Есть ли у влюбленных карандашей уши?
30 апреля 2021 387

При слове «сказки» в голову сразу приходит что-то детское и до дыр зачитанное – «Колобок», «Курочка Ряба», «Семеро козлят», «Репка… Многие думают, что только такие сказки и существуют – которые было интересно слушать и читать, будучи совсем маленьким ребёнком, но кажущиеся скучной нудятиной взрослым. Человек вырастает не только из старой одежды, но и из сказок… Я и сама так считала, пока не прочитала сборник сказок Евгения Клюева «Сердечко, вырезанное из картона».

Эти сказки совершенно не похожи на те, которые мне читали в детстве. Они написаны простым, понятным и в то же время уникальным языком. У каждого персонажа есть свой характер, свои повадки, своя душа, хотя все они и являются самыми обычными предметами – собачий поводок, веник, лавровый лист… Меня восхитило то, что эти самые обычные предметы даже не кажутся представителями мира вещей – в мыслях сразу рождаются образы людей. И я решила нарисовать к некоторым сказкам несколько иллюстраций-набросков. Эти сказки не могут существовать просто в словах, они живут собственной жизнью – в картинках, в звуках, в запахах. И эта жизнь напрямую зависит от читателя. Например, герои, которые родились в моей голове, совсем не похожи на героев иллюстратора этой книги Марины Павликовской. Хотя я и не могу сказать, что герои из книги мне совсем не понравились, они просто другие. Из иллюстраций сразу видно, как по-разному представляются герои сказок разным читателям.

Illusrtacii Aveliny Bilyak

Эти сказки – словно разноцветная россыпь монпансье, каждая со своим собственным вкусом – дюшес (мягкая и добрая), мятная (спокойная и грустная) или всеми любимая сладкая и веселая барбариска. При этом каждая сказка, как и каждый вкус конфет, целиком и полностью очень индивидуальна. И каждый вечер, читая перед сном сказки Евгения Клюева, я боролась с собой – прочитать новую сказку или продолжить осмысливать только что прочитанную? Ведь с одной стороны очень хочется узнать, с каким вкусом будет следующая сказка, а с другой стороны – хочется продлить чудесное послевкусие предыдущей…

Удивительно, как Евгений Клюев «оживляет» вещи, как ему удаётся подобрать всем предметам соответствующий характер: надменный Ночник, разочарованный в жизни Лавровый Лист, мечтательная Оловянная Ложка, равнодушный Зеленый Совок, целеустремленный Цыпленок-для-Супа, задумчивый Бикфордов Шнур… Клюев открывает перед читателем целый мир, мир вещей, в котором все вещи, как люди – разговаривают, чувствуют, живут. Одна комната – и это уже целый мир.

Вот вы задумывались, например, какую роль в вашем мире-комнате играет обычная синяя ручка, которой вы обычно делаете уроки? Может быть, она всезнайка, к которой постоянно приходит телефон, чтобы научиться самостоятельно отключать будильник? А может, это красавица, за которой убегают из стаканчика все цветные карандаши? А что если она вообще самая главная среди всех предметов в комнате и приказывает им, кому и куда спрятаться… Нет, конечно, никто не будет думать о такой ерунде (по крайней мере, пока не прочитает сказки Евгения Клюева), ведь ручка – это просто ручка, которая, перестав писать, отправится в мусорное ведро ко множеству таких же негодных мелких вещей… А все же… задумайтесь, что тогда будут чувствовать обитатели пенала – её соседи, её братья и сёстры цветные ручки, карандаши – простые и не очень, влюблённые в неё по уши (если у карандашей, конечно, есть уши), ‒ когда узнают о её пропаже?

Вот здесь хочется поставить многоточие и закончить, потому что иногда ответ – это просто оскорбление для вопрошающего….

Эвелина Биляк, 12 лет
В оформлении статьи использованы иллюстрации автора

Понравилось! 21
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.