«Секретик», в котором спрятано лето
16 декабря 2021 506

Дарили нам книгу Катажины Рырых «Лопуховое поле» в апреле с напутствием: «Это чтоб вы как следует настроились на лето!» Но прошел апрель, май… А мы с моими средними мальчиками, восьмилетним Ваней и десятилетним Алешей, с трудом выкраивали время на вечернее чтение и за два «предлетних» месяца с трудом дошли до половины книжки. А в июне – и вовсе бросили ее. Просто в один из вечеров восьмилетний Ваня воспротивился: «Мам, я не хочу читать про лето. Я его сейчас живу!» И мы начали читать длинную сказочную повесть про троллей.

А потом лето закончилось. Все чаще серело небо. И все чаще шел дождик. Померкли яркие краски золотой осени, и под ногами зачавкала грязь (у нас в деревне это как-то особенно остро ощущается, когда идешь от школы пешком по короткому, но совершенно размытому в дождливые дни пути). Стало рано темнеть…

И тогда, в один из вечеров межсезонья, Ваня с хитрой улыбкой достал с полки позабытое «Лопуховое поле»: «А вот теперь я готов вернуться в лето!»

И мы начали книгу заново.

Начинается эта повесть очень поэтично, с описания, наполненного любовью и вниманием к каждой детали, – и с привязки к знаменитой сказочной повести:

«Если бы ты мог – как Нильс в “Чудесном путешествии” Сельмы Лагерлеф – сесть на шею гуся и полететь немного на юг, потом немного на запад, а потом еще немного на восток, ты бы увидел под собой город. С западной стороны гусю пришлось бы лететь чуть выше, потому что как раз там построили огромные высотки, в которых люди почти не знают друг друга, а по утрам и вечерам через стенку слышное каждое слово соседа. В таком доме очень трудно держать собаку или кошку <…>

А теперь посмотри вниз. Видишь дома с красными крышами? Крыши блестят новенькой черепицей, но сами дома старые. Их построили сразу после войны, когда люди очень боялись, что она вернется, ‒ вот почему дома стоят вплотную друг к другу, огораживая полный зелени двор <…>

Теперь вернись и сделай еще один круг над двором. Смотри, под стеной прачечной виднеется что-то, с высоты напоминающее разноцветные пуговицы. Если бы ты дождался вечера, то смог бы узнать, что это кошачьи миски. А если бы хоть ненадолго перестал спешить, то мог бы познакомиться с детьми этого двора».

После такого лирического зачина (мной сильно сокращенного, хотя было жаль упускать каждую подробность) перед нами неспешно, местами с юмором, местами пронзительно-задушевно, разворачивается история ребят, живущих во дворе при Лопуховом поле. У каждого из них свои трудности и путь их преодоления. Вот Самый Толстый – уже по прозвищу можно догадаться, какие у него проблемы в мальчишеской среде (а потом мы узнаем, что еще у него пьет отец). Вот Шопен, новенький, который вместе с родителями переехал в квартиру умершего дедушки и дико, до боли в сердце, по нему скучает – да еще и местные мальчишки дразнят его за любовь к музыке.

А вот Магда, которая вынуждена оставаться дома с ослепшей сестрой. Ну а каково самой сестре, лучше даже не представлять…

Вот Чумазый Гарри Поттер (неслабое такое прозвище), которого все ребята чураются за его неопрятность и задерганность (а попробуй-ка побыть старшим братом в многодетном и очень небогатом семействе!).

И Джек Воробей, который на самом деле никакой не пират, а носит бандану, потому что облысел от химиотерапии – у него рак.

И безымянный мальчишка из Дома ребенка, который решается на побег, потому что ненавидит свой приют и верит, что где-то на свете, в Доме родителей, живут его папа с мамой.

И еще много других ребят, у каждого из которых свой нелегкий путь, часть которого мы проходим вместе с ним.

Все эти истории рассказываются по отдельности, каждая в своей главке, но они переплетены, не только потому что все эти ребята живут в одном месте, но и потому что постепенно герои становятся настоящими друзьями, а беда или трудность каждого воспринимается ими как ОБЩАЯ проблема.

Немаловажную роль и в объединении ребят, и в решении большинства проблем играет самая главная, пожалуй, героиня, живая «хранительница» и двора, и этих ребят с Лопухового поля – Колдунья.

Надо сказать, что мы с сыновьями довольно напряженно относимся ко всяким магическим фэнтези. Слишком уж часто там встречается заигрывание с инфернальной стороной (а мы, читавшие с замиранием сердца «Тима Таллера», точно знаем, что ни к чему хорошему общение с силами тьмы не приводит). Поэтому и к Колдунье из «Лопухового поля» мы отнеслись настороженно. Но писательница в самом начале повести так мастерски обыграла (ну и по-доброму высмеяла) наши вместе с героями представления о тех ужасах, которыми Колдунья должна заниматься за закрытыми дверями своего домика, что мы потихоньку начали оттаивать. И с каждой новой историей все яснее становилось – не так все с Колдуньей просто. Да, все атрибуты «чернокнижия» налицо, конечно: и разговаривающий черный кот, и метла, полеты на которой Колдунья старается тщательно скрывать, чтобы ее не замучили фанаты Гарри Поттера, и котел, в котором что-то такое почти волшебное варится. И даже друг, который под покровом ночи переезжает жить поближе к Колдунье, подозрительно смахивает на одного известного всем ребятам с Лопухового поля инфернального персонажа – а после того как на двери его домика появляется надпись «Д-р. А. Кула», у ребят уже не остается никаких сомнений, кто перед ними.

И тут писательница опять все переворачивает. Никакой этот загадочный герой не вампир, а ветеринар, Доктор Амброзий Кула. Добрейший, как и Колдунья, самый отзывчивый из всех взрослых, помогающий Колдунье решать все детские (и недетские) проблемы окружающих ее людей.

«Не Колдунья она, а добрая Волшебница», ‒ в какой-то момент сформулировал для себя мой Ваня и успокоился.

Lopukhovoye pole_illustr 1

И впрямь, чудес, совершенных Колдуньей вместе с Котом за время действия повести, не сосчитать. Ожившие брошенные игрушки, получившие новых любящих хозяев. Мальчишка-сирота, к которому внезапно пришли родители. Мучители мальчика Шопена, силой заставлявшие его «играть» понарошку, которые вдруг от взмаха зонтика Колдуньи поневоле начали сами играть «в оркестре» на чем попало и танцевать, пока не свалились без сил (кажется, мы в детстве читали какую-то народную сказку с похожей развязкой?..). Отец Самого Толстого, который благодаря волшебному прянику Колдуньи смог бросить пить и вернулся к нормальной жизни. Малышка-звездочка, приклеенная котом к небу (привет, Мэри Поппинс, мы тебя помним!). И Джек Воробей, исцелившийся от рака благодаря желанию, загаданному Магдой у найденного ею цветка папоротника. Девочка-задавака из Элитного, превращенная в наказание за свою надменность в лягушку (не навсегда, но урок ею был вполне усвоен). Футбольный матч, выигранный, к радости азартно болевшей на трибуне Колдунье и вопреки всем прогнозам, командой Лопухового поля, а не сборной Элитного квартала, – «и хотя было подозрение, что не обошлось тут без каких-то чар, никто не осмелился сказать этого вслух» (как тут не вспомнить и старика Хоттабыча на футбольном матче, и чемпионаты по квиддичу, где каких уж только тайных чар не совершалось…).

Много-много добрых (а иногда и воспитательно-наказующих) чудес, порой напоминающих любимые сказочные сюжеты, в этой книге вплетаются в очень трудную жизнь современных мальчишек и девчонок, делая ее добрее, напоминая им о вечных ценностях дружбы, верности, заботы о других, помогая им противостоять современным представлениям о том, что самое главное – это деньги и развлечения. И ребята с Лопухового поля впитывают в себя уроки Колдуньи, они сами становятся хранителями этих вечных ценностей и получают высшую похвалу от других колдуний, прилетевших в гости к нашей: «Какие хорошие дети… Точно такие же, как сто лет назад…»

Здесь, на Лопуховом поле, словно замерло время.

А еще, несмотря на все сложности и трудности, с которыми приходится сталкиваться детям из этой повести, здесь, на Лопуховом поле, словно царит вечное лето. С дворовыми играми. С кружащими голову ароматами. С теплыми вечерами и задушевными детско-взрослыми посиделками в садике у Колдуньи («…Когда дети уходили из дома Колдуньи, было уже очень темно. А за столом под сиренью продолжались разговоры и раздавался смех…»). С беззаботностью и счастьем, разлитыми повсюду.


…Мы с пятилетней дочкой этим летом были в семейном лагере в Крыму, и на последнем занятии педагоги предложили детям смастерить бумажные «секретики» – объемные конверты-фонарики, в которые они положили шишку, камень с морского берега, бутон южного цветка… Потом каждый ребенок заклеил свой «секретик», чтобы спрятать его до самых холодных, самых колючих зимних дней. И когда покажется, что эти холода, этот снег будут всегда (как тут не вспомнить Муми-тролля из «Волшебной зимы»!), ребята достанут свои «секретики», откроют их, возьмут в руки шишку, камешек – и вспомнят, каким удивительным было их прошлое лето, и вдруг поймут, что и следующее лето тоже обязательно будет!

…Именно таким «секретиком», в котором хранится вечное лето, неожиданно стало для нас с мальчишками «Лопуховое поле».


P.S.
Для тех, кто любит в сказочных историях фантасмагорию с ноткой сюрреализма, в «Лопуховом поле» тоже найдется много поводов для радости. Ожившая Кругленькая сумма (те деньги, которые дети тратят на лакомства), которая теперь всегда бегает с Самым Толстым на утренней пробежке – то ли собака, то ли коллективная галлюцинация. Тоска Зеленая, живущая в ящике, которую нужно подкармливать чем-то зеленым, шпинатом, например. Постоянно философствующий и иронизирующий Черный кот (и опять у взрослого читателя нет-нет да и проскочит ассоциация то с Булгаковым, то с «Понедельником…» Стругацких). Облакогонитель Тимотеуш, выгуливающий грозовую тучу на веревочке. Дыра в черном носке, которая по волшебству Колдуньи превратилась в Черную дыру, ставшую научным открытием в детском Астрономическом лагере (где, кстати, «открыли» и ту звезду, которую приклеил на ночной небосвод Кот). Весь этот сказочный «сюр» описан писательницей настолько забавно и при этом филигранно, что, уверена, доставит немало приятных минут любому читателю, как доставил он нам.

Евдокия Варакина

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.