместной детской деятельности Учителю даже не требуется заранее придумывать формы работы, книга сама провоцирует их порождение, и они нередко сочиняются вместе с детьми прямо по ходу чтения.

А еще это редкая книга, с которой можно работать вообще без особой формы. Просто обсуждать текст, ткань которого пронизана нравственно-философскими идеями. Пытаться вместе отвечать на вопросы, которые возникают и множатся как снежный ком, – и радоваться тому, что дети никак не дают тебе уложиться в планируемые сроки, потому что хотят обсуждать еще. Видимо, пласт идей в этой книге так тесно связан с близким ребенку миром образов и переживаний, что удаются неформальные, глубокие обсуждения таких сложных тем, как собственный выбор человека, последствия его поступков, судьба и высшие силы, память, сила власти, способность принимать человека таким, какой он есть, дружба, любовь, человеческая индивидуальность, важность фантазии… В таких разговорах часть детей больше придерживается текста, толкования его событий, а другие готовы делать переносы на свой опыт и серьезные обобщения. И если дискуссия складывается, то совместными усилиями удается «добраться» до весьма глубоких смыслов, сохраняя все разнообразие индивидуальных подходов и пониманий, подчас принципиально отличающихся друг от друга.

Помимо таких вот серьезных разговоров, мы с детьми делали много иллюстраций к конкретным главам. Необходимость изображать необычных, невероятно разнообразных, имеющих удивительные особенности существ, местность, здания и т.п. невольно активизирует детское воображение. Не находится подходящих штампов, за которые можно было бы ухватиться, приходится искать оригинальные средства, выгодные материалы для решения задачи. Вот первый эпизод в стране Фантазии – встреча существ в Ревучем лесу: «Была полночь, верхушки могучих деревьев гудели от ветра. Стволы толщиной с башню стонали и скрежетали». Под такой текст учителю несложно убедить детей, что образ леса нужно искать, что здесь не подходят привычные деревья, которыми многие «засаживают» свои работы, не успев ничего себе представить, – и помочь найти способ, как передать движение и настроение.

Детский рисунок-1  Детский рисунок-2

Каждый ребенок класса работает над разными главами книги и, скорее всего, сможет выбрать «свой» эпизод или «своего» героя, изображение которых будет для него наиболее органичным. Например, мы работаем с главой об Эргамуле-многом, существе, состоящем из роя блестящих насекомых и все время меняющем свой облик. Тут нет конкретной формы, которую надо изобразить, но зато есть необходимость передать ощущение роения, составить форму из множества фрагментов. Как это лучше делать? Вряд ли подойдет акварель или даже более жесткая гуашь, уместнее графические материалы. Пробуют все, но особое удовольствие от работы получат терпеливые дети, любители рисовать мелко (что в других обстоятельствах часто им мешает), «собирая» образ из множества крошечных фигурок. А вот работа над изображением Цветной пустыни Гоаб, где каждый бархан был своего неповторимого оттенка, приходится по вкусу и детям, тонко чувствующим цвет, и «математикам», своим способом решающим задачу лучшего сочетания цветовых пятен.

Пустыня Гоаб-рисунокПустыня Гоаб-макет

При иллюстрировании литературного произведения главная задача учителя – помогать детям выделять особенности словесного образа и искать адекватные способы выражения его с помощью изобразительных средств, переводить с одного языка на другой. А этот текст настолько выразителен и наполнен таким количеством образов «на все вкусы», что работать с ним – удовольствие!

Были и задания, в которых предоставлялся выбор – воспользоваться имеющимися в книге образами или пофантазировать вместе с автором. Например, изобразить собравшихся у Башни Слоновой Кости существ: хочешь – тех, что в книге, хочешь – «своих», которые вполне могли там оказаться.

Как ни замечательно работать красками, пастелью, тушью на бумаге, но очень скоро по ходу чтения и учителям и детям становится тесно в плоскости листа, хочется искать каких-то объемных решений и более смело экспериментировать с материалами.

Так появились большие настенные маски и разнообразные макеты. Маски — своеобразные «портреты героя» – делались на картонной основе. В большинстве случаев объем получался за счет использования ваты или салфеток, смоченных клеем ПВА. Из этого материала вылепливались брови, носы, щеки и прочие «неровности» лица. Потом высохшие маски раскрашивали гуашью, смешанной с тем же клеем (чтоб не пачкались). А вот волосы и головные уборы подбирали каждому герою индивидуально, в зависимости от характера. Тут в дело шли веревки, куски искусственного меха, нитки, ткань, синтепон и даже магнитофонная лента. Было несколько существ, к которым подошли особо: Скалоеда целиком сделали из мятой бумаги, чтобы лучше передать его «каменность», а Древней Морле панцирь обклеили велюровыми лоскутками подходящих оттенков.

МаскиМаска-1Маска-2

Персонажа для изготовления маски можно было или выбрать из книги, или придумать самому. А перед тем как маски стали частью большой экспозиции классного «Музея БЕСКОНЕЧНОЙ КНИГИ», к ним решено было сделать крупные стилизованные подписи, отражающие характер каждого героя. «Ледяные», «огненные», «болотные» буквы – очередное соревнование в креативности. Если ребенок понимал, что не сумеет сам достаточно эффектно и точно реализовать свою идею шрифта, он искал помощников в воплощении замысла среди одноклассников или учителей.

Вообще, в такой декоративной работе степень необходимой помощи для разных детей может очень отличаться. Кому-то достаточно показать способ работы с материалом, предложить эффектный ход (которым он, возможно, и не захочет воспользоваться). Кто-то хорошо видит образ, придумывает интересные варианты его воплощения, но плохо держит в руках ножницы и нуждается в чисто технической поддержке. А кто-то робок именно по части идей, и ему необходимо дать основу, которую он будет разрабатывать.

Вероника Денисова

Фото детских работ из архива Вероники Денисовой

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.