Ольга Дворнякова: «Написать познавательную книжку для детей можно практически обо всем»
26 февраля 2021 841

Ольга Дворнякова – человек и паровоз. Вернее, писатель и издатель. Проработав много лет в издательстве «Настя и Никита», узнав все о познавательных книгах и выпустив несколько собственных книг, Ольга ушла в свободное плавание и открыла издательство со странным названием «Абраказябра». О том, что это за зверь такой и чего от него ждать, о познавательных книгах вообще и своем авторском пути Ольга рассказала в интервью «Папмамбуку».

‒ Ольга, расскажите, как вы решились открыть издательство?

‒ Прежде всего, я поняла, что хочу делать книжки, я к этому готова и могу сделать много интересных книг для нашего рынка. Мне кажется, этого достаточно.

‒ Довольно долгое время книжный рынок детской литературы был достаточно стабильный. В том смысле, что у нас было некоторое количество издательств, они никуда не девались, к счастью, но и ничего нового не появлялось. А теперь одно за другим стали возникать новые детские издательства – «Волчок», «Пять четвертей», «Кит», «Книжный шкаф», «Абраказябра»… Чем это можно объяснить?

‒ Выросли специалисты. Руководители большей части новых издательств выросли на базе других издательств и поняли, что они могут предложить книжному рынку что-то новое.

‒ Значит, с книжном рынком все хорошо, если в наши непростые времена появляются и выживают новые издательства?

‒ Да, я думаю, звезда нашей детской литературы еще не закатилась. Нам есть, куда расти, расширяться.

‒ Что означает название вашего издательства ‒ «Абраказябра»?

‒ Это милое забавное слово, которое мне очень понравилось по звучанию. Для меня оно совершенно не бессмысленное. Где-то я прочла, что слово абракас (это ослышка, правильно ‒ Абраксас) обладает мистическим значением, потому что сумма числовых значений греческих букв, которые его составляют, дает 365 ‒ число дней в году.

Я читаю книжки 365 дней в году ‒ как и каждый настоящий книгочей и книгоман. А казябры – это такие существа. Когда ребенок, еще не умеющий читать, видит книгу, он видит стройные ряды каких-то кракозябр и понимает, что это некий таинственный шифр, из которого рождаются интересные истории. Абрак[с]ас в моей голове соединился с казябрами, и получилась «Абраказябра», которая символизирует чтение.

‒ Почему вы решили специализироваться на нон-фикшн? Это ваш личный интерес или вы считаете, что художественной литературы уже достаточно?

‒ На детском книжном рынке сейчас есть место практически любому жанру и существующие издания могут потесниться на любой полочке. У «Абраказябры» познавательное направление, потому что это то, в чем я разбираюсь, что я умею, что я понимаю. При этом «Абраказябра» не исключает возможности издания художественной литературы. В нашем портфеле уже есть тексты, которые нельзя назвать научно-популярными. Это худлит с сюжетом, но при этом на научно-популярную тему. Эти истории познавательны для ребенка с точки зрения знаний о мире, о том, как он устроен, о науках, о каких-то направлениях человеческой деятельности.

‒ Вам самой в детстве нравилось читать научно-популярные книги?

‒ Конечно. Я до сих пор помню страшный красно-розовый мясистый цветок Виктория раффлезия из детской энциклопедии, тома которой стояли у меня на полке. Разглядывать их было одним из самых увлекательных занятий. Еще одним любимым занятием было рассматривать огромную политическую карту мира. Она раскладывалась на всю комнату, и я ползала по ней и читала названия стран. Возможно, именно это и сформировало у меня интерес к познавательному чтению.

‒ Я как раз хотела попросить вас назвать любимые научно-популярные книги детства. Но, видимо, вы их уже и назвали. Или есть еще что-то?

‒ Одной из моих любимых книг в детстве была книга Александра Волкова «Семь подземных королей». Но я воспринимала ее как познавательную – как будто существует некий подземный мир со своей географией, своими законами.

Позже мне очень нравились исторические книги. Одной из любимых была «Порт-Артур», про русско-японскую войну.

‒ Хорошая художественная литература практически не устаревает, книжки можно много раз переиздавать, на одном и том же произведении могут вырасти и бабушки, и внуки. С нон-фикшн может быть что-то подобное?

‒ Есть очень долгоиграющие книги. Тот же Перельман, эксперименты Тома Тита. Много книг, которым лет по 50, даже 70, и они не утратили своей актуальности, переиздаются и читаются с удовольствием.

‒ На ваш взгляд, есть ли разница в подходах к созданию литературы нон-фикшн в советское время и сейчас?

‒ Самая большая разница ‒ в оформлении. Но помимо того, что сейчас все стало ярко и красиво, современные книги содержат гораздо больше наглядной информации.

Еще одна современная тенденция – больше картинок и меньше текста. Просто потому, что восприятие современного читателя перестроилось. Издатели, пытаясь помочь читателям легче усвоить информацию, используют такие форматы, как комиксы, например.

‒ Какие книги вы могли бы назвать образцом познавательного жанра?

‒ Есть много отличных книжек – смелых, красивых, интересных. Но назвать что-то образцом – это очень непростая задача. Можно сравнивать по художественному оформлению, по уровню текста, по информативности текста. Поэтому назвать какой-то конкретный образец довольно сложно. Их много, и от каждого можно брать что-то свое.

‒ Обо всем ли можно написать познавательную книжку для детей?

‒ Этот вопрос мы в последнее время очень плотно обсуждаем в редакции. Написать можно практически обо всем. И на каждую тему найдется своя аудитория. Вопрос только в ее размере. У нас есть авторы, которые могут прекрасно рассказать про купцов, про российских благотворителей. Можно было бы сделать очень интересную книгу, но не понятно, для кого. Тестовые группы детей дают хорошие отзывы на эти материалы, а вот родители говорят, что не купят такую книгу своему ребенку, потому что она никак не связана со школьной программой и для будущего развития ребенка родители тоже не видят в ней пользы.

А написать можно обо всем.

‒ Как же тогда формировать вкус? Это ведь тоже задача издательства – растить аудиторию, а не только выполнять ее запросы.

‒ Безусловно, часть книг – это личный выбор автора, редактора, издателя. Мы делимся тем, что сами считаем нужным и важным. Наверное, в таком случае путь завоевания новой аудитории – это подавать непопулярные, но важные темы в каком-то необычном формате, зажечь внимание читателей. Но некоторые темы очень сложно «зажечь», потому что их нельзя отнести ни к развлекательной литературе для ребенка, ни к полезной с точки зрения родителей. Мы работаем над этим, придумываем, как можно подать интересно.

‒ Какие самые топовые темы для нон-фикшн?

‒ Космос, динозавры, математика, физика, животные детям всегда интересны…. Но динозавры держат первенство, как ни крути.

‒ Есть ли, на ваш взгляд, что-то такое, чего в детской познавательной книжке ни в коем случае не должно быть?

‒ Не должно быть непонятного. Это твердый принцип, которому я следую уже много лет. Не должно быть белых пятен. Если ребенок натолкнется в книжке на такое белое пятно, то дальше он не пойдет, ему будет неинтересно, он не будет понимать чего-то существенного, ключевого.

Поэтому я считаю, что автор и редактор должны объяснить все, что возможно объяснить, сделать информацию понятной и доступной.

Также я предпочитаю, чтобы в детском нон-фикшн не было диалоговой формы ‒ когда какие-то художественные персонажи рассказывают ребенку историю, объясняют что-то. Потому что лучше, чем диалог с родителями, не может быть ничего. Поэтому я советую родителям выбирать такие книжки, которые можно самостоятельно обсудить с ребенком.

‒ Я слышала такое мнение, что писать нон-фикшн для детей легко. Придумывать ничего не надо, бери известные факты и рассказывай.

‒ Конечно же, писать познавательные книги непросто. У них тоже есть сюжет – завязка, развитие, кульминация, развязка. Просто они созданы в научно-популярной манере. Есть начальная точка интереса читателя, должно быть развитие этого интереса, и конец должен оставлять полное ощущение того, что он все понял.

Познавательные книги пишутся не только для того, чтобы что-то рассказать, в них еще должна быть сверхидея. С моей точки зрения, это должно быть что-то вдохновляющее. Если мы, взрослые люди, часто грустим, читая чью-то биографию, то детские книги должны нести какой-то вдохновляющий посыл. С этой точки зрения, писать научно-познавательные книги для детей гораздо тяжелее.

‒ Может ли чтение нон-фикшн быть путем ребенка в литературу? Если ребенок не любит читать, художественные книги «не идут», может стоит зайти с другой стороны и обратить внимание на научно-популярные издания? Ребенок найдет среди них что-то интересное, а потом постепенно перейдет на художественную литературу.

‒ Насколько я знаю из отзывов, такое случается. Я не раз слышала слова родителей о том, что познавательная литература помогает «расчитать» ребенка. С моей точки зрения, художественная литература очень важна. Это другой уровень чтения – чтение как удовольствие. Но если ребенок увлекается какой-то темой, и родители предлагают ему книгу как источник знаний, это даже более надежный стимул. Это информация, которая ему нужна, и удовольствие.

‒ Расскажите о планах «Абраказябры». Когда мы увидим первые книги?

‒ Сейчас мы работаем над двадцатью проектами одновременно, и я надеюсь, что первые книжки «Абраказябры» выйдут уже в апреле.

Мы готовим ряд энциклопедий, над которыми нужно очень долго работать – это довольно кропотливый труд. Приходится постоянно сверяться с дополнительными источниками и изображениями, разбираться в разнице между кленами остролистными и полевыми и так далее. Это отнимает очень много времени.

Самой первой скорее всего выйдет книга Юлии Кузнецовой. Это книжка-перевертыш. Одна ее половина предназначена для детей, другая – для родителей. Это тренажер для детей, которые уже умеют читать и которые столкнулись с необходимостью читать длинные тексты и осознавать то, что они читают. Юлия – не только писатель, но и автор образовательного курса. У нее накопился большой опыт работы с детьми, у которых есть трудности с чтением. И в одной части книги Юлия делится своим опытом с родителями. А вторая часть предназначена для детей, она художественная. Это письма очень странных героев друг другу. Очень смешные сюжеты получились – письма сбежавшего молока и прокисшего молока, веника и робота-пылесоса, двух самокатов… С одной стороны, эту книгу можно читать как самостоятельное художественное произведение. А с другой стороны, это тренажер для расчитывания с методикой для родителей.

‒ Зачем нужна такая книга, понятно. А для чего современному ребенку энциклопедия? Мне в школе энциклопедии были нужны для докладов. Но сейчас дети наверняка находят всю нужную информацию в интернете.

‒ Все не так просто. Несмотря на все гениальные умения современных детей, которые уже в полгода могут завести себе аккаунт в Тик-токе, я точно знаю, что для школьных проектов они используют книжки. В редакцию издательства «Настя и Никита» приходят тонны благодарственных писем от родителей. Главный принцип познавательной детской книги – пиши понятно и доступно. В интернете почему-то никто этим принципом не руководствуется. А дети не в состоянии проанализировать огромные объемы информации, понять, где правда, а где ложь. Поэтому гораздо проще взять проверенный источник – книгу, над которой работали редакторы, получить уже готовую информацию и использовать ее в своем докладе.

‒ Тогда почему сейчас никто не выпускает сборники энциклопедий, как раньше? Сейчас, если тебе нужна информация про лес, ты покупаешь одну книгу, про космос – другую, про зверей – третью. И так далее.

‒ Время собирательства и накопительства прошло. Сейчас время узких интересов. Людям не интересно все обо всем. Это как раз можно узнать в интернете. Книга нужна для более глубокого погружения. Многие родители, прикрываясь детьми, используют детские познавательные книги для расширения собственного кругозора. Потому что в этих книгах вся информация подана сжато, доступно и без белых пятен.

‒ Ольга, расскажите о своем пути как автора. Далеко не каждый сотрудник издательства хочет и может выпускать собственные книги.

‒ Я очень хорошо знаю процесс, понимаю, из чего состоит книга, понимаю сверхмиссию автора. Было интересно попробовать вдохнуть жизнь в собрание фактов: получится у меня или нет. Очень часто научно-познавательные рукописи выходят сухими. Они правильные, логично выстроенные, но в них нет каких-то понятным детям ассоциаций.

Моей первой авторской книжкой стала книжка про снежинки. Она не очень большого объема, поэтому было не так страшно пробовать. Я зажмурилась и за несколько дней написала текст. Перечитала его, мне показалось, что у меня все получилось, и я дала прочесть редактору. Мой текст приняли сразу и попросили писать еще. После этого у меня был страх, как, наверное, у каждого автора – один раз я смог, но неизвестно, получится ли снова. Но и вторая книжка получилась. А дальше я уже не боялась, потому что поняла, что если какая-то тема мне интересна, то я могу на ней сосредоточиться и последовательно и интересно написать об этом для детей.

‒ Какие темы интересуют вас как автора?

‒ Разные. По большей части те, в которых я не разбираюсь. Для меня это способ узнать о чем-то новом.

На данный момент меня интересует Луна.

‒ Это можно считать анонсом новой книги?

‒ Можно!

Беседу вела Мария Третьякова

____________________________________

Книги Ольги Дворняковой:

Один день из жизни Деда Мороза »
Книжка про снежинки »
Облачная книжка »
Гром и молния. Небесное электричество »
История новогодних игрушек »
Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.