Реальности и возможности
10 августа 2022 306

Повесть Екатерины Каграмановой «Камикадзе 360» – «легкая» фантастика, исподволь поднимающая непростые и важные для каждого подростка темы взаимоотношений с родителями, роли денег в жизни, проблемы поиска друзей и т.п. Любое «фантастическое» (даже с нагрузкой в виде серьезного морально-этического подтекста) глотается моими мальчишками «на раз». Но поскольку мне было интересно, как они среагируют на те нравственные вызовы, которые бросает книжка, мы с двенадцатилетним Алешей и десятилетним Ваней стали читать «Камикадзе 360» по вечерам вслух.

Обычная семья: подростки-двойняшки Влад и Ника (которые то дружат, то ссорятся), новорожденная сестренка Настенька, любящие и заботливые (хотя и слегка уставшие от хлопот с малышкой) мама с папой. Обычный день. Общесемейная вылазка в парк аттракционов ‒ впрочем, не такая уж и обычная теперь, когда все крутится вокруг режима дня младшей дочки. Денег не так много, поэтому Владу с Никой разрешают выбрать всего один, но любой аттракцион («Прямо как у нас», ‒ комментирует Ваня). Дети долго примериваются, взвешивают – и наконец вместе с папой оказываются на «Камикадзе 360». Взлет, крики ужаса и восторга, переворот на 360 градусов – и, когда сеанс завершается, брат с сестрой почти сразу понимают, что что-то пошло не так: папы рядом нет, а встречает их у аттракциона бабушка, которая еще час назад точно была в своей деревне. Впрочем, бабушка говорит, что киносеанс у мамы с папой, скорее всего, уже тоже закончился, и сейчас родители за ними подъедут.

«Киносеанс? У мамы с папой? А с кем же тогда Настенька?» ‒ недоумевает Ника. И получает в ответ озадаченное бабушкино: «Какая Настенька?»

…В этой реальности у родителей дорогая иномарка и квартира с евроремонтом, где у каждого из детей своя комната. В этой реальности Ника дружит с крутыми девочками из своего класса, а мама спокойно отпускает дочку одну в ТЦ и предлагает ей тратить столько денег, сколько нужно. В этой реальности Влада не просто возят на тренировки по футболу (в прежней мама не могла делать этого из-за малышки, а бабушка, как мы помним, жила в другом месте) – он занимается у самого престижного и дорогого тренера в городе. В этой реальности у них дорогие велосипеды, дорогие телефоны, хороший интернет – и возможность делать все, что тебе хочется.

Потому что ни маме, ни папе по большому счету нет дела до того, чем они занимаются. И эта свобода, которую им порой так хотелось иметь в той, прежней реальности, вдруг оказывается одиночеством. Ника пытается общаться с мамой, как раньше, но быстро замечает разницу: «Разговора не вышло. Получилось так, что Ника спрашивала, а мама отвечала. А раньше было наоборот – мама хотела узнать, чем она занимается и как вообще дела. Эта новая мама сказала, что завтра ей нужно на курсы дизайнеров. А после она встречается с тетей Женей. Потом мама зевнула и сказала, что устала, пора спать. Ника кивнула. Было тоскливо. Хотелось домой. Хотелось к маме».

А еще в этой реальности нет Настеньки – той, от которой Ника с Владом уставали, но которую, как поняли сейчас, любили. Ее нет и, по всей видимости, не будет – мама лишь смеется на вопрос Ники, не хочет ли она еще ребеночка: «Ой, нет, нет. С меня хватит! Вот будут у самой дети, поймешь. Это опять не спать по ночам, подгузники, бутылочки.

Ника робко отозвалась:

‒ Но ты же будешь ее любить. И она тебя тоже.

Мама снова засмеялась и покачала головой:

‒ Мне вас достаточно».

Когда особенности новой реальности становятся нам понятны, мы с Ваней и Алешей делаем паузу в чтении и обсуждаем, выиграли Ника с Владом или проиграли, оказавшись в этом новом мире. Ваня категоричен ‒ никакой суперкрутой новый телефон не стоит того, что родители здесь другие: «Папа молчаливый, мама постоянно в телефоне ‒ это не жизнь».

Алеша в оценках осторожнее: бабушка здесь такая же, и ее жалко, потому что здесь дедушка уже умер. А мама с папой – может быть, они могут измениться?

…Надо сказать, что и писательница в описании настроения героев умело балансирует между «мне тут совсем плохо» и «а может быть, у меня получится тут жить?». Причем Ника и Влад до поры до времени не совпадают в своих колебаниях – каждый из них должен самостоятельно пройти свое испытание «дорогой удобной жизнью». И лишь потом они все-таки начинают вместе работать над своей общей «дорогой домой».

Алеше, как человеку, мечтающему об инженерном будущем, было интереснее выстроить свою научную гипотезу, как герои могут вернуться (спойлерить не буду, но отдам Алешке должное – он в своих рассуждениях опередил героев на несколько шагов и выбрал самый надежный и самый верный вариант).

Ване, как человеку, который прежде всего обращает внимание на чувства других людей, было интереснее всего наблюдать, как постепенно (все-таки!) меняются «новые» родители. В тот момент, когда они впервые услышали своих детей, задумались над тем, чего по-настоящему хотят близнецы, Ваня даже не выдержал, крикнул: «Проби́ли!» Я не поняла, переспросила. Он с удовольствием повторил: «Влад с Никой пробили стену. Теперь все будет по-другому». И так же, как Алеша был доволен, когда герои наконец дошли до его идеи, так и Ваня был доволен, когда, ближе к концу истории, после серии очень драматичных событий, «новая» мама переспросила у Ники, правда ли та хочет сестренку, и уже всерьез задумалась над этим.

Но вот вероятный выход в прежнюю реальность найден, приближается момент перемещения. В новой реальности ребятам предстоит оставить чудесного нового друга Димку. Они, все трое, мучительно переживают предстоящую разлуку, Ника (в Димку чуть-чуть влюбившаяся) даже в какой-то момент почти всерьез размышляет, нельзя ли «таскать» Димку между реальностями, но тут же понимает утопичность и даже небезопасность этой своей идеи. Ей больно оставлять ставшего родным человека «другой себе», эгоистичной девчонке, которой явно нет и не будет никакого дела до такого чудесного мальчика…

«‒ Дим… ‒ Что? – он поднял глаза.

‒ Ты будешь с ними дружить? Они же почти, как мы.

Он снова усмехнулся и спросил:

‒ Волнуешься за меня? Потому что у меня нет нормальных друзей?

Она покачала головой:

‒ Нет. Потому что у них нет нормальных друзей.

‒ Иди, Ника. Пора.

Ника быстро шагнула к нему, обняла здоровой рукой, на секунду прижалась щекой к щеке. Между ними был гипс, но она почувствовала, как он замер, как гулко колотится его сердце. Или это ее сердце так громко стучало?

‒ Пока, ‒ она хотела сказать это, но губы шевельнулись почти беззвучно.

Он не ответил. Просто не сводил с нее глаз. Ника села на качели. Она тоже смотрела на него.

Какая-то странная штука произошла со светом. Как будто на мельчайшую долю секунды выключили солнце. Дима моргнул.

Девочка приподняла руку с гипсом, внимательно ее оглядела и встала.

‒ Дима? Привет. Ты ее провожал? Мне Влад много рассказывал про тебя».

В общем-то, происходит маленькое чудо (Ваня его заметил и оценил, для Алешки же оно прошло мимо, потому что он напряженно обдумывал научно-фантастические детали самого перехода, пропуская все ненужные подробности). Вернувшаяся в новую реальность «другая Ника» тоже изменилась – ей теперь есть дело до Димки (спасибо Владу, переместившемуся назад первым и проведшему с ней «воспитательную» работу), еще раньше мы узнаем, что всю «другую» реальность Ника возилась с Настенькой. Она перестала быть эгоисткой? Похоже на то.

В книге нет «глянцевого» хэппи-энда (ну, кроме того, что овдовевшая бабушка из новой реальности решается под влиянием Влада продолжить деревенскую жизнь в своем родном доме, хотя до встречи с «нашими» Никой и Владом думала, что не потянет одна, без деда, и потому любимый дом нужно продавать, хоть сердце и рвется от этого).

Остальное ‒ не хэппи-энд, а, скорее, пунктиром намеченные положительные изменения (случившиеся и возможные) по многим направлениям сюжета. Эти возможности мы и обсуждали с моими мальчиками, дочитав последнюю страницу.

Вернувшись в свою реальность, сможет ли «наш» Влад заниматься футболом? Ведь здесь, в новой реальности, он доказал себе и папе, что может ездить на тренировки один. Значит, справится с этим и в «своем» мире?

Интересно, а другой Влад оценит того тренера, к которому перешел/вернулся «наш» Влад? И сумеет ли он подружиться с Димкой?

Вернется ли новая Ника к тем «пустым» подружкам, с которыми успела рассориться «наша» Ника? И сможет ли она сберечь отношения с Димкой?

Смогут ли «новые» Ника и Влад поддержать те «ростки» эмпатии, которые проросли в душах родителей? И есть ли надежда, что в этой реальности все-таки появится Настенька? (Ваня полностью в этом уверен: мама ведь стала задумываться об этом после разговоров с «нашей» Никой, а «новая» Ника успела полюбить сестренку в другой реальности, так что у них точно будет «своя» Настенька!)

То, что Влад и Ника узнали, что в новой реальности дед внезапно умер «от сердца», и теперь пытаются следить за его здоровьем, поможет сберечь его жизнь в «старой реальности»? Или такие события невозможно «переиграть»?

Чем больше рассуждаем мы, чем больше «откапываем» вопросов, о которых хочется подискутировать, тем очевиднее нам становится ответ на главный, уже звучавший ранее вопрос: проиграли герои или выиграли от того, что произошел этот коллапс с реальностями?

Теперь Ваня и Алеша категоричны и единодушны: от этого выиграли все. Потому что многое в жизни и старых, и новых Ники и Влада повернулось по-другому. «И не только в новой реальности стало по-другому! – горячится Ваня, хотя с ним никто не спорит. – И наши Ника и Влад поняли, что любят свою старую реальность со всеми ее сложностями. И не будут больше жалеть, что у них Настенька есть, а денег мало. А еще у них новые возможности появились! Ника теперь знает, что может успешно заниматься вокалом, и даже знает с кем, потому что уже занималась с этой учительницей в другой реальности. И еще они с Димкой наверняка подружатся, хотя раньше они не обращали на него внимания! И футбол снова будет у Влада! И вообще!»

И оказалось так здорово, что писательница не «свела» все линии к «счастливому финалу», а позволила нам самим размышлять, надеяться, переживать за героев, снова и снова перебирая те возможности, которые открылись для Влада и Ники обеих реальностей. И в этих размышлениях незаметно привыкать к мысли, что такие новые возможности – всегда рядом с нами, даже если никакого фантастического коллапса и не произошло, но мы их часто просто не видим. А может быть, стоит их поискать?

Евдокия Варакина

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.