Школа ужаса или школа чтения?
5 декабря 2022 344

Сережа увидел книгу Джека Чеберта «Школа Жуткинса. Морозный ужас» на полке в библиотеке. Мультяшная обложка и слово «ужас» в названии сделали свое дело, и книга оказалась у нас дома.

Главные герои – ученики третьего класса. Они учатся в школе, которую сто лет назад построил ученый и архитектор Орсон Жуткинс. Однажды они нашли старую научную книгу «Странные научные эксперименты, которые поражают и ошеломляют». В ней сохранились записи Жуткинса, из которых дети поняли, что сумасшедшего ученого интересовали способы возвращения в жизнь после смерти. Он хотел жить вечно и для этого стал использовать свое создание – школу. «Он стал школой, школа стала им…» – ужасаются дети.

События развиваются стремительно. Орсон Жуткинс словно подсматривает за каждым шагом сообразительных школьников и торопится их погубить, чтобы осуществить свой план бессмертия.

Вдруг в школе становится очень холодно. В один миг отключается отопление, раскрываются окна, и в них валит снег. Учащиеся пытаются выйти, но школа не отпускает их. Отопление размораживается, закрываются двери и окна. Дети вспоминают, что в научной книге с записями ученого упоминалось о том, что, когда станет очень холодно, Орсон Жуткинс обретет человеческий облик и вернется в жизнь. Чудовищная метель нужна ему для того, чтобы заморозить детей и погубить их…

Фразу «школа стала питаться учениками» я не смогла прочитать вслух. И без этого было достаточно ужаса. Несколько раз прерывая чтение и вздыхая, я наконец предложила Сереже почитать что-нибудь другое. Но, к моему потрясению, оказалось, что ему нравится эта книга.

Сначала я почти обиделась. Ведь мы много читаем вместе. И я надеялась, что у моего ребенка хороший вкус. Почему же сейчас он смеется, у него блестят глаза и он не понимает моего недовольства?..

Как ребенок учителя, Сережа задолго до первого класса приходил в школу. Он постоянно видит мои учебники и нескончаемые тетради с разными оценками. Он не любит школу, поэтому идея о школе, пожирающей учеников, только укрепляет в нем веру в то, что там не может быть ничего хорошего. Выражение «жуткое место» вызывает у него смех и согласие.

Пожалуй, первый раз мы настолько разошлись во мнениях. Он просто в восторге. Герои напоминают ему Гарри Поттера, Гермиону Грейнджер и Рона Уизли.

Сережа надеется, что школа развалится, дети освободятся, и им больше не надо будет учиться. Его мечта воплотится, пусть и всего лишь в книжную реальность.

До встречи с этой книгой я и не думала, что когда-нибудь назову художественное произведение «вредным». Наверное, я старею.

А Сереже смешно. Но это не гоголевский смех, и вряд ли он поможет ему справиться с нежеланием учиться.

Мы возвращаем книжку в библиотеку, и я спокойно выдыхаю. А школа так и остается местом, пожирающим детей и маму.

Юлия Бирюкова

 

 

Когда с нами случается «жуткинс»…

Даже самые чуткие и внимательные родители порой обижаются на детей, когда их поведение по каким-то причинам не соответствует родительским ожиданиям. Особенно, если ты привык думать, что ребенок – твой друг, самый близкий тебе человек.

Чтение – не исключение. Ты столько сделал, чтобы ребенок вырос в читателя! Столько серьезного, трогательного, удивительного между вами происходило, когда вы вместе читали. И чтение всегда свидетельствовало о том, насколько вы близки, как много между вами общего.

И вдруг случается «жуткинс» (спасибо переводчику за это слово!): ребенку нравится книга, которую ты сам никогда бы не поставил на полку любимых.

Этот «жуткинс» разным родителям является в разных формах – как материализация их собственных страхов: кому-то – в виде Гарри Поттера и Кᴼ (некоторые взрослые ненавидели книги Дж. Роулинг с такой же страстью, как другие любили), кому-то – в виде комиксов «вообще» и комиксов про капитана Подштанника, в частности. Кто-то не желал принимать «этих новомодных» писателей, насквозь пропитанных западным духом, и считал, что детям надо читать только классику (чем она пропитана, почти никогда не обсуждалось).

И всегда, всегда взрослый утверждает: я хочу, чтобы ребенок читал качественную литературу, чтобы у него развивался безупречный литературный вкус.

При этом опускаются слова «такой же, как у меня».

Тут нет ничего удивительного. Конечно, нам хочется, чтобы ребенок разделял наши ценности, наши взгляды на мир, наши предпочтения. И мы бы могли считать его своим продолжением (добавляя: лучшим, чем мы!).

Это естественное желание.

А неестественно было бы говорить: «я люблю читать плохие книжки» или «у меня дурной вкус».

Но некоторая некорректность в утверждении «у меня абсолютный литературный вкус» все-таки присутствует: как это можно проверить?

Наши литературные предпочтения, скорее всего, свидетельствуют о нашей причастности к тому или иному сообществу. Однако сообществ много. То есть их должно быть много в нормальном обществе. То, что хорошо («вкусно») для одних, для других – настоящая отрава.

Но «Школа Жуткинса», на мой взгляд, вовсе не разводит в разные сообщества мальчика, который нырнул в эту книгу с головой, и его замечательную маму.

Начать с того, что «Школа…» - не отдельная книжка, а книжная серия. В данном случае это важно, потому что во всех книгах серии действуют те же самые герои, которые ходят в ту же самую школу. Школа каждый раз оказывается на грани катастрофы, и каждый раз героям удается эту катастрофу предупредить. Они остро чувствуют, все время думают – и все время учатся! Они готовят какие-то доклады, ставят какие-то опыты, выстраивают логические цепочки… И все это – в рамках борьбы с мифическим Жуткинсом, который хочет всех погубить, но каким-то слишком уж хитроумным способом. То есть жизнь персонажей – школьников начальных классов – никак нельзя назвать бессодержательной. Она наполнена тем, что на языке психологии называется «познавательной деятельностью», и деятельность эта мотивируется самым понятным для детей такого возраста образом – желанием спасать мир, пусть и в границах отдельно взятой школы.

Причем спасать собственными силами: взрослые всегда появляются на сцене только в конце «операции».

Добавим, что автор изо всех сил старался представить события страшными. Одно имя создателя школы – Жуткинс – чего стоит! Серию можно считать настоящим введением в жанр хоррора (фанатов которого достаточно много среди подростков). Но именно введением.

Придуманные Джеком Чебертом страшилки рассчитаны на конкретный возраст – и на возможности начинающего самостоятельного читателя 8‒9 лет. Рассчитаны, я бы сказала, с математической точностью. Пятикласснику они, скорее всего, уже покажутся «жидковатыми» ‒ как и отношения между героями серии.

Но набирать читательский опыт с помощью книг «Школы Жуткинса» ребенок мог бы с успехом и удовольствием.

Сама я год назад купила почти всю серию своему девятилетнему внуку именно с этой целью. Но просчиталась: после 14-ти проглоченных им «томов» «Дневника слабака» «Жуткинс» был некоторым отступлением назад, в кажущее уже простоватым книжное пространство. Книги, конечно, прочитались, но получили оценку «не сравнить с “Дневником слабака”!».

Это, однако, особенности индивидуального развития и поисков пути: как соскочить с «Дневника слабака»? Попадись мне «Школа Жуткинса» раньше, выстраивать траекторию читательского разбега для восьмилетнего ребенка было бы легче.

Зато теперь об этих книгах узнают – в том числе те взрослые, перед которыми стоит такая проблема.

Марина Аромштам

______________________________________

Серия книг «Школа Жуткинса»

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.