Девочка из рыбацкой деревни
4 октября 2022 1026

Когда ты девочка, тебе чаще всего нравятся книги о других девочках. Когда ты не очень большая девочка в окружении четырех братьев, такие книги становятся жизненной необходимостью. Вот почему я постоянно выбираю для моей шестилетней дочки Лизы книги о ее ровесницах. Разные страны, разные эпохи – но часто такие похожие переживания, когда что-то печальное происходит с любимой игрушкой или жизнь ставит тебя перед необходимостью преодолеть страх темноты (одиночества, большой собаки и т.п.). Вот и чувства девочки Молли, живущей где-то далеко от нас на рыбачьем острове в море, оказались нам с Лизой понятными и близкими.

…Однажды утром Молли с другом обнаружили на берегу кита, который не мог уплыть в море. Все жители деревни целый день трудились над тем, чтобы кит не умер: поливали его холодной водой, подкопали под ним песок, чтобы он оказался в воде (пусть ее и недостаточно, чтобы уплыть, но хватит, чтобы он не погиб).

На рассвете произошло то, на что и рассчитывали жители деревни: в прилив вода поднялась, и кит вернулся в море.

Славная история со счастливым концом – но, казалось бы, совершенно «мимо» Лизиного опыта. Море дочка несколько раз в своей жизни видела, а вот кит знаком ей только по картинкам и мультикам, да и опыта спасения хоть какого-нибудь животного у нее нет.

Но точка сближения все же нашлась. Дело в том, что в течение этого трудного и для кита, и для жителей деревни дня Молли сочинила незамысловатую, но очень добрую песню, которую постоянно пела киту, чтобы поддержать его:

В полуденный зной
Мы польем тебя водой,
Будем рядышком с тобой,
Пока не уплывешь домой.
Мы будем ждать с тобою здесь,
Мы будем рядом – знай!
Когда прилив прибудет весь,
Тогда плыви, прощай!

Molly i kit_illustr 1

Услышав это в первый раз, Лиза изумленно подняла на меня глаза: «Мама, она как я! Я же тоже постоянно сочиняю песни!» И мы с ней одновременно вспомнили, как еще совсем недавно, когда младший братишка Спиридон лежал с высокой температурой, Лиза постоянно пела ему собственную песню о том, как он скоро поправится и пойдет играть в песочницу. «А еще Молли поливала кита, а ты меня все время просила для Спиридона мочить тряпочки, помнишь? Чтоб его голова была холодной». Лиза еще немножко посидела молча, переживая такое удивительное сходство двух вроде бы непохожих событий. Потом подвела итог: «Молли помогла киту, и он уплыл. Я помогла Спиридону, и он выздоровел».

…Три тоненьких книжечки, три простых и светлых истории с очень ясным сюжетом и счастливым концом. Во второй книге что-то случилось со смотрителем маяка – и маяк погас. Молли и ее друг Дилан сквозь непогоду, преодолевая страх, поднимаются на маяк – потому что, если света не будет, их отцы-рыбаки могут, возвращаясь, разбиться о камни (да и смотрителю маяка старику Джеймси явно нужна помощь). Все складывается непросто (Молли, сорвавшись с высоты, даже теряет сознание), но в итоге маяк снова зажжен, отцы снова дома, старику Джеймси оказана медицинская помощь.

«Благополучно вернувшись в постель, когда веселый луч маяка пронесся мимо ее окна, Молли поймала себя на том, что она снова считает промежутки между вспышками.
‒ Четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать…
И семнадцать – всегда семнадцать, ‒ после чего луч маяка снова освещал ее комнату, кровать, куклу и саму Молли, улыбающуюся во сне».

В третьей книге отцы, выйдя на рыбалку на небольшой лодке, попадают в страшнейший шторм. Рыбачья деревушка в ужасе: «…когда Молли добежала до причала, она услышала плач и причитания жен рыбаков. Там же была и ее мама, которая опустилась на колени и молилась». Молли тоже решает помочь возвращению папы. Она пытается договориться с морем, отдавая ему все свои сокровища.

«Молли вскинула руку.
‒ Море! ‒ закричала девочка. – Я отдам тебе все мои чудесные ракушки – только верни моего папочку!
С этими словами Молли бросила раковины каури в холодные, очень холодные волны».

Molly i shtormovoey more_illustr 1

Вслед за ракушками отправляется единственная фотография папы – но ответа от моря так и нет. Тогда Молли решается расстаться с самым дорогим – со своей любимой куклой Меган.

(Лиза, задумчиво: «Помнишь, Алеша лежал в больнице – и я ему тоже передала своего пластилинового человечка? Мне было человечка очень жалко. Но я хотела, чтобы Алеша поправился».)

Через некоторое время вдали появляется лодка. Жители деревушки напряженно вглядываются вдаль, пытаясь сосчитать, сколько рыбаков возвращается. Наконец у них вырывается облегченный вздох: выжили все.

«Молли подбежала к маме и крепко ее обняла, а тем временем маленькая красная лодка, рассекая волны, подходила все ближе и ближе. И на носу лодки стоял и махал им…
‒ Папочка! Мой дорогой папочка!
Папа Молли что-то держал в руке. Он высоко поднял руку, чтобы дочурке с мамой было видно. ‒ Это же Меган! – воскликнула мама. – Молли, смотри – наш папа нашел твою маленькую куклу!
‒ Нет, мамочка, ‒ ответила Молли, расплывшись в улыбке. – Это маленькая Меган нашла папочку!»

Эти истории в пересказе могут показаться слишком простыми и наивными, с «обязательным» хеппи-эндом (тексты для дошкольников не должны заканчиваться плохо). Но в книгах эти истории, наполненные чарующими деталями, производят совершенно другое впечатление: тихая и обаятельная гармония мира рыбачьей деревушки (и детского мира Молли) все время подвергается каким-то испытаниям, но все-таки выдерживает, сохраняет свою стабильность. Этот мир излучает какое-то волшебное сияние, от его созерцания просто невозможно оторваться – и происходит это в том числе благодаря удивительным иллюстрациям Эндрю Уитсона. В меру мультяшные (в стиле 3D), иногда подчеркнуто асимметричные и «неглянцевые» изображения, чаще в пастельных тонах, с самого начала приковывают к себе взгляд. Герои кажутся удивительно живыми, а неожиданные ракурсы и непривычные пропорции в пейзажах вызывают удивительный эффект: ты словно «проваливаешься» в мир рыбачьей деревушки.

Наверно, именно поэтому Лиза пересматривает и перечитывает книги про Молли хотя бы раз в неделю.

Евдокия Варакина

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.