Расфокус, тайна и скальды, или Из чего состоят мечты
7 сентября 2021 397

Тот, кто уже знаком с творчеством Марии Грипе (будь это «Сесилия Агнес», «Навозный жук летает в сумерках» или «Тень на каменной скамейке») может подтвердить: её книги невозможно представить без привкуса таинственности. Интрига, домыслы, полутона. Всё, что ввергает в недоумение и вызывает мурашки… Бывают такие сюжеты, где автор оставляет читателей с ощущением недосказанности в конце. Как будто вместо точки поставили многоточие, а некоторые вещи объяснились сами собой. Я называю это «книжный расфокус». «Дети стеклодува» как раз об этом – о расфокусе в лучшем его проявлении.

Альберт – стеклодув. В своей мастерской он пропадает с утра до ночи. Сосуды у него получаются на славу – да только Альберту, по воле рока, никогда не везёт с распродажей. На ярмарках, куда он приезжает каждую весну и осень, многие восхищаются его изделиями, но покупать не спешат. А разве на одном восхищении заработаешь?

София – жена Альберта, мама Класа и Клары. Семье зачастую приходится туго из-за безденежья, поэтому София управляется везде, где только может – и дома, и в поле, и в лавке. Она хочет лучшей жизни: даже не столько для себя, сколько для детей. А ведь желаниям свойственно сбываться…

Флакса Мильдведер (да, у нее странное имя, но с ним свыкаешься) – пожилая женщина, живущая в одиночестве на вершине холма, с которого видны все близи и дали. Многое в ней необычно – и плащ цвета индиго, и широкополая шляпа, и прозрачно-голубые глаза, смотрящие пристально и пытливо. В деревне, где жили Альберт с Софией, ходили слухи, что Флакса – предсказательница, а её ковры (она мастерски ткала полотна) отображают не что иное, как людские судьбы.

Клуке – мудрый ворон. Когда с двумя глазами, когда с одним. Он верный друг и помощник Флаксы. Глаза у него, кстати, удивительные: один дневной – видящий только добро и свет, а другой ночной – внимающий тьме и горю.

Почему я о них рассказываю? Когда история отпразднует свой зачин, пути Альберта, Софии, Флаксы и Клуке пересекутся. Без них ничего не случилось бы! Но сначала – бесследно исчезают Клас и Клара.


«Дети стеклодува» вызывают у меня много ассоциаций. Например, если книгу разложить на цвета, то это будут холодные оттенки ‒ тёмно-зелёный, стальной, фиолетовый, дымчатый, синий… Как и сама история, они завораживают, кажутся даже уютными, но холод берёт своё! Сказочное здесь быстро оборачивается страшным. После пропажи Класа и Клары чего только не случается: переправы через реку Забвения, умерщвление мечт, заточение в Доме, который подчиняет всех, кто бы туда ни попал. И стекло, конечно. Много, много бьющегося стекла.


Иллюстрации в книге мрачные, монохромные, будто заранее предвещающие беду. Но очень красивые! Художница Виктория Попова клубящимися штрихами вырисовывает лица, дома, сосуды... Словно набежал ураган и распорядился. В точку, если не забывать об идее с расфокусом.

Dety stekloduva_illustr 1

Флакса Мильдведер мне всё время кого-то напоминала, но я не улавливала, кого. Осенило внезапно. Конечно! Кто ж ещё знает судьбы местных наперёд, из тысячи нитей искусно сплетает узоры, улыбается так, будто хранит с десяток тайн про запас. Да, она – Мария Грипе! Ручаюсь, что и ворон Клуке у Марии есть. Ведь книгу (а она в каком-то смысле – чудесный ковёр) можно «распустить» на созвездия мудрых цитат. Меня философская часть очаровала – и это явно чьих-то крыльев дело.


Если не вдаваться в сюжетные подробности, «главный герой» здесь – мечта. То, какой она бывает, куда может завести и что значит ‒ жизнь без нее. И еще: в чем отличие мечт от желаний. Альберт хотел, чтобы его изделия продавались, София – чтобы дети жили в богатстве, Клара хотела куклу, которой залюбовалась на ярмарке. Хотел, хотела, хотела… В мире Марии Грипе желания – это всё, что можно исполнить. А мечты на то и мечты, чтобы светить далёкими – недосягаемыми, но необыкновенной красоты звездами. Вы спросите: какой в них прок? А вспомните сочельник! Меня он завораживает больше, чем все праздники вместе взятые. Эта волнительная кутерьма, радостные приготовления, предвкушение чего-то чудного, нового, неразведанного… Это и есть ощущение мечты. Только в отличие от сочельника, ни один бой курантов не в силах разбить её о действительность.

«Затаив дыхание, Клас сидел в углу и наблюдал, как из длинной трубки Альберта, словно по волшебству, один за другим появляются мерцающие шары. Шары росли, и Класу казалось, что они парят у него над головой. В глазах его проскальзывало мечтательное выражение, будто он видел что-то далеко-далеко. Что он мог видеть?»

Dety stekloduva_illustr 2

И правда, что? И почему Альберт – стеклодув, а не столяр, кузнец, мясник?.. А стекло – это мечта? Хитро задуманная метафора?

Сказания древних скальдов уж точно могли бы прояснить ситуацию… Но стоит ли раскрывать все карты?..

Яна Кабаченко, 16 лет

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.