Виктория Гендлина, соорганизатор книжной ярмарки «Во весь голос»: «Нужно создать новый формат мероприятия ‒ соединить книжное с некнижным».
19 августа 2022 306

Книжные ярмарки – один из испытанных способов привлекать общественный интерес к книгам. При умелой организации ярмарки помогают издательствам заявить о себе и своей работе, а порой и повысить продажи. Но достаточно ли в России книжных ярмарок? На кого они рассчитаны? Помогают ли расширить читательскую аудиторию? Об этом главный редактор «Папмамбука» Марина Аромштам побеседовала с Викторией Гендлиной, соорганизатором и руководителем продвижения ярмарки «Во весь голос».

‒ Виктория, «Во весь голос» – это новая книжная ярмарка? Она чем-то концептуально отличается от известных книжных ярмарок? Или у ее организаторов оригинальные идеи?

‒ В России действительно ежегодно проходили несколько крупных книжных ярмарок. Но нам, книжникам, очень не хватает книжных событий: много ярмарок не бывает. Кроме того, большие известные ярмарки проходят один раз в год. А мы думаем, что нужны какие-то пусть небольшие, но регулярные события, связанные с книгами. Раз в месяц, например. Кроме того, мы надеемся, что концепция ярмарки поможет издательствам расширить потребительскую аудиторию. Это очень важная задача. До сих пор книжные ярмарки, такие как «Нон-фикшн» или КРЯКК, например, работали на устоявшееся сообщество. Это важно. Но не менее важно сделать так, чтобы на книги обратили внимание и те люди, которые не являются посетителями известных книжных ярмарок. Для этого они должны с книгами где-то «встретиться». Поэтому мы выбрали для ярмарки не совсем привычное место – московский фудмол «Депо».

 Depo

‒ Фудмол? То есть люди ходят туда есть? А что это за аудитория – «едоки “Депо”»?

‒ В «Депо» приходят офисные работники и оказавшаяся рядом продвинутая молодежь. И действительно, в первую очередь они приходят вкусно поесть в приятной, понятной им атмосфере. Вот с этой аудиторией нам бы и хотелось наладить контакт.

‒ Но агитировать таких людей в лоб не получится. Точнее, такая агитация ни к чему не приведет. У них наверняка свои представления о прекрасном. Чем вы можете их привлечь?

‒ Тем, что постараемся предложить им общение, которое не сводится исключительно к книжным темам. Мы приглашаем в качестве спикеров известных блогеров, лидеров мнений из разных культурных сфер – тех, кто интересен современной молодежи. Тому ее слою, который не прочь над чем-то подумать и что-то обсудить. Так среди спикеров будут Алена Долецкая, Энтони Юлай, Ксения Буржская, Артем Габрелянов и другие. Про книги мы говорить непременно будем. Но традиционные презентации постараемся свести к минимуму. Если уж о книгах говорить, то в форматах, могущих заинтересовать новую аудиторию. Возможно, кто-то из них в результате проявит интерес к тому, что делают издательства.

‒ Скажите, пожалуйста, а можно ли сказать, что задача ярмарки «Во весь голос» – встроиться в форматы массовой культуры?

‒ Если честно, то мы для себя так задачу не формулировали.

‒ Вам мое определение кажется отталкивающим?

‒ Нет, оно не отталкивающее. Возможно, мы именно к этому и идем…

‒ Я сталкивалась с тем, что издатели, например, не любят, когда их аудиторию характеризуют словом «массовая». Почему-то они усматривают в этом что-то унизительное, хотя их обычная издательская практика вовсе не сводится к работе над элитарными, экспериментальными, сложными книгами, и чаще всего они хотят удовлетворить «широкий круг читателей». И в этом нет ничего плохого, мне кажется. Кто-то читает сложное, а кто-то читает что-то другое. Но читать лучше, чем не читать, так ведь? Можно с такими установками подходить к изданию книг: мы хотим, чтобы как можно больше людей читали. Нужно придумать нечто такое, что им по силам читать и что они будут читать с удовольствием…

‒ Как раз этого организаторы ярмарки и хотят. На ярмарке будут представлены книги на самые разные вкусы и читательские потребности. Мы зовем и издательства интеллектуальной литературы, и издательства с уклоном в бизнес и саморазвитие (например, «МИФ»), и издательство комиксов «Бабл».

‒ Вы пытаетесь заложить многоуровневую структуру ярмарки?

‒ Да, именно.

‒ А почему вдруг возникла такая потребность? К этому организаторов подтолкнул кризис книжной сферы?

‒ Кризис книжной сферы связан с общим экономическим кризисом. Но существуют и специфические проблемы, характерные именно для книжной сферы. И финансовой подушки в виде крупных книжных ярмарок, к которым мы привыкли, уже не хватает: попробуйте наложить карту таких ярмарок на календарный год! Грустная картина получается, правда? Издательствам надо искать новые пути продвижения книг. В издательстве «Городец», главном партнере ярмарки, пытались по-разному экспериментировать. Например, возили продавать свои книги на «неспециальные» мероприятия – такие, в названии которых не было слова «книжный», как проект «Городская ферма» на ВДНХ или «Гик-пикник». Это прекрасные мероприятия, но книжные продажи были очень низкие. И это понятно ‒ люди пришли совершенно за другим…

‒ То есть механически расширить поле для продажи книг не получилось. Вы сразу сталкиваетесь с противоречием в виде желаний и потребностей посетителей мероприятия.

‒ Да, если люди идут не за книгами, если они не ожидают увидеть на ярмарке книги, то они их словно и не видят ‒ проходят мимо. То есть нужно создать новый формат мероприятия, который бы позволил соединить книжное с некнижным. Нечто гибридное…

‒ Такого Тянитолкая? Кулинарная голова, рожки-копытца – всякие развлечения. А тело?

‒ Тело непременно будет книжным.

А какие, с вашей точки зрения, существуют механизмы, позволяющие притягивать внимание к книгам?

‒ Мы неслучайно приглашаем в качестве спикеров людей, обладающих медийным капиталом, лидеров мнений.

‒ Вы попросите их в конце выступления упоминать книгу, которую они читали в детстве? Или книгу, которую читают перед сном?

‒ Это неплохая идея, но тут не может быть никакой обязаловки. Тем не менее все эти известные люди окажутся в одном пространстве с книгами. А другие – те, что придут их слушать, – придут все-таки на книжную ярмарку. Главными в интерьере будут книги. И среди них будут очень красивые. В том числе – детские. Среди издательств-участников фестиваля многие выпускают детскую литературу.

‒ На мой взгляд, это очень правильный ход. У взрослых свой интерес. Но они рады разделить его с ребенком, купив ему красивую интересную книгу.

‒ Мы заметили, что даже на нецелевых ярмарках детские книги привлекают посетителей больше, чем книги для взрослых. К детским книгам даже у людей, далеких от чтения, несколько иное отношение.

‒ Наверное, в подсознании большинства взрослых живет мысль о том, что детям полезно читать. На себе они уже вроде как крест поставили, а вот ребенок… Может, книга его куда-нибудь в правильном направлении подтолкнет.

‒ А многие молодые взрослые сами западают на детские книги. Мы не раз такое наблюдали. Люди просто не могут пройти мимо красивых книг – покупают и для себя, и в подарок. Так что детские книги всегда положительно влияют на общую атмосферу ярмарки.

‒ Вы будете делать упор на детские книги?

‒ Нет все-таки. Мы подчеркиваем, что детских книг будет много. Но взрослых – больше. В первую очередь – за счет литературы нон-фикшн.

‒ А издательства претендуют на участие в программе выступлений?

‒ Мы собираем заявки от издательств, но оцениваем их с точки зрения поставленных задач.

‒ А книжный ассортимент, с которым издательства выходят на ярмарку, как-то оговаривается? У вас есть какие-то ограничения по отношению к продаваемому?

‒ Никакой цензуры, никакого предварительного отбора. Мы знаем, кого приглашаем. Знаем, что наши коллеги издают. Это издательства с прекрасной репутацией. Мы сами являемся читателями их книг…

‒ А если издательство выложит книги, которые сегодня, мягко говоря, могут вызывать вопросы?

‒ Наверное, мы бы не удивились, если такая ситуация вдруг возникла бы… Но скандалы порой книгам на пользу.

‒ То есть вы склонны оценивать все возможные эксцессы исключительно с рекламной точки зрения. Невозможно не радоваться такому оптимистичному взгляду на жизнь. Это здорово, честное слово! А название? Откуда взялось название ярмарки?

‒ «Подарок» Маяковского. Так называется его юношеская скандальная поэма. И у нас сначала появилось два книжных магазина с таким названием: один «голос» в Москве, другой – в Петербурге. Название громкое, даже провокационное. И когда встал вопрос о названии ярмарки, мы решили, что лучшего и найдешь.

‒ Вы сказали, что хотите проводить ярмарки на регулярной основе. Сейчас, в августе, пройдет премьера. А потом? Ярмарки будут повторяться каждый год? Раз в полгода?

‒ Мы бы хотели делать их чаще. Изначально планировали устраивать «Во весь голос» раз в месяц. Мне кажется, поход на книжную ярмарку должен быть не праздником, а чем-то само собой разумеющимся. Раз в месяц идешь на встречу с интересным тебе спикером – и покупаешь себе пару новых книжек. Это и есть формирование книжной культуры. Мы ведь хотим, чтобы чтение стало частью повседневности. А не тем, что мы делаем по праздникам. Как мы смотрим сериалы? Приглашаем друга, садимся на диван, ставим перед собой какие-то снеки… И книга должна ассоциироваться с чем-то приятным. С приятным времяпровождением.

‒ Наверное, это естественный ход событий – расширение читательской аудитории за счет десакрализации чтения.

‒ Можно и так сказать. Хотя сами мы относимся к чтению как к благородному занятию. Но благородное тоже может быть «нормальным». То есть вписываться в обычную, привычную жизнь. Такой взгляд на книгу и надо формировать у молодых людей.

‒ Ну что ж… Мне от души хочется пожелать вам удачи.

Беседу вела Марина Аромштам

 

Понравилось! 2
Дискуссия
vkontakteUser
Соединить книжное с некнижным -звучит вдохновляюще! А если соединить книжное и театр? Привлечь смежную аудиторию и организовать мероприятие в регионе. Как смотрите на эту идею?