Собственный остров
20 августа 2021 236

Разбирать чемоданы после путешествия – рискованное занятие. Примерно, как вытирать пыль на книжных полках ‒ когда через какое-то время вдруг обнаруживаешь себя уже не с тряпкой, а с интересной книжкой в руках. Раскладывая майки и шорты обратно на полки, мы с детьми то и дело отвлекаемся. Вот двустворчатые ракушки с Финского залива – помнишь, какой по-южному теплой была в нем вода? Вот камень со средневековой мостовой Выборга – помнишь белую башню Олафа, с которой видно весь город? А вот – собственный остров. Да, собственный остров. Васильевский, «Васька», как его любовно называют петербуржцы. Наш самый младший путешественник, шестилетний Федор, открыл его для себя этим летом. Разумеется, остров не влез бы в чемодан. Зато там прекрасно пропутешествовала книжка Дины Арсеньевой «Васильевский чудо-остров» из «питерской» серии издательства «Настя и Никита».

У нас дома много таких книжек, старшие дети выросли с их помощью в заядлых любителей долгих прогулок по северной столице. Простые, не слишком длинные, но интересные тексты с крупными картинками отлично подходят детям 6‒9 лет, это целевая аудитория издательства. Теперь и Федя приобщился к этому опыту. Иногда ему помогал девятилетний Митя, но чаще он справлялся совершенно сам, все-таки уже умеет читать. Никакой специальной образовательной программы прогулок мы не планировали, просто бродили с книгой по острову и останавливались там, где возникали вопросы – на основе текста или ландшафта. И ответы искали с помощью текста или того, что видели вокруг. Вопросы и ответы были самые неожиданные.

Ну хорошо, остров. А это точно? Конечно, на первой странице книжки Дины Арсеньевой есть карта, и даже малыш сообразит, что Васильевский – это остров, раз со всех сторон нарисована вода. Но нет, Федя у нас не книжник-теоретик, а практик, экспериментатор. Ему надо увидеть своими глазами, померить своими ногами, пройти по Дворцовому мосту на «ту сторону» и замереть от восторга, увидев Ростральные колонны вблизи. Одна из них была задумана как маяк для кораблей Малой Невы, другая указывает путь в Большую Неву. А в существовании Финского залива с противоположного края острова Федя не сомневался – мы только что оттуда вернулись, загорелые и счастливые. Значит, действительно, остров, кругом вода.

Нам особенно повезло: мы гуляли по Васильевскому в день Военно-морского флота, который всегда празднуется в Питере с размахом, и факелы-маяки на Ростральных колоннах в тот день были зажжены по случаю парада кораблей. Можно было очень живо представить, как все было когда-то, пару сотен лет назад, – масляный фонарь-факел, пламя, колеблемое ветром, брызги масла, летящие на прохожих… Об этом мы прочли в книжке. Хорошо, что теперь используют газ, а не масло. На Васильевском всегда ветер, как и положено на острове.

Illustr 1

‒ А почему колонны красные? Их так лучше видно издалека?

Потом Федору надо было непременно выяснить, какая каменная фигура у подножия колонны какую реку олицетворяет. Из книжки он знал, что это Волга, Днепр, Волхов и Нева. А кто из них кто? Тут и Митя подключился, спросив, почему именно эти реки, ведь в России есть и другие? Мы задумались. Действительно, почему? Вот такие моменты наших прогулок я очень люблю. Когда мы не просто осматриваемся, любуемся, а задумываемся. Прав был Корчак: если ты, отложив книгу, начинаешь плести нить собственных размышлений, значит, книга достигла цели. Мы думали вместе, вслух. Нева – понятно прочему. Волга – самая известная русская река. А Днепр и Волхов ‒ может быть, потому что на этих реках стояли первые русские столицы Киев и Новгород?


‒ А это что за дом с шариком? ‒ спросил Федя, когда мы двинулись по набережной вдоль острова.

Можно было, конечно, сразу ответить – это Кунсткамера, сынок, первый русский музей, основанный Петром Первым, куда он повелел свозить редкости со всего света для просвещения подданных. Только это здание было построено для музея уже после смерти императора. А до этого… Но так неинтересно. Попробуй найти ответ сам, с помощью книжки? Федя радостно соглашается, листает страницы, рассматривает картинки, читает подписи к ним. О, нашел! Дом с башенкой и шариком. Глава называется «Остров первого музея». А что в нем было, в этом музее? Из коротких, но весьма информативных предложений Федя узнает про небывалые экспонаты: двухголового теленка, огромный Готторпский глобус, в который можно войти, чтобы посмотреть звездное небо изнутри, скелет великана и жившего в петровские времена при музее человека-карлика… Все это вызывает смешанные чувства, и в такой «странный» музей нашему мальчику идти не хочется, хотя на глобус посмотреть было бы интересно. Ну и ладно. Продолжаем гулять по острову, тем более что книжка Дины Арсеньевой подбрасывает новые познавательные задачки.

Illustr 2

В одной из глав Васильевский остров назван островом художников и ученых. Интересно, почему?

Мы идем по набережной дальше и видим разноцветные домики, выстроившиеся в ряд друг за другом, напротив гранитного берега Невы. Это что? Теперь здесь университет, а при Петре эти здания были построены для двенадцати коллегий, чиновники которых помогали императору справляться с управлением огромной европеизировавшейся страной. Про университет Федя знает. «Это такая школа для взрослых, где становятся учеными». Вот, уже половина ответа про остров художников и ученых. Идем дальше вдоль Невы ‒ может быть, еще какие-нибудь подсказки есть поблизости.

Дух захватывает от видов: напротив высится громада Исаакия, шпиль Адмиралтейства, в акватории Большой Невы выстроились военные корабли по случаю праздника флота. И конечно, Федя теперь весь поглощен кораблями. Да и Митя тоже. Мы долго стоим и любуемся.

Но все-таки, почему Васильевский – остров не только ученых, но и художников? Наверное, потому что их частенько можно видеть на набережной с этюдниками?

‒ Ой, мама… А кто это вырезал сфинксов из камня? А они настоящие? А потрогать можно? – удивлялся Федя, знакомый со сфинксами по нашим прогулкам в московском Музее изобразительных искусств. Так вот почему Васильевский называют островом художников – это они создали сфинксов!

Так, да не так. Осмотрись внимательнее. Что это за дом с колоннами совсем рядом? Академия художеств. Именно здесь учатся будущие художники, скульпторы, граверы, рисовальщики. Вот и ответ!

Федя уже устал гулять, хочется где-нибудь примоститься, перекусить, поболтать уставшими ножками. Но сфинксы! Огромные каменные изваяния из самого настоящего Египта! Какая уж тут усталость. Читаем с младшим в книге по слогам трудное имя египетского фараона, гробницу которого охраняли эти гиганты: «А-мен-хо-теп». Митя, прочитавший тем временем надпись на постаменте: «Сфинксъ изъ древнихъ Фивъ въ Египте перевезенъ въ градъ Святаго Петра…», поражен не меньше брата – что за странная надпись со множеством твердых знаков? Так что поговорили немного и о старой орфографии. И порассуждали о том, почему император Николай I, праправнук Петра Великого, захотел, чтобы город украшали эти диковины. А вы разве не захотели бы, если б была такая возможность?   

Illustr 3        

Когда уже дома, перед сном, мы открыли «Балладу о маленьком буксире» Бродского с прекрасными иллюстрациями Игоря Олейникова, Федю заворожил ритм текста и рисунки из жизни команды буксира. В нашем петербургском путешествии он часто вспоминал парад кораблей, и мне хотелось немножко продлить эту его радость и дома.

...подо мною залив
И немножко Нева.

‒ Это книжка про Питер, мама?! Залив ‒ это Финский залив, где мы купались? Ой, мама, смотри, сфинкс! Такой же, как на набережной! Это он и есть? А вон там, видишь, Исаакий! И Петропавловка!

Федя радостно узнавал в книге знакомые места. Буксирчик Бродского выныривал, конечно же, из-под Дворцового моста, по которому мы шли с Федей на Васильевский.

Удивительное книжное путешествие у нас получилось – соединение истории с географией, поэзией, орфографией. А у Феди теперь есть очень личный уголок Питера, собственный остров.

Елена Литвяк
Фото автора

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.