На уровне глаз ребенка
17 мая 2021 583

У истории Софи Даль «Мадам Бадубеда» совершенно неопределенный финал. Нет, он не открытый, и не многовариантный. Проще говоря, его нет вообще. Стандартная формула «завязка – развитие – кульминация ‒ развязка» автором идеально нарушена. Зачем и почему?

«А хотите, я вам что-то расскажу?» Когда постоянно работаешь с детьми, эта фраза воспринимается абсолютно органично и буднично. Улыбаешься, слушаешь, подбадриваешь рассказчика кивками головы и уточняющими вопросами. Все просто – ребенок развивается, оттачивает коммуникативные навыки, и ты в этом процессе важный участник. Неожиданно то, что именно по такому принципу построена история, рассказанная Софи Даль в книге «Мадам Бадубеда». Буквально с самой первой страницы мы вовлекаемся в торопливый и экспрессивный рассказ маленькой девочки о своей жизни и последних событиях в ней. Малышка представляется – ее зовут Мейбел и живет она в гостинице «Русалка», принадлежащей ее родителям. Еще мы узнаем, что Мейбел единственный ребенок в семье, что она терпеть не может нотаций, пауков и ветчину. А вот цифру восемь и приключения – очень даже любит. Интересно, какие такие приключения могут быть в маленькой приморской гостинице? На взрослый и, несомненно, скучный взгляд – никакие. Однако Мейбел удалось стать главной героиней самого настоящего детективного расследования.

Однажды в гостиницу родителей заселилась весьма необычная старушенция. Эта неожиданно нагрянувшая бабулька оказалась невыносимой грубиянкой, капризулей, а также обладательницей целой обоймы странностей. «Видимо, она ‒ скрывающаяся от полиции супер-преступница», – предполагает Мейбел. Подозрения девочки подкрепляет бессчетное количество старушкиных узлов и чемоданов (в которых, конечно же, спрятаны украденные брильянты и изумруды). Справедливо решив, что там, где имеет место преступление, обязательно должно быть и расследование, Мейбел принимается за работу детектива.

Madam Badubeda_illustr 1

Софи Даль очень точно передала нарастающую эмоциональную лавину детского рассказа. Этот немного захлебывающийся, взбудораженный темп повествования конечно же оправдан. Мейбел, видимо, уже знает, что взрослые часто недослушивают детей и всегда куда-то спешат. Девочкина речь настолько настоящая и живая, что невольно одергиваешь себя, чтобы в неуместном педагогическом порыве не исправить все ее милые оговорки, ошибочки и на лету придуманные слова. Чего стоят хотя бы «фруктишские» пудинги (в оригинале, конечно же, йоркширские), «влисунаряженная» гостья и, конечно же, «рок-н-рёв»! Да и прозвище, данное Мейбел вредной старушке, ‒ мадам Бадубеда ‒ прекрасный пример звукоподражания (по мнению Мейбел, это имя очень похоже на первые такты 5-й симфонии Бетховена: «та-да-да-да».)

Детективный сюжет начинает разворачиваться почти молниеносно. Мейбел, как заправский шпик, ежедневно следит за подозреваемой через замочную скважину ее номера. Черепаха в качестве домашнего питомца, боязнь полицейских сирен, горсть монет, спрятанная в носке, – все это убеждает девочку в том, что перед ней суперзлодейка мирового масштаба. Но уж она-то точно выведет мошенницу на чистую воду!

И вот однажды Мейбел совершенно неожиданно получает приглашение зайти в гости к своей подозреваемой. С этой минуты реальный мир для девочки перестает существовать. Она попадает на корабль, который отправляется в совершенно фантастическое плавание. По пути судно терпит бедствие из-за ужасного шторма, а затем подвергается нападению пиратов. Русалки и пестрые птицы, словно выпорхнувшие из самых невероятных снов, окружают девочку, уже почти позабывшую про свою шерлокхолмсовскую миссию. Иногда плавание прерывается то чаепитием, то кормлением ручной черепахи по имени Борис, то захватывающими воспоминаниями, которыми мадам Бадубеда делится со своей гостьей. А затем крики чаек снова зовут путешественников в море… Теперь Мейбел ждет каждого нового дня, чтобы окунуться в этот будоражащий мир фантазий и приключений.

Madam Badubeda_illustr 3

Как правило, если детективный сюжет присутствует в книжке для малышей, то автор старается не усложнять расследование и очень быстро и просто подводит читателя к обнаружению злодея. Однако Софи Даль преследует совсем другую цель, чем выведение преступника на чистую воду. С момента знакомства Мейбел с экстравагантной старушкой до финальных строчек проходит совсем немного времени. Но в процессе общения с девочкой пожилая женщина преображается и открывается с совершенно неожиданной стороны. Грубость и надменность оказываются лишь маской и сменяются отменным чувством юмора, гостеприимством и жизненной мудростью, которой мадам Бадубеда с удовольствием делится со своей маленькой визави. Мейбел увидела перед собой тонко чувствующую, прошедшую через множество жизненных коллизий личность. Девочка, к сожалению, еще очень мала, чтобы полностью осмыслить и понять все то, о чем рассказывает ее новая знакомая. Поэтому и читатель получает ту интерпретацию жизненного пути мадам Бадубеды, которая доступна маленькому ребенку. Взрослый же, читая «между строк», откроет для себя непростую эмигрантскую историю, связанную с какой-то неизвестной нам войной и личной трагедией. Но и та часть истории, которую удается понять и осмыслить малышке Мейбел, предлагает богатую почву для размышлений. Не стоит судить о человеке только по его внешнему виду и поведению. Очень часто первое впечатление дает совершенно неверное представление о подлинном характере человека. Для малышей такой взгляд новый и непонятный. Ими еще не освоен мир притворства и лжи, полутонов и масок. Маленький ребенок верит исключительно тому, что видит собственными глазами. Такой же «обман зрения» произошел и с главной героиней: агрессивное поведение приехавшей в гостиницу гостьи создало в воображении девочки образ коварной преступницы и похитительницы драгоценностей. Но, узнав пожилую даму поближе, Мейбел обнаруживает, что мадам Бадубеда очень похожа на нее саму – такая же добрая фантазерка, любительница приключений и рискованных путешествий.

За всей легкостью и кажущейся спонтанностью повествования можно при внимательном рассмотрении обнаружить приглашение обсудить тему взаимоотношений разных поколений. Разных настолько, что порой доходит до классического конфликта. Однако Софи Даль подошла к этой проблеме с довольно неожиданной стороны. Насколько это «нормально» для взрослого ‒ «опуститься» на уровень глаз ребенка, проникнуться его интересами, раствориться в его деятельности, оказаться полноправным партнером в его игре? Ведь привычная задача взрослого ‒ быть примером для ребенка, ведущим, руководящим. Иными словами ‒ доминирующим и направляющим в любой детской деятельности. Понятно, что с этой позиции не так-то просто «соскочить». Тем более, что восприятие игры взрослым и дошколенком, как утверждает классическая психология, очень разнится. Но пример мадам Бадубеды говорит, что это не так. Пожилая женщина сумела полностью погрузиться в совместную игру с малышкой Мейбел и раствориться в ней настолько, что их общая фантазия создала чудесный воображаемый мир. Вообще, на страницах этой книжки можно встретить немало важных посланий родителям. Например, размышление мадам Бадубеды о том, как важно уметь просить прощение. Через совершенно справедливое замечание Мейбел, что «взрослые никогда не просят прощения, а только требуют это от детей», автор намекает взрослым, что никакие правильные слова не заменят личного примера.

Замечательную историю, которую рассказывает девочка Мейбел, украшают прелестные акварельные иллюстрации Лорен О’Хара. Они следуют практически «голова к голове» с сюжетом, дополняя и наполняя его живыми образами. К примеру, четырехэтажное здание гостиницы «Русалка» представлено в разрезе ‒ можно рассмотреть каждый номер, его планировку и даже каждого постояльца. (Здесь можно сделать остановку в чтении и вместе с малышом поиграть в поиск предметов или же предложить придумать свой собственный сюжет по картинке.)

Madam Badubeda_illustr 2

…Захлебывающийся эмоциональный рассказ Мейбел вдруг прерывается, повисает в воздухе, когда она получает в подарок от мадам Бадубеды самую настоящую жемчужину, с которой обещает засыпать каждый вечер всю оставшуюся жизнь…

Мы никогда не узнаем, что случилось дальше с постоялицей «Русалки», как выросла и кем стала Мейбел. И это правильно. Не каждая история может и должна быть досказана до конца. Тем более, история, рассказанная ребенком. Вот и ответ на вопрос зачем и почему, заданный в самом начале статьи. Ребячьи истории не имеют конца и не подчиняются литературным правилам. И это прекрасно, как и само детство.

Юлия Бебехер

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.