Кто ты: чей-то кусочек или сам по себе? Коллаж как техника изображения мира и способ понять себя
27 мая 2021 235

Его зовут Пеццетино ‒ с итальянского это переводится как «кусочек». Все вокруг большие и совершают великие дела, а Пеццетино – крошечный. «Наверное, я чей-то кусочек», – думает он и отправляется в путешествие, чтобы найти того, кто его потерял.

Когда-то Лео Лионни, будучи уже известным иллюстратором, тоже собрал вещи в чемодан и сел в самолет, а вернулся только через десять лет. Поиски себя – дело небыстрое.

Наверное, сначала он тоже, как и Пеццетино, пытался увидеть себя в отражении друзей, и это не помогло. Поэтому на вопрос Пеццетино «Не вы ли меня потеряли?» встретившийся ему бегун отвечает, что без кусочка не смог бы бегать, а силач – что потерял бы свою силу.

Наконец малыш приходит к мудрецу, который отправляет его за ответом на остров Бух.

Остров оказывается одиноким, скалистым и опасным. Исходив его вдоль и поперек и потеряв надежду, Пеццетино наконец падает… и распадается на кусочки. Оказывается, он – не чья-то потерянная часть, он – сам по себе, потому что тоже состоит из кусочков.

Когда я читала эту книгу детям пяти-семи лет, то спросила, ощущают ли они себя состоящими из кусочков.

– Прямо сейчас я так чувствую, будто я из маленьких частей, – сказал семилетний Сева.

– И я!

– А я вообще очень часто так думаю.

Ответ был неожиданно единодушным: «Да». Что говорить, все мы иногда странно похожи на композиции Кандинского, в которых лишь какая-то невидимая сила удерживает фигуры от взрыва или рассеивания.

– Нас психолог как раз учит цельности, – сказала мне мама Севы вечером того же дня. – Говорит, даже фломастеры надо закрывать колпачком, приговаривая: «Я собираюсь, я собираюсь».

Собираться полезно, а рассыпаться на кусочки при любом падении неприятно. Но для Пеццетино как раз в этом оказывается его сила. Потому что тот, кто распался, может собраться заново. Кто знает, сколько раз самому Лео Лионни приходилось также разваливаться и собираться, чтобы прийти к детской иллюстрации – делу своей жизни, за которое он получил четыре медали Кальдекотта?

Чтобы увидеть мир таким, каким его показывает нам этот великий иллюстратор, нужно отказаться от привычных цветов и форм, деконструировать окружающее нас – а ведь именно это и делает художественный авангард. Лео Лионни одним из первых привнес его в детскую иллюстрацию в 1970-х годах, поверив, что дети умеют воспринимать необычное не хуже взрослых. Миллионы проданных книг по всему миру свидетельствуют, что он оказался прав. Более того, дети могут сами становится художниками-авангардистами.

После небольшого обсуждения книги я показала ребятам репродукции Пикассо, Кандинского и Розановой из собрания Третьяковской галереи и сказала пару слов о технике коллажа. В этом мне очень помогло приложение к «Пеццетино» с информацией об авторе и его методе. Затем я пригласила всех за стол, на котором лежали квадратики цветной бумаги, белые листы и клей, и предложила детям собрать своего героя. Уговаривать не пришлось никого. Конечно, кто-то изобразил привычные предметы (домик, котика), но были и те, кто создал абстрактные картины-настроения и самих себя. Для первого раза работы с такой техникой это, кажется, прекрасный результат.

Только Сева делать ничего не стал, а смотрел со стороны и думал о чем-то своем. Собираться – тоже дело непростое.

Photo 1

Мария Васильева
Фото автора

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.