Как мы учились ходить на абордаж и есть учителей
5 сентября 2022 390

(«Жили-плыли пираты» Александра Киселёва, лимерики Эдварда Лира и «Десять вкусненьких учителей» Росс Монтгомери)

 

У восьмилетнего Димы есть собственная градация книг:
– скучно, но один раз прочитать можно;
– интересно, но только один раз;
– интересно, можно будет как-нибудь перечитать;
– интересно всегда, книга должна быть дома, чтобы перечитывать каждый месяц всю, а отдельные фрагменты – хоть каждый день.

«Жили-плыли пираты» Александра Киселёва сразу попала в последнюю категорию, и вот как это произошло.

– А вот кому, – говорю, – новую книжку почитать?

– Мне! – кричит сын. – Мне!

И под бочок пристраивается.

– «Жили-плыли пираты»! – сообщаю.

– Пираты? Жили-плыли? – восхищенно выдыхает любитель пиратов и словесных игр – и замирает в предвкушении.

Начинаю:

– «Жили-были три пирата: Одноглазый Джо, Бешеный Джим и Хромой Дик. Нет, на самом деле с глазами, ногами и мозгами у них всё было в порядке, это просто они взяли такие прозвища, чтобы страшнее было.
Однажды они решили отправиться на Остров Сокровищ. Не просто так, а по делу, за сокровищами. Плыли они, плыли – и вдруг вспомнили, что у них нет карты Острова Сокровищ. А как же без карты плыть? Делать нечего, вернулись они назад и стали искать карту. Нигде не нашли. Даже в карманах. Вот всегда так бывает: только соберешься за сокровищами, а карты нет. Но они не растерялись, а быстро нарисовали карту и поплыли снова»…

Zhili-pluly piratu_illustr 1

Дима о пиратах читал много, так что в курсе, что пираты должны, а чего не должны. Из-за этих знаний сопереживание и понимание – полные. Должны пираты отправиться за сокровищами? Должны. «Летучего голландца» порядочный пират должен встретить и не испугаться? Должен. А еще – совершить благородный поступок, разобраться с плохими приметами, потерпеть кораблекрушение и спастись на необитаемом острове, пойти на абордаж и захватить галеон с золотом (а для начала неплохо бы узнать, что такое «галеон»)… – полным-полно дел у пиратов, ни минуты покоя.

И почти все из важных пиратских дел практически невозможно совершить даже прирожденному пирату, если он ученик обычной начальной школы и живет в далеком от любого моря городе, – это Дима прекрасно понимает. И ревниво сравнивает, как Одноглазый Джо, Бешеный Джим, Хромой Дик и он сам выкручиваются из положения.

Еще Одноглазый Джо, Бешеный Джим и Хромой Дик никогда не сдаются – и Дима радуется, что выход есть всегда, если не упираться в то, чего нет, а искать возможности.

Больше же всех приключений Диму восхищают формулировки. Все эти: «людоеды найдутся сами, а друзей искать надо», «Чтобы стать пиратом, надо хорошо учиться», «Ни один нормальный пират с навигатором не плавает. Надо плыть по бумажной карте. Ее надо закапать воском, обжечь края, измазать кровью невинных жертв – и тогда карта будет старой как новая» – вызывают взрывы хохота, а диалоги мы раза два-три перечитываем по ролям.:

«Учительница решила увести разговор с этой опасной темы.

– Наверное, в детстве вы любили ходить на разные интересные мероприятия… – начала она.

– Да! – обрадовался Владимир Иванович. – Я очень любил ходить на мероприятия! Особенно я любил ходить на абордаж!

Тут всем стало интересно, как ходят на абордаж». Нам, конечно, тоже. Инструкцию мы внимательно изучили и тут же применили.

В общем, эту часть книги мы буквально проскочили на всех парусах, шумно и весело. Дима хихикал, останавливал, просил перечитать и перечитывал вслух сам, а в финале возмутился: как это – всё?!
Нам срочно нужны такие книги! Много таких книг! Чтобы читать, перечитывать и радоваться!

Вторая часть – «Диктант с продолжением», рассказы о школьной жизни третьеклассников и их учительницы Татьяны Викторовны – пошла по замысловатому пути.

Сначала всё было ожидаемо (после первой-то части): Дима веселился, узнавал в героях себя и своих одноклассников, вспоминал похожие ситуации… После очередного подвига учительницы по развороту учеников к теме урока мы обсудили, что у Димы в классе происходит так же. Восхитились навыками учительниц – Диминой Ирины Юрьевны и книжной Татьяны Викторовны. И тут я вспомнила, что совсем недавно читала книжку о столь же талантливой учительнице начальных классов. И сама, как те третьеклассники на уроке, отвлекаюсь от основной темы (от книги то есть).

– А какая, – говорю, – книга у меня про учителей есть... ух просто!

И открываю «Десять вкусненьких учителей» Росс Монтгомери (в переводе Евгении Перловой): 

Десять усталых учителей,
Журналы убрав, проводили детей,
Задвинули стулья и заперли двери.
Вдруг кто-то воскликнул: «Глазам я не верю!
Спасите! О нет! Как же так? Боже мой!
Последний автобус уехал домой!»

Desyt vkusnenkikh uchiteley_illustr 1

Дальше десять уставших учителей гурьбой идут домой через лес. В лесу их ждут десять голодных (и очаровательных, если верить иллюстрациям Сары Ворбёртон) монстров. Учителя идут через лес, и с каждой строфой их, как в известной считалке про десять негритят, становится на одного меньше. В финале остается одна учительница, которая не только избегает участи коллег, но и решительно берется перевоспитать монстров, поедающих почем зря безобидных путников.

Desyt vkusnenkikh uchiteley_illustr 2

Дима улыбается, но как-то напряженно. Спрашиваю:

– Что-то не так?

Отвечает осторожно:
– А чему учит книга? Я не понял.

Тут растерялась я. Уточняю:

– А это обязательно? Чтобы книга чему-то учила?

Дима кивает без особой уверенности:

– Так говорят. А если ничему хорошему не учит, то это неправильная книга. Плохая. А эта про монстров и учителей хорошая же. Значит, должна учить.

Мда, думаю, приехали. Хотела сразу напомнить про стихи Даниила Хармса, Алексея Зайцева, Спайка Миллигана (в переводе Г. Кружкова), в хорошести которых никакого сомнения у Димы нет, а вопрос «чему учит» ни разу не возник. Но дайте-ка, думаю, с нашими монстрами разберемся сначала.

Предлагаю:

– Давай попробуем найти, чему мы можем научиться или что можем узнать, раз тебе это кажется важным. Идет?

– Идет.

Снова читаем «Десять вкусненьких учителей» и выясняем, что:

– с помощью книги про хищных монстров и вкусных учителей можно освоить обратный счет – от десяти до одного;

– учителя начальных классов отличаются выдающейся выносливостью, целеустремленностью и находчивостью, поэтому именно мисс Зверобой, учительница начальных классов, смогла заметить опасность, нейтрализовать монстров и направить их энергию в полезное русло;

– идешь по лесу – не зевай, будь бдителен (да и вообще будь внимателен к тому, что вокруг происходит: как можно было не заметить, что другие учителя куда-то пропадают?);

– учителя – люди хорошие и приятные, иначе монстры бы не ели их, сказали бы: «Фу, как невкусно», – и отстали.

– Доволен? – спрашиваю Диму.

– Доволен, – кивает. – Только мне еще сам стих что-то напоминает, не могу понять.

– А это ж, – говорю, – считалка! «Десять маленьких негритят…»

– Да? – удивляется Дима. – А давай и ее прочитаем.

Читаем. Дима в явном замешательстве.

– Ты, – спрашиваю, – опять ищешь, чему учит?

– Ага, – жалобно смотрит Дима.

Тут я не выдерживаю, беру лимерики Эдварда Лира в переводе Григория Кружкова и читаю Диме:

Осмотрительный старец из Кёльна
Отвечал на вопросы окольно.
На вопрос: «Вы здоровы?»
Отвечал он: «А кто вы?» ‒
Подозрительный старец из Кёльна.

Дима молчит: переваривает. Читаю дальше:

Один старикашка с косою
Гонялся полдня за осою.
Но в четвертом часу
Потерял он косу
И был крепко укушен осою.

Дима начинает хохотать и сквозь смех требует: еще! Читаю еще. Когда лимерики заканчиваются, Дима говорит:

– А теперь снова про монстров и учителей.

Читаю:

Отправились в путь ДЕСЯТЬ учителей,
От мысли о доме на сердце теплей.
В чащу, всё дальше и дальше от школы,
Деревья кругом, птицы, бабочки, пчелы…
Мисс Долиш цветочек сорвать наклонилась
И тут же пропала, ну как испарилась!

Desyt vkusnenkikh uchiteley_illustr 3

Дима слушает внимательно, расслабляется.

– Хорошая, – улыбается, – книга. Смешная. А теперь давай снова про пиратов!

Вернулись к нашим пиратам, их одноклассникам и учительнице.

Читали «Жили-плыли пираты» и «Диктант с продолжением» и радовались. Много смеялись, иногда не верили героям (как это – «нельзя говорить, если тебе кто-то нравится»?!). И само собой выяснилось: Дима отлично видит, что дружба важнее ватерлиний, примет и сокровищ, из любой ситуации есть выход, а учителя – тоже люди. Как все мы.

– Вот, – говорю Диме, – хочешь, вместе посмотрим, «чему учит книга»?

Дима совершенно забыл об этом вопросе, но согласился. И мы приступили к страшному: чему же учит книга? Учит ли книга всех одному и тому же? Учит именно книга или читатель учится сам? Мы научились ходить на абордаж, грабить автобусы и красть семейную реликвию, вставную челюсть? Или, может, весело играть в пиратов?

Решили, что любая книга учит только тому, чему читатель готов научиться, но предназначение ее не в этом, а в радости – сопереживания, открытия, сопричастности и т.д.

И чем больше знаешь, тем интереснее читать. Когда ты в курсе, что такое ватерлиния, ты понимаешь, почему один из пиратов негодует: сами, мол, не в курсе, что такое ватерлиния, а туда же, в пираты норовят! Или знаешь, почему вдруг отличительным признаком дуба златая цепь и русалка являются. И почему «надо хорошо учиться, чтобы» – это смешно, но учиться действительно стоит.

Мария Ушенина

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.