Удивительный мистер Трикстер
22 августа 2022 279

В 2016 году на конкурсе «Книжный эксперт XXI века» шла захватывающая дух борьба между участниками – такие интересные и сильные тексты они представили на суд жюри. Победу в конкурсе тогда присудили двенадцатилетнему Евгению Жербину из Петербурга.

«Мой любимый отрицательный герой» – так звучала тема финального конкурсного этапа.

Некоторое время назад издательство «Лабиринт Пресс» переиздало серию книг Пауля Маара о Суббастике, и читатели снова могут получать удовольствие от встреч с её забавным героем. Поэтому мы и решили достать из архивов и опубликовать посвященный Суббастику текст Жени Жербина.

Любимый отрицательный персонаж?

Не думать про Волан-Де-Морта, не думать про Волан-Де-Морта…

Нет. Не интересны мне ни Волан-Де-Морт (типичный клишированный злодей с массой комплексов), ни Козерог из «Чернильной» трилогии Корнелии Функе (по той же причине), ни Кощей Бессмертный из русских народных сказок, ни Дракон из пьесы Евгения Шварца ‒ с их неумеренной жаждой абсолютной власти и стремлением творить абсолютное зло. Все они на протяжении своих книг ходят с серьёзным или безумным э э э… лицом? и изредка произносят монологи, которые в конечном счете сводятся к «Ах ха ха, я очень злой, мне это нравится, и сейчас я совершу очередную гадость». Я, конечно, утрирую, но все эти отрицательные персонажи показаны слишком… отрицательными. Они именно злодеи. В них почти нет внутренней борьбы (а если есть, то довольно предсказуемая), их характеры не развиваются, и вообще они нужны только для того, чтобы главный герой их победил, не иначе. Ну не может быть такого в жизни, чтобы человек возвёл в самоцель желание сделать как можно больше зла. Нет, конечно, в литературе (особенно художественной) приходится идти на компромиссы, чтобы сделать повествование интересным, но не до такой же степени! Возможно, в этом и кроется главная проблема однозначных злодеев (и героев): они неправдоподобные (впрочем, спешу оговориться, Дракон всё-таки получился довольно реалистичным, так как прототипом ему послужили действительные исторические персонажи, тираны того времени: Гитлер, Сталин и иже с ними.)

Есть, конечно, и более интересные «отрицательные» персонажи, например, Северус Снегг, который в конце оказался чуть ли не положительнее самого Гарри Поттера. Но, во первых, сюжетный твист в конце легко было предугадать, а во-вторых, я в силу возраста не верю, что человек может пронести безответную любовь через всю жизнь и даже за неё погибнуть.

Итак, хорошенько подумав, я пришёл к выводу, что мне больше нравятся трикстеры. Они могут быть хитрыми, коварными, иногда даже чуточку злыми. Но если трикстер ворует, то он совершает это не для своей выгоды, а для чужой (иногда), это и отличает его от обычных злодеев. С этим типом героев я познакомился еще в детстве (6‒7 лет). Тогда я увлекся циклом повестей Пауля Маара про Субастика, первую из которых мама мне читала на ночь, а потом я не выдержал, и остальные прочитал сам. В то время Субастик казался мне персонажем сугубо положительным, а его «подвиги» были для меня всего лишь веселыми шалостями. Совсем недавно я перечитал первую книгу цикла («Семь суббот на неделе») и посмотрел на Субастика с другой стороны. Признаться, я был удивлён: как мне этот персонаж мог казаться хорошим? Сам непонятно на что похож: ноги как у лягушки, на лице пятачок и волосы рыжие, и ведет себя ужасно: над всеми издевается, ставит своего, скажем, опекуна в неловкое положение и провоцирует массовые беспорядки (чего только стоит случай в супермаркете – бедный господин Пепперминт!). И кажется, что все это Субастик вытворяет в порядке веселья и озорства, ‒ но только на первый взгляд. Что отличает его от отрицательных героев и делает трикстером? А то, что этот рыжий пройдоха все-таки сделал жизнь застенчивого господина Пепперминта интереснее и насыщеннее и даже побудил его жениться. Таким образом, он «ломает» привычное существование господина Пепперминта, вытягивает его из болота унылой повседневности (это качество, кстати, присуще всем трикстерам).

Или вот Карлсон. Безответственный, жадный, наглый ‒ бери и делай его злодеем! Но именно его несерьезность и озорство вызывают в нас симпатию. Да, большинство его поступков аморальны, а при чтении не раз хмуришь брови с мыслью «Что он себе позволяет?». И всё равно каждая новая его проделка, каждое «низведение» или «куращение» неизменно вызывают у нас улыбку.

Но, как говорится, любой Карлсон ‒ трикстер, но не любой трикстер – Карлсон. Иногда трикстеры преследуют более сложные цели, чем просто повеселиться. Вспомните Вилли Вонку из знаменитой книги Роальда Даля «Чарли и шоколадная фабрика». Он тоже пользуется не совсем честными методами, но с их помощью наказывает злых и порочных детей (точнее, они сами себя наказывают), а главное, пытается воздействовать на родителей, которые их такими воспитали. Символично, что четверо детей представляют собой четыре смертных греха: жадность, чревоугодие, гордыня, злость (гнев). Совпадение? А вдруг Вилли Вонка специально подготовил такие испытания? Может, он знал, какими окажутся дети, которые к нему придут? Но он же искал достойного преемника на свою роль хозяина фабрики, и, конечно, эта роль досталась Чарли – образцу кротости и нестяжания, воздержанности и смирения (опять совпадение?). Быть может, Вонка сомневался в нём и хотел проверить, достоин ли Чарли занять его место? Но откуда этот странный господин знал, что золотой билет достанется именно этому мальчику? Возможно, он специально разослал билеты именно таким образом, а акцию организовал, чтобы заработать денег и оставить их преемнику на содержание фабрики? Может, именно этого он и хотел? Вот так сложно бывает иногда разгадать мотивы персонажей из простых, на первый взгляд, книг!

А недавно я смотрел в театре спектакль про Скапена, мастера «на всякие выдумки, на всякие тонкости и хитрости, которые неучи зовут плутнями» из знаменитой комедии Мольера. Спектакль мне очень понравился, и я решил вдогонку прочитать ещё и пьесу. На протяжении всего произведения Скапен (не самыми честными способами) помогает Октаву и своему хозяину Леандру воссоединиться со своими возлюбленными (но кончается все очень неожиданно, правда!). Для этого он обманом уводит деньги у их отцов, Арганта и Жеронта. Будете ли вы считать этого персонажа благородным вором или просто наглым мошенником зависит от того, как вы воспринимаете чувства Октава и Леандра к Зербинетте и Гиацинте. Лично мне они показались (вероятно, в силу опять же моего возраста ‒ ну не дорос до большой любви!) довольно блеклыми, тем более, в конце оказалось, что, наверное, можно было обойтись и без хитростей. Однако мне Скапен понравился как умный и интересный персонаж, который использует свой ум, чтобы помогать другим (иначе он был бы просто негодяем).

Так как же мы выбираем любимого отрицательного персонажа? Может быть, мы видим в нём то, чего нам не хватает в жизни? А может, мы узнаём в нём свои черты и этим признаёмся, что и в нас есть отрицательные качества?

И это, кстати, логично объяснило бы то, что каждый раз, подходя к зеркалу, я отчётливо вижу в нём Субастика.

Евгений Жербин, 12 лет

_________________________________

Серия книг о Субастике

Семь суббот на неделе »
И в субботу Субастик вернулся »
Волшебные капли для Субастика »
Новые веснушки для Субастика »
Субастик в опасности »
Счастье Субастика, или Сказочное везение »
Субастик, дядюшка Элвин и кенгуру »

 

 

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.