Долгое путешествие с «Хоббитом»
8 апреля 2021 646

Самое сложное для меня, когда мы с сыном выбираем книгу для совместного чтения, – не выдавать свое мнение за единственно верное. Два года ежемесячных перечитываний историй про муми-троллей, Молнию МакКуина и Томаса, который был паровозом, помогли мне привыкнуть к тому, что наши вкусы не всегда совпадают. И все это время я держала в голове «Хоббита» Д. Р. Р. Толкина, которого люблю с детства. И, конечно, мечтала, что когда-нибудь смогу разделить эту любовь с сыном. Но когда придет ее время? Смогу ли я удержаться от уговоров, если книга сыну не понравится?..

Пока я раздумывала, Дед Мороз принес нам «Хоббита» в переводе Н. Рахмановой, с иллюстрациями М. Беломлинского (теми самыми, где Бильбо Бэггинс похож на Евгения Леонова). Сыну было почти четыре года, он интересовался поездами, космосом и машинами, и никакие волшебные сказки его не привлекали. «Была не была», – подумала я, однажды вечером открыла книгу и прочитала Диме: «Жил-был под землей в норе хоббит».

– Кто-кто? – удивился сын и заглянул в книгу. – Это он нарисован?

– Он, – ответила я. А сама оцепенело смотрела на длиннющие предложения, которых было гораздо больше, чем коротких. Может, следовало еще подождать, хотя бы до пяти лет? Но сын уже требовал продолжения. Я предложила такой вариант: что-то читать, что-то пересказывать. Но Дима не согласился, он хотел знать о хоббите все. Договорились так: я не буду сокращать или пересказывать, а Дима, если станет скучно, сразу скажет. Но он не заскучал. Мы прерывались только чтобы обсудить непонятные слова и снова возвращались к сказке.

В этот первый раз для Димы в «Хоббите» самыми волнующими были дракон и охота за сокровищами. Но когда мы вернулись к книге через пару месяцев, кое-что изменилось. Теперь Дима сопереживал Бильбо Бэггинсу.

– Не больно-то он хотел идти, – понимающе кивал сын, когда к добропорядочному хоббиту в дом явились волшебник и гномы и начали склонять его к опасному походу.

– Давай про пауков не будем читать! – попросил Дима, когда гномы и хоббит вступили в Черный Лес. Мы пропустили эту главу. Но когда дочитали книгу, Дима сказал:

– Зря мы про пауков пропустили. Без них все не так получилось. В приключении иногда должно быть опасно и страшно.

Так сам собой нашелся ответ на вопрос о страшном в книгах для детей. Все оказалось проще, чем я думала: страшное – хорошо, но только тогда, когда ребенок к этому готов.

В следующий раз мы читали всё. А в промежутках между перечитываниями посмотрели мультфильм «Хоббит» 1977 года, и Дима с удивлением увидел, что герои выглядят совсем не так, как он себе их представлял:

– Они какие-то ненастоящие. Как гномы и эльфы в обычных сказках.

Так у нас появилось разделение на истинных волшебных существ и придуманных. Позже, когда мы читали европейские сказки и скандинавские мифы, этому разделению нашлось дополнительное основание. Гномы в мифах и гномы в сказках оказались непохожими. Мифологических гномов Дима однозначно отнес к родне гномов Толкина, а сказочных снисходительно именует «придуманными» (что, в общем-то, довольно близко к истине).

Для Димы «Хоббит» постепенно превращался из казалось бы простой сказки во что-то большее. С каждым прочтением в книге открывались новые детали и смыслы, мы с сыном то фантазировали, то искали параллели и корни в других книгах.

Во время очередного перечитывания Дима заявил, что он – Бильбо Бэггинс. И переживал за хоббита, как за себя. Не только из-за внешней опасности вроде троллей и гоблинов, но и из-за отношения гномов к хоббиту:

– Почему, – спрашивал Дима, – почему они не верят, что Бильбо храбрый и умный? Он же их спасал уже!

Когда Торин выгнал Бильбо и назвал его предателем из-за кражи Аркенстона, Дима возмущенно выкрикнул:

– Да как он не понимает, что Бильбо для него тоже старался!

И при этом Дима сочувствовал гномам. Теперь путь к Одинокой Горе не казался походом только ради сокровищ: Дима понял, что гномы хотят вернуть отнятый у них дом. Он переживал, когда гномы, эльфы и люди поддались драконовой болезни и стали гордыми, подозрительными и алчными; плакал (ладно, мы вместе плакали), когда умирающий Торин прощался с Бильбо; смеялся над саркастическими шутками Торина и хулиганскими выходками хоббита. А когда Бильбо наконец-то вернулся домой, – живой, с частью сокровищ, – Дима вздохнул:

– Наверное, он потом всегда грустил по гномам. И часто вспоминал, как они шли. Как боялись и побеждали. Как думаешь, они писали друг другу письма?

Кажется, это был первый опыт полноценной эмпатии – сопереживание не только близкому персонажу, а всем.


Незаметно мы прожили с «Хоббитом» год: перечитывали раз в два месяца, иногда смотрели мультфильм, пели песню «За синие горы, за белый туман» из телеспектакля «Сказочное путешествие Бильбо Бэггинса, Хоббита» 1985 года и пересказывали друг другу любимые моменты из книги. Однажды Дима поймал меня на оговорке.

– Почему ты говоришь «Горлум»? Он же Голлум!

– Потому что, – отвечаю, – есть разные переводы. Книга же на английском языке написана, так? А читаем мы ее на русском. Каждый переводчик по-своему видит книгу и рассказывает ее своими словами.

Поговорили о сложностях перевода, и Дима спросил:

– А есть у нас другой «Хоббит»? Давай сравним!

И в этот раз мы стали читать «Хоббита» в переводе К. Королева. Я думала, что Дима не заметит разницы. Не тут-то было! Он постоянно комментировал:

– Опа! Здесь Бильбо – Торбинс, а не Бэггинс! И живет не в Бэг-Энде под Холмом, а в Торбе-на-Круче!.. Торин не Оукеншильд, а Дубовый Щит!.. Вместо Дейла – Дол, не Черный Лес, а Лихолесье. И песни по-другому звучат…

И вдруг, когда мы читали главу, в который гномы и Бильбо пытаются попасть к лесным эльфам, Дима возмутился:

– Что-что? Как это гномы «просто подтолкнули в спину» Бильбо, чтобы он в круг эльфов упал?! Не было такого!

Так Дима узнал, что переводы отличаются не только именами, названиями и формулировками, но иногда и событиями: что-то убирают, что-то добавляют. А это уже меняет всю историю. И, конечно, касается это не только «Хоббита», но и всех переводных книг.

Тем временем мы добрались до фильмов «Хоббит» Питера Джексона. Честно скажу, у меня были опасения, что сыну больше понравится смотреть историю, чем читать. Видимо, потому, что мне много раз доводилось слышать мнение, что читать сложнее, чем смотреть, поэтому многие предпочитают фильмы. С «Хоббитом» получилось иначе.

– Ура! Все такое настоящее! – радовался шестилетний Дима. – Жуткие орки, варги, тролли! Тролли – смешные, но все равно страшные. А уж пауки! Таких непросто победить.

(Последние слова были произнесены с явным уважением в адрес Бильбо.)

Димина любовь к книге не уменьшилась, зато мы набрели на тему, вроде бы напрямую не связанную с «Хоббитом». Но она органично выросла из сравнения фильмов и книги. Дима спросил, почему герои и события в книге и фильмах отличаются. И мы поговорили о том, что все люди – разные и по-разному видят все, в том числе – одну и ту же книгу. Для кого-то «Хоббит» – детская волшебная сказка, а для кого-то – целый мир, с настоящими героями и невыдуманными проблемами.

В скором времени этот разговор неожиданно возник снова – после того, как мы посмотрели спектакль «Сказочное путешествие Бильбо Бэггинса, Хоббита». Постановка Диму разочаровала. Он периодически оборачивался ко мне и жалобно спрашивал:

– Нет, а где эльфы? Где тролли?

А в финале возмутился:

– Что?! Гномы отдали Аркенстон Бильбо?! Да не может этого быть! Это же сердце их дома! Они всё не так поняли!

Я объяснила, что спектакль, видимо, создавали, отталкиваясь от сказочного по стилю перевода Н. Рахмановой, и задача была сделать именно сказку. Потом предложила сравнить спектакль с фильмами, где герои сложнее, чем в книге, поэтому событий больше, и сами события не так просты. Это оказалось увлекательным делом, потому что мы с Димой обратили внимание на разные моменты и сами стали наглядным примером разного восприятия.


Недавно начался четвертый год нашего путешествия с хоббитом и гномами. Не знаю, куда нас это в итоге заведет, но мы по-прежнему поем «За синие горы» и песни из фильмов, рисуем карты знакомых мест (с ориентацией на север, как принято у людей, и с ориентацией на восток, как принято у гномов). Мы изучаем камни и строим догадки, каким именно минералом был Аркенстон. У игры «Слова» появилась разновидность «Толкин», где можно называть только те слова, которые так или иначе относятся к «Хоббиту», в игре «Кто я?» среди медуз, паровозов и громов встречаются герои Толкина, а папе Дима периодически загадывает загадки, «как Бильбо с Голлумом». Наши друзья получают от Димы на праздники рисунки с вариациями на тему похода гномов к Эребору, мирной жизни в Хоббитании и боевых будней дракона. Прямо сейчас по квартире летают самолеты «Эребор» и «Торин», а в дальнем углу книжного шкафа до поры затаился «Властелин Колец».

Мне кажется, каждому в какой-то момент встречается книга, которая служит катализатором: пышным цветом распускаются новые интересы, человека будоражит от восхищения перед миром, в котором открываются все новые и новые дали и вершины. Это волшебство может вспыхнуть от любой книги, все зависит от конкретного человека. В нашем случае такой книгой стал «Хоббит».

Мария Ушенина

Ссылки на видео:
мультфильм «Хоббит»
телеспектакль «Сказочное путешествие мистера Бильбо Бэггинса, Хоббита»

________________________________

Другие переводы «Хоббита»:

Хоббит, или Туда и обратно »
Хоббит »
Хоббит »
Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.