Пройти последнюю милю
2 сентября 2020 110

Стивен Кинг
«Зеленая Миля»
Перевод с английского В.А. Вебер, Д. Вебер
Издательство «АСТ», 2020

Вероятно, стоит начать с того, что книга эта совсем не детская. Моя мама спрашивала, точно ли я хочу читать «Зелёную Милю», ведь она не для людей моего возраста. Но я хотела прочитать эту книгу несмотря ни на что. Сейчас я даже не понимаю, почему чувствовала такую необходимость. «Миля» оказалась намного тяжелее, чем я думала.

История рассказывается от лица Пола Эджкума ‒ бывшего надзирателя тюрьмы штата Луизиана «Холодная гора», а в настоящее время обитателя дома престарелых «Джорджия Пайнз». Он рассказывает своей подруге Элен Коннелли о событиях, произошедших более 50 лет назад.

В 1932 году Пол был старшим надзирателем тюремного блока «Г», в котором содержались приговорённые к смертной казни на электрическом стуле. В тюрьме этот блок обычно называли «Последняя миля», так как после него приговоренных ждал только электрический стул по прозвищу Олд Спарки. Сотрудники «Холодной Горы» еще называли этот блок «Зелёная миля» ‒ из-за пола, застеленного линолеумом темно-зеленого цвета. В обязанности Пола входил не только надзор за заключёнными, но и проведение казней. Другие надзиратели ‒ Харри Тервиллигер, Брутус, Хоуэлл и Дин Стэнтон ‒ тоже выполняли свою работу и старались не мучить зря людей, приговоренных к смерти, пусть даже за страшные преступления.

Но были там не только положительные персонажи. Надзиратель Перси Уэтмор был трусливый и жестокий, он развлекался, издеваясь над заключёнными, чувствовал себя в безопасности из-за своих «высоких связей», и мечтал о том дне, когда лично проведёт казнь. Его определили в этот блок только потому, что он племянник жены губернатора штата. Он постоянно грозил своими «связями» другим сотрудникам, если они пытались ему мешать и останавливать.

Когда я только начала читать этот роман, то особо ничего не почувствовала. Я помню, как сказала маме: «Не понимаю, почему все говорят, что эта книга такая тяжёлая? Да, конечно те события, что происходит там, довольно грустные, но не настолько, как о них говорят». Как же я ошибалась.

Постепенно я все больше и больше погружалась в эту историю.

Где-то на середине книги начала задумываться о том, что живу я сейчас, не горюю, и главная беда моей жизни ‒ четверка в четверти по математике. Вот ужас, не правда ли? А где-то когда-то одни люди убивали других и делали разные отвратительные вещи. И страшнее всего осознавать, что сейчас мало что изменилось. Люди все так же убивают и делают все те же отвратительные вещи. Разве что в странах, в которых гуманизм ценится чуть выше, худшим наказанием за преступления стало пожизненное заключение. А в те времена, о которых рассказывается в книге, в Америке убийц... убивали. Око за око.

Нет, вероятно, смерть на электрическом стуле не самая страшная. Она быстрая. Обычно. Ведь человек мог утонуть. Сгореть заживо. Быть избитым до смерти. Заболеть раком. Попасть в аварию. Умереть от боевого шока в агонии. Здесь же сквозь тебя всего в течение минуты будет проходить ток, и все. «Прекрасно», не правда ли?..

К концу книги, в момент казни Делакруа (вы поймёте, кто это, если прочитаете), я была готова наорать на этого придурка Перси, мне хотелось набить его наглую самовлюблённую морду. Однако и это быстро прошло. Теперь я даже не уверена, что он получил по заслугам. Может быть, то, что с ним произошло, было слишком? А может, и нет.

Мне было противно читать про Билла Уортона, настолько это испорченный и отвратительный человек. «Будьте осторожны, ему нечего терять».

После я почти плакала, когда казнили Коффи. «Как напиток, только пишется по другому»... Мне хотелось плакать, ведь они знали, что произошло, все знали. Но ничего не могли сделать. Однако, жизнь несправедлива. Ты так не считаешь, мой друг?

И все же тяжелее всего мне было от того, что история эта рассказывается от лица старика. От осознания того, что это все в прошлом, что это лишь тусклые отголоски прошедших событий. И сколько ни страдай, ни мучайся, то время уже не вернуть. Ничего не исправить, такая история уже написана. И редко такие истории бывают хорошими.

Мне было жалко старика Пола и противно от Долана, который был так похож на Перси. Я грустила, когда читала про Мистера Джинглса, и почти плакала в конце рассказа о нем. Я рыдала, когда Пол рассказывал о своей жене.

Эту книгу называют тяжёлой из-за событий, которые в ней происходят. Но для меня тяжелее всего было думать о том, что чувствовал Пол Эджкум. Как вы думаете, что чувствовали бы вы, если бы пережили ВСЕХ, кого любили? Знакомых. Друзей. Жену. Самого близкого друга. Что бы вы чувствовали?!

Я не знаю ответа на этот вопрос, потому что мне страшно даже думать об этом. И я надеюсь, что этого ответа никогда и не узнаю.

Да. Эта книга тяжёлая. Несомненно. Но я советую вам ее прочитать.

Таня Ефремова, 12 лет

Понравилось! 1
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.