Зачем нужен литературный агент?
24 мая 2021 992

Литературное агентство для российского книжного рынка – явление новое и непривычное, хотя во многих других странах это вполне устоявшийся институт. В России в силу советских «привычек» авторы и иллюстраторы все еще работают с издательствами напрямую, сами пристраивают рукописи, ведут переговоры, отстаивают свои права. Но постепенно и у нас появляются литературные агенты. Проработав десять лет в детских книжных издательствах «Самокат» и «Белая ворона», Галина Бочарова открыла свое литературное агентство «Голова». Корреспондент «Папмамбука» Дарья Доцук расспросила Галину, для чего нужен литературный агент, что входит в его задачи, как понять, какие тексты будут хорошо продаваться, и как монетизировать литературное агентство в России, где авторские гонорары гораздо скромнее, чем за рубежом.

– Для России литературное агентство – что-то новое и непонятное. Как у вас появилась идея стать литературным агентом?

‒ Идея появилась после моего десятилетнего опыта работы в издательствах. Я видела, как непросто авторам самим рассылать рукописи и чаще всего не получать ответа. Издательства честно предупреждают, что ответят, только если текст им понравится. В издательствах по-разному работают с так называемым «самотеком», но иногда они просто не успевают его читать. Может быть, автор и мог бы опубликоваться, но никто не прочитал его рукопись.

Сначала у меня возникла наивная мысль: вот бы у автора был литературный агент! Но тогда я не думала, что сама когда-нибудь им стану. Потом стала больше узнавать про международный книжный рынок, увидела, что такие агенты существуют. В России мы в основном знаем агентов, которые продают зарубежные права российским издательствам. Но агент занимается не только этим. Агент – это адвокат автора в переговорах с издательством.

И еще важно, что в своей доиздательской жизни я работала в международном страховом брокере. Это тоже посредническая структура – между клиентом и страховой компанией, и мне всегда очень нравилась эта посредническая работа, когда ты встаешь на сторону клиента и защищаешь его интересы, выбиваешь для него лучшие финансовые условия, следишь за сроками. Мне эта работа близка по складу характера, потому что я люблю общаться. Мне кажется, это моя сильная сторона.

Год назад знакомый молодой человек предложил мне прочитать его рукопись. Я ехала в «Сапсане», у меня как раз было свободное время. Открыла ноутбук и провалилась в эту рукопись, поняла, что это «выстрелит». Но это была не детская литература, и издательству «Белая ворона», где я работала, она не подходила. Тогда я подумала: почему бы мне не стать агентом? И предложила эту рукопись издательству, которое, как мне показалось, может ею заинтересоваться. Им рукопись понравилась, и они пригласили меня на встречу.

– И как прошла ваша первая встреча в роли литературного агента? Как издатели к этому отнеслись?

‒ В издательстве очень удивились, что автор пришел вместе с агентом, но приняли это. Была большая встреча: генеральный директор, главный редактор, менеджер по правам... Они мне честно сказали, что пришли посмотреть на агента.

Мы показывали рукопись первой книги запланированной трилогии. Обо всем договорились. Но началась пандемия – и все подвисло, издательства не знали, как спасать свой бизнес. И как раз тут пригодилась моя помощь, потому что автор начал нервничать, издательство тоже, субподрядчики срывали сроки, и понадобилось между всеми наладить коммуникацию. Да, мы выбились из графика, но работа идет и все будет хорошо.

– Предполагаю, что вы ориентировались на некий образ зарубежного литературного агента, ведь там это в порядке вещей. Расскажите для наших читателей, какова роль литературного агента в зарубежном книгоиздании.

‒ Литературный агент – непременный участник процесса книгоиздания, наравне с автором и издателем. Это посредник, который помогает автору работать с издателями, занимается продажей прав на произведение за рубеж, продажей смежных прав (например, для кино, театра). Но каждый раз это предмет договоренностей.

Я ориентировалась на опыт зарубежных агентов, но, наверное, в российских реалиях агентство будет работать как-то по-своему, и пока не очень понятно, как именно. Но интересно, что когда я написала в фейсбуке, что открываю агентство, то получила шквал лайков и комментариев. Похоже, это назревшая тема.

– В советское время сложилось так, что авторы работают с издателями напрямую. Как вы думаете, почему в России за двадцать лет не сформировался институт литературных агентов?

‒ Ну, в советское время в отсутствие рыночной экономики агентам неоткуда было взяться. Думаю, что у нас в принципе не сформировался институт посредничества. Во многих странах это развитый финансовый институт, а у нас он окутан флером мошенничества, и с этим тоже предстоит бороться.

Кроме того, в современной России у авторов не такие большие гонорары. Агенты получают 10% от авторского гонорара, и на эти деньги пока тем более невозможно жить. Так что надо придумать, как монетизировать эту деятельность.

За двадцать лет российские издатели и авторы узнали, как работает международный рынок. Очень медленно до нас доходит международный опыт, но мы уже не можем отмахиваться от того, что агенты существуют и что они нужны.

У меня много друзей-авторов, и я вижу, что им было бы проще работать через агента, а главное, это было бы эффективнее для всех – и для авторов, и для издательств. А я люблю все делать эффективно.

– Что сейчас помогает соединить автора и издательство?

‒ В основном конкурсы. Но и это тоже большая проблема: литературных конкурсов у нас мало. Многие издательства ориентируются на победителей и призеров конкурсов, потому что члены жюри уже проделали за них эту работу ‒ прочитали и отобрали тексты. Значит, это что-то читабельное. Остальные рукописи приходят самотеком, кто-то кого-то советует, или просто известный человек написал книгу, и на нее обратят внимание, потому что автор на слуху по каким-то другим поводам. И вот в этой системе появится литературный агент, который тоже будет открывать новые имена.

Я четко вижу, куда его можно встроить. Другое дело, что наш книжный рынок не ворочает такими цифрами, как в США и в Европе, у нас гораздо более скромные авторские гонорары. Но если ты дорастил автора до статуса звезды, то это уже другие тиражи и другие цифры.

– То есть ваша первая задача как агента ‒ найти авторов, которые будут коммерчески успешны.

‒ Да. Которые «выстрелят», и можно будет с ними работать дальше.

– А вы всем, кто к вам обратится, будете отвечать? Вам же наверняка придется многим отказывать. Не боитесь, что будет много рукописей, которые в силу разных причин, в том числе низкого качества текста, не могут быть опубликованы?

‒ Мне бы хотелось отвечать всем, потому что я понимаю, как это неприятно – писать и не получать ответа. Это провал в коммуникации. Ответ важен. Пока мы справляемся с потоком рукописей, быстро понимаем, подходит нам текст или нет. Агент не берет в работу все подряд. Например, я не буду заниматься поэзией. Сейчас это вне моих задач. Ты будешь работать только с тем, во что веришь и что сможешь продать в издательство.

– То есть это будет ваш субъективный выбор.

‒ Да, абсолютно субъективный. Никаких критериев нет. Это очень личный бизнес, тут не может быть никаких протоколов. Не с любой книжкой я знаю как работать. Хотя у меня только что был случай: талантливая девушка издавалась как детский автор, но написала книгу в жанре магического реализма. Это не то, что я читаю обычно, но этот текст раздвинул мои читательские рамки. Скоро книга должна выйти.

– Какие рукописи вы ждете? С чем хотите работать?

‒ Когда я уже начала заниматься агентством, мы с Сашей Шадриной (основательницей издательства «No Kidding Press». – Прим. Дарьи Доцук.) объединили наши компетенции, поскольку специализируемся в разных областях. На нашем сайте мы указали жанры, в которых считаем себя экспертами и с которыми можем работать: художественная литература, креативный нон-фикшн, детские книги, иллюстрированные книги.

Из детской литературы мне очень интересно работать с иллюстраторскими проектами. У нас много талантливых иллюстраторов, которых не учат работать с собственными проектами. Им говорят: вот сказка Андерсена «Снежная королева», проиллюстрируй ее. Это здорово, но такого уже очень много. А если придумать свой иллюстраторский проект, то открывается совершенно другая перспектива и выход на международный рынок, потому что книжку-картинку продать проще, чем роман о российских школьниках. И это направление мне хочется развивать.

– Как должна выглядеть заявка от автора книжки-картинки?

‒ Можно сделать несколько разворотов, чтобы была понятна идея, и краткое описание, что будет в книжке, для кого она и почему автор хочет ее нарисовать и издать. То есть это не обязательно должен быть полностью готовый проект. Идею всегда можно доработать.

– Какими компетенциями должен обладать литературный агент?

‒ Хороший вопрос. Думаю, что у агента должен быть достаточный опыт работы в издательствах – в самых разных качествах. Нужно изнутри знать, как работает издательство, как устроены бизнес-процессы. И личностные качества важны. Агент в первую очередь должен быть человеком, готовым к коммуникации, к решению спорных вопросов, спокойно к этому относиться, полностью контролировать коммуникационный процесс между автором и издателем.

– То есть вести переговоры в пользу автора?

‒ Да, но ведь автор тоже может быть в чем-то неправ. Надо устроить так, чтобы процесс шел, все стороны договорились и остались довольны, а книга вышла.

– А как вы ставите перед собой задачу – сделать так, чтобы выходили новые книги?

‒ Мне бы хотелось находить авторов, показывать их тексты издательствам, помогать им издаваться, расти дальше, писать еще, продавать права за рубеж. Я хорошо понимаю, что будет издаваться, и могу подсказывать авторам, в какую сторону двигаться.

– Как вы понимаете, что будет издаваться и продаваться?

‒ Слежу за тенденциями мирового и российского рынка, просматриваю каталоги зарубежных издательств, участвую в книжных выставках. Мировые тренды приходят к нам с некоторым опозданием. Например, несколько лет назад все вдруг стали издавать нон-фикшн – и взрослый, и детский. Раньше это называлось научно-популярная литература, но никто не предполагал, что можно так популярно и захватывающе писать на самые разные темы. А сейчас, мне кажется, будет новый интерес к фэнтези.

– То есть еще одна компетенция литературного агента – насмотренность и понимание тенденций книжного рынка. Какие еще тренды вы могли бы выделить?

‒ Я считаю, что есть запрос на российские реалии в книгах. Все уже много прочитали про школьников из Штатов, Швеции, Франции, и есть запрос на наши реалии. Запрос на качественную русскоязычную прозу в разных жанрах, высокоинтеллектуальную и беллетристику. Я уверена, что российский читатель готов к новой отечественной прозе.

Из тенденций детского книжного рынка, как я уже сказала, новый интерес к фэнтези, к историям с продолжением. Детективы востребованы – это стало понятно уже года полтора назад, издатели обратили на это внимание и начали покупать зарубежные детективы для детей. Немного меньше сейчас спрос на «проблемность» в детских книгах, больше – на приключения. Это не обязательно веселые рассказы про Петьку и Ленку, которые поехали на грузовике в деревню к бабушке и провели там лето. Это какие-то приключенческие истории в современных реалиях.

– Какие риски вы видите в деятельности литературного агентства?

‒ Пока я не понимаю, как монетизировать и масштабировать это так, чтобы сделать из этого интересного занятия бизнес и получать достойную оплату труда. Но у меня есть идеи и твердое желание попробовать. Мне кажется, если ты делаешь то, чем горишь, из этого всегда получается что-то хорошее, а может быть, даже не то, что ты задумала изначально.

– На сайте вашего агентства сказано, что вы также будете заниматься продвижением книг. Но зарубежные агенты обычно таких услуг не оказывают. Вы считаете, что без этого не получится монетизировать литературное агентство в России?

‒ Да, учитывая специфику российского рынка, это как раз то, что будет отличать нас от классического литературного агентства. Мы предлагаем продвижение книжных проектов. У меня большой опыт именно в этой сфере, и я вижу, что это может быть эффективным, потому что издательству «на потоке» трудно каждому проекту уделить время и внимание. Ну, сделает пиарщик рассылку по журналистам и блогерам, кто-то напишет про книгу, кто-то нет. Сделать реальную кампанию по продвижению сложно. Издательства это делают для одного-двух ключевых проектов в год. И агент может взять на себя эту работу.

– А как вы планируете работать с продажей прав за рубеж? У вас на сайте есть и такая услуга.

‒ Есть некоторое количество российских издателей, у которых небольшой портфель русскоязычных книг, и им невыгодно держать в штате менеджера по международным правам. Мы им предлагаем такие услуги. Сейчас у нас формируется портфель книг, которые мы будем продавать на международных выставках как агенты. Если мы работаем с автором, мы тоже стараемся получить его зарубежные права и представлять в нашем каталоге.

Что касается продажи зарубежных прав в России, тут конкуренция, конечно, выше. Но в этом направлении мы тоже будем работать.

– Что ж, вы ставите перед собой достойные и интересные задачи. Спасибо вам и удачи!

Беседу вела Дарья Доцук

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.