Настоящий английский детектив – и немного гендерной истории
7 ноября 2022 341

Каждый раз, когда нам дарят современный детский детектив, я внутренне напрягаюсь. Мальчишкам моим, двенадцатилетнему Алеше и десятилетнему Ване, любое книжное расследование – в радость. Поломать голову, обсудить догадки, иногда, если время есть, даже нарисовать схемки с подозреваемыми и уликами – нет для моих сыновей ничего интересней. Мне же хочется еще и качественного текста – а это, увы, бывает далеко не всегда.

Вот и детективную историю Марты Джослин, выбранную нами для вечернего чтения вслух, я открывала с опаской. «Эгги Мортон: королева разгадок. Тело под роялем» ‒ само название, казалось, кричало о том, что нас ждет встреча с «захватывающим» масскультом (картонные персонажи, чрезмерно насыщенное авантюрно-приключенческими штампами повествование, скудный язык с банальными клише и бесконечными повторами конструкций «спросил он» и «сказал он», и т.п.).

Но перед нами оказалась совсем другая история. Да, конечно, были там и убийство, и «традиционные» для таких сюжетов персонажи: назойливый репортер, не блещущие умом полицейские и противопоставленные им очень толковые «частные детективы» (в нашем случае, разумеется, дети)… Писательница разыграла даже карту с потерянным много лет назад и теперь найденным (уже, разумеется, выросшим) внебрачным ребенком. (Тут я дернулась – моим «пуритански» воспитанным мальчишкам эта тема немного рановата. Но подано все было очень мягко, и никаких дополнительных вопросов от сыновей, к счастью, не последовало – впрочем, возможно, просто потому, что такие жизненные повороты больше занимают девочек). При этом надо отдать должное Марте Джослин: разгадать убийство оказывается не так просто, «ложные» следы сначала кажутся вполне достоверными. (Но все-таки мы с Алешей назвали имя убийцы глав за пять до того, как оно прозвучало из уст юных сыщиков.)

Однако, хотя распутывать преступление интересно, атмосферу этой книги создает не сам детективный сюжет, а образ главной героини и место действия.

Дети-герои, как объясняет сама писательница, это допридуманная ею Агата Кристи в детстве (текст изобилует отсылками к биографии писательницы, некоторые детали воспроизведены в точности) и главный герой произведений Агаты Кристи, ставший у Джослин реальным мальчиком-бельгийцем – будущим Эркюлем Пуаро (в нашем случае – Эктором Перо). Идея – просто клад для любителей Агаты Кристи, но в случае моих мальчишек – абсолютно мимо: они Агату Кристи еще не читали. (Хотя я уже запланировала, как потом, через несколько лет, когда они прочитают «Десять негритят» или «Убийство в «Восточном экспрессе», я напомню им про Эгги Мортон, и тогда, наверно, биографический подтекст этой детской книги заиграет для них новыми красками.)

Но даже если не знать, кто скрывается за образами Эгги и Эктора, мимо образа главной героини пройти трудно.

Одиннадцатилетняя Эгги мечтает стать писательницей и постоянно мысленно описывает все происходящие события. Выбирает она, как правило, романтически окрашенный стиль, иногда, впрочем, ее тянет на «кровавый реализм». Получается в любом случае смешно (эта книга вообще отличается тонким английским юмором). Алеше и Ване, которые ходят в литературную студию и постоянно публикуют свои рассказы и очерки в школьном журнале, страсть Эгги к писательству оказалась знакома и понятна, а невольная пародийность некоторых получавшихся «текстов» вызвала у них желание написать и свои пародии (на тексты друг друга, например).

Эгги постоянно анализирует свои поступки и желания, ошибки и победы, анализирует очень честно и очень здраво. Застенчивость на сцене, желание славы, грусть от того, что у нее нет близкого друга, готовность многим пожертвовать ради того, чтобы появившегося друга сохранить… Все это не про убийство, а про жизнь и внутренний мир ровесницы моих мальчиков. И эта «встреча» с интересной и необычной девочкой оказалась нужной им и важной, помогла им что-то понять и увидеть в себе.

Ваня, уверенно: «Вот если бы мы с Федей вместе расследовали преступление и я бы нашел важную улику, я бы тоже ночью к нему на велосипеде поехал, чтобы скорее рассказать об этом… (Пауза. Задумчиво:) Нет. Я один раз вечером от Феди возвращался, когда уже темно было… Нет, я бы не поехал ночью, это страшно совсем… Хотя он мне друг. Как для Эгги Эктор… Но она-то поехала… (Напряженная пауза.) Я трус, что ли?! (Еще более напряженная пауза. Потом облегченно:) А! У них же просто телефонов не было. Я бы ему позвонил!»

И вот это «у них ‒ у нас» неожиданно оказалось для моих мальчиков вторым «полюсом притяжения» книги.

Англия начала 20 века. Городок на морском побережье. Детали быта и отношений, переносящие нас во времена Шерлока Холмса и других любимых нами английских классических детских и недетских текстов. Милая старая Англия, немного чопорная, но с тонким юмором и уютным, размеренным бытом.

Но в то же время это довольно реалистично изображенная Англия этнического и гендернего неравенства.

Англия, где со снобизмом относятся к иностранцам – в помощь беженцев устраивают благотворительные сборы (с описания такого благотворительного вечера и начинается наша история), иногда даже поселяют их в своих домах, но при этом воспринимают их как людей второго сорта.

Англия, где со снобизмом относятся и к женщинам, не пуская их в «профессиональное» поле. Адвокат Стэндфаст с апломбом говорит Эгги (говорит, даже не задумываясь о том, что Агата ‒ будущая женщина и потому он может оскорбить ее своими оценками): «Женщина не способна быть адвокатом. Не могу себе представить юридический факультет, на который примут девушку. Экзамены по адвокатуре крайне сложны <…> Даже если бы одной или двум представительницам слабого пола хватило решимости добиться успеха, какой бы клиент доверил свои секреты женщине. Даже преступник не поступит так глупо».

В такой Англии женщине приходится практически отвоевывать свое место в профессиональном сообществе – или, как поступает одна из героинь нашей детективной истории, притворяться мужчиной для того, чтобы ее ценили как профессионала: «Этот маскарад обеспечивает мне заработок. Как женщину меня бы отправили делать репортажи разве что о церковных ужинах и давать советы по выращиванию георгинов. А притворившись мужчиной, я могу писать про то, о чем люди хотят читать, в частности об убийствах».

Эти и другие «зарисовки» нравов и представлений англичан начала 20 века увлекли Алешу с Ваней. Мальчики сравнивали услышанное с тем, что показано в других книгах, с тем, что видят они в своей жизни. Спорили, рассуждали, оценивали. (Женщины не равны мужчинам – это устаревшая точка зрения? Тетя Юля же юрист… Может, люди просто тогда еще не разобрались, что женщины и мужчины могут на одинаковых работах работать? Или все-таки не всегда могут? И что значит “не равны” – хуже? Или другие? В ход пошли разные аргументы: Алеша с Ваней вспомнили и Кэлпурнию Тейт, и «Молнию», и мультик про Барбоскиных ‒ про разделение дел на «мужские» и «женские». Завершения у дискуссии не было – мальчики решили думать дальше и «копить» аргументы.)

…Вот, наконец, поймали убийцу. Юные сыщики еще раз проговорили все детали преступления. Теперь Эктора и Эгги ждет уютное английское Рождество. Почти хэппи энд (только жалко преступника – писательница очень старалась вызвать у нас это чувство). Прочитана последняя фраза, захлопнута книга. А нам отчего-то грустно, словно только что от нас уехали самые близкие друзья. Немного помолчав, сыновья говорят одновременно:

(Ваня, не любящий откладывать дела в долгий ящик) ‒ Мам, посмотри в «Лабиринте», а продолжение вышло уже?

(Алеша, заядлый кулинар) ‒ Пойду я, что ли, посмотрю, как готовить английский пудинг…

Евдокия Варакина

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.