Человек с неармейскими задатками
12 ноября 2020 189

В начале этого года я читал роман Аркадия Яшмина «Квантонавты. Пятый факультет». Это книга про воспитание будущих ученых в недалеком будущем. А потом я прочитал повесть «Суворовец Соболев, встать в строй!» Феликса Маляренко ‒ о детях, которые учились в Суворовском училище в нашем недавнем прошлом и стали в дальнейшем офицерами. Прочитал я эту книгу потому, что хотел сравнить, где лучше: в Суворовском училище в 60-х годах прошлого века при Советском Союзе или в школе изобретателей в 2045 году ‒ в мире, где продолжает существовать Советский Союз. И еще читал потому, что мой папа временами хочет отправить меня учиться в Суворовское училище. А мама говорит, что мне, с моими неармейскими задатками, будет там тяжело.

В книге Феликса Маляренко рассказывается о пятикласснике Саньке Соболеве, который сам захотел и поступил в Суворовское училище. Но Санька не знал, какая там будет жизнь на самом деле. Отсутствие полной информации повлияло на выбор Саньки и сыграло ему на руку в будущей взрослой жизни.

Сейчас было бы гораздо легче узнать обо всем подробно. Перечитать кучу информации в интернете, проанализировать отзывы ‒ и, вероятнее всего, отказаться. Потому что, по теории вероятности, спокойно жить в Суворовском училище не получится. Как говорится, много будешь знать, скоро состаришься. Вот мы, современные дети, и «старимся», перекрывая себе легко доступной информацией некоторые дороги. Поэтому те суворовцы, которые все-таки пошли в училище и учатся без мамы и папы в армейских условиях, достойны уважения и восхищения. Легче всего там быстрым и сильным. А если ребенок не обладают такими качествами, то он сможет выдержать учебу только если он очень упорный и стойкий.

Саньку стоит отнести ко второй категории, категории упорных и стойких мальчиков. Во-первых, он был там самый младший. Во-вторых, Санька очень много думал и фантазировал, поэтому не мог сконцентрироваться и быстро и четко выполнять команды учителей-офицеров. Еще у него было обостренное чувство справедливости, что мешало ему выживать в мальчишеской среде по-хитрому.

Саньке повезло, что у него был один верный друг, Витька Шадрин. Витька был и умный, и силы у него было достаточно, чтобы постоять за себя и за Саньку. Два друга дополняли друг друга. Санька учился у Витьки «эффекту ракеты», а Витька у Саньки ‒ человечности и справедливости. Вместе они сделали немало хорошего: защищали слабого Толю Декабрева, который в начале учебы в училище не мог никому дать сдачи, помогли сблизить Лиду с вожатым Володей, наказали старшеклассников, которые обижали маленьких, и многое другое.

Само Суворовское училище трепало Саньку наказаниями больше, чем Витьку, потому что Санька был более нерасторопным. Но, находясь в среде сильных, «среднестатистический» по силе Санька улучшал свои показатели. Ведь не зря говорят: «Тренируйся с сильными» ‒ и Санька от таких тренировок с каждым днем становился все лучше и лучше. Хотя вначале он этого не понимал.

А потом пришло известие, что у Саньки умер дедушка. И он поехал домой на похороны, в училище ему дали увольнительную на неделю.

Дома все заметили, как Санька возмужал. В прежней школе, куда Санька пришел в гости, и учителя, и ученики поняли, что он стал сильнее, умнее и взрослее своих сверстников. Еще бы не стать! В Суворовском училище чему только не учили: подтягиваться, бегать в противогазе, гладить, убираться, следить за собой. Но Санька в душе все равно очень сильно хотел остаться дома. Потому что все приобретенные навыки стоили ему невероятных усилий, унижений и борьбы и работы над собой. А еще он скучал по маминым пирогам. Но он выбрал… Возвращаться.

На самом деле прототип Саньки – сам автор этой хорошей книги, Феликс Васильевич Маляренко. Он с 5 класса учился вдали от дома в Суворовском училище и уже в детстве был внимательным и умным мальчиком с писательскими наклонностями. Не быстрым, как ракета, а основательным и пытающимся понять суть разных жизненных ситуаций. И он, такой особенный, все же прошел суворовскую учебу, продолжил ее дальше, а потом дослужился до подполковника и участвовал в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. А когда стал военным пенсионером, начал писать детские книги. Значит, все-таки моя мама была неправа, когда говорила, что человек с неармейскими задатками не сможет учиться в военном училище? Сможет, только ему будет тяжелее приспособиться.

…Этим летом я отдыхал в детском лагере, и в нашей комнате был мальчик Андрей из кадетской школы. В кадетской школе дети живут без родителей, и из них готовят будущих офицеров. Андрей был сильный физически и пытался командовать нашей комнатой из шести человек, но половина из них, в том числе и я, ему не поддавались. Мы соревновались с Андреем и его командой весь сезон, но без злости, просто по спортивному интересу. Наверное, тяга командовать у него пришла от учебы в кадетской школе. Я знаю, что из Андрея вырастет сильный человек, но мне было его немного жалко. Потому что весь его учебный сезон проходит без родителей и без их родительской заботы, пусть и небольшой. Когда будешь взрослым, придется уже самому о ком-то заботиться. А кто сейчас подумает о тебе? На этот вопрос книга не дала мне ответа, и мне было бы интересно спросить об этом у автора.

Роман Любин, 12 лет

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.