Нет ничего ужаснее неопределённости…
2 сентября 2021 186

Почти ничего в жизни нельзя удержать: вещи теряются или теряют ценность, люди уходят – как физически, так и эмоционально, обиды и радости забываются… Но есть одна вещь, которая остаётся с человеком навсегда ‒ его прошлое.

Мануэль очнулся в белой комнате без окон, дверей, мебели. Пустое пространство в форме куба без единого подтверждения, что оно вообще существует и что он ‒ это он. Хотя… Кто вообще этот «он»?

На первый взгляд, это глупый вопрос, понятно же, что он ‒ человек. Но разве можно быть твёрдо уверенным хоть в чём-то, находясь в месте, где обман чувств очевиден? Прикасаясь к белым стенам, Мануэль не чувствует прикосновений, а пытаясь заорать, понимает, что его механический голос всегда остаётся ровным. В белой комнате нереально всё: от самого́ виртуального помещения до призрачных надежд на то, что он вспомнит своё прошлое, внушённых совершенно незнакомым ему человеком ‒ его отцом. Аватар отца, появившись в виртуальной комнате, рассказывает ему печальную правду или, точнее, одну из многочисленных, не похожих друг на друга, сводящих с ума версий лжи.

По словам его отца и информации в интернете, он ‒ Мануэль, сын миллиардера, одного из ведущих акционеров фирмы «Микрологика» и одного из основателей фирмы Dark Star Game Studios. Взломщики проникли в дом, убили его мать и выстрелили в Мануэля ‒ пуля попала в шею и перебила позвоночник, осколки кости оказались в стволе мозга. Он чудом выжил, если это вообще можно так назвать. Если можно назвать жизнью существование полностью парализованного тела в виртуальном мире без возможности хоть на секунду открыть глаза и оказаться в реальности. Отец утверждает, что теперь Мануэль навсегда прикован к виртуальному миру, что всё, что отец делает, он делает только во благо сыну, что он ‒ его отец, но действительно ли всё это так?

Человеческое существование ‒ это неразрывный и запутанный узел противоречий, страхов, надежд и тщетного поиска подтверждения собственного «Я». Он ищет. Он пытается отделить правду от лжи, но только сильнее запутывается. Всё, что казалось правдой, оказывается враньём. Последние ниточки, ведущие его к разгадкам, рвутся. Здесь, в этом виртуальном мире, все врут. Хеннинг Ясперс, его отец. Питер ‒ его телохранитель, ставший ему, как он думал, другом. Психолог Ева. Даже искусственный интеллект Алиса. Все ему врут. Постоянно. «Какой смысл жить в мире, где все врут мне во благо? В мире, где нет уверенности в том, что компьютерная программа ‒ это компьютерная программа?.. Зачем ради этого жить? Мной овладевает отчаяние. Я хочу положить конец своему жалкому существованию. Но я даже этого не могу сделать…»

Люди, которые говорили с Мануэлем, которых он видел, которые стопроцентно существовали… Вдруг оказывается, что их нет, что их просто не существует. Но как такое возможно? Мартин, с которым он ещё вчера обсуждал свою сестру Юлию, сегодня смотрит на Мануэля как на умалишённого и утверждает, что у него никогда не было сестры. Гиза, жена Мартина, которая ещё вчера называла его Мануэлем, сегодня считает своим сыном Тимми, который, судя по её вчерашним словам, умер. Совсем недавно они вытаскивали Мануэля из дома Ясперса, который, притворившись его отцом, проводил над ним нелегальные эксперименты, а сейчас говорят, что он упал и ударился головой на лыжном курорте в Церматте. Кто из них сходит с ума? Он? Мартин с Гизой? Может, они все? А может быть, безумен этот мир?

Может, робот и не пытался бы во что бы то ни стало докопаться до истины и просто «плыл бы по течению», ‒ но не человек. Мануэль узнал правду, хотя и не хотел её принимать. Он не человек, а всего лишь скан мозга умершего двадцать пять лет назад пятнадцатилетнего Мануэля и двести тринадцатая попытка этого эксперимента. Всё, что он пережил, если это можно так назвать, было всего лишь тестами, виртуальными проверками того, поведёт ли он себя так, как повёл бы себя настоящий Мануэль, или нет. Все его прошлые двести двенадцать версий прокалывались один за другим, и их просто стирали, а эксперимент начинали снова и снова, но никто не заходил так далеко, как он. От него требовалось дать правильный ответ всего на один, последний вопрос. Конечно, после всей этой жестокой лжи во имя всеобщего блага он больше никому не сможет доверять на все сто, но всё же получит право на существование, ему больше не придётся молча сходить с ума, пытаясь отличить правду от лжи, он поможет человечеству примирить людей и машины, войдёт в историю и сможет просто жить здесь и сейчас… Для этого ему нужно лишь ответить на вопрос, требуемый ответ на который он знал.

«Мануэль, ты человек?»

Он твердо знал, что стоит ему ответить «нет», и он сможет жить, а если скажет «да», его сотрут, как все двести двенадцать вариантов до него. «Вся жизнь – неважно, человек ты или машина, ‒ постоянно ставит нас перед выбором. И то, какие решения мы принимаем, определяет – в той или иной мере – то, кто мы есть.»

Я считаю, что он сделал правильный выбор. Нет смысла жить, если ты всего лишь компьютерная программа, если ты просто инструмент в чужих руках. Если после правильного ответа ты не сможешь быть тем, кем хочешь, то зачем давать этот ответ?

Взяв в руки «Мальчика в белой комнате», я и подумать не могла, что всё закончится не банальным, всеми любимым «хеппи-эндом». Мальчик на обложке смотрит в душу, и какая-то светлая грусть в его взгляде обещает решение. Все мои знакомые просто ненавидят, когда книга заканчивается плохо, а мне кажется иначе. Грустная концовка помогает человеку взрослеть, помогает не жить глупыми пустыми мечтами, отгораживаясь от реальности густой пеленой своих ярких обманчивых выдумок, она не вселяет ложных надежд. А хуже ложных надежд может быть только неопределённость…

«‒ Мануэль, ты человек?

‒ Да. Я Мануэль. Я человек.»

Эвелина Биляк, 13 лет

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.