Переводчик Ирина Михайлова: «Эти книги помогают видеть изнутри, что такое война»
14 августа 2020 938

Ирина Михайлова – переводчик, доктор филологических наук, профессор СПбГУ, ответственный редактор и один из авторов «Истории нидерландской литературы». В 2020 году ей присуждена высшая переводческая премия Нидерландов – премия Мартинуса Нейхофа. В ряду переводческих работ Ирины Михайловой – два подростковых романа, действие которых происходит в Нидерландах во время Второй мировой войны. Корреспондент «Папмамбука» Гаврила Щур попросил Ирину Михайловну рассказать об этих произведениях.

‒ Расскажите, как вы узнали о книге Яна Терлау «Зима во время войны» и чем она вас заинтересовала как переводчика?

‒ Впервые я увидела эту книгу в руках у моих студентов в СПбГУ. Наши студенты сами выбирают, какие читать нидерландские книги в качестве домашнего чтения, и при этом часто получают советы от своих ровесников-голландцев. Моя студентка сказала, что книжка очень интересная, потом мы посмотрели снятый по ней фильм. А вскоре издательство «КомпасГид» предложило мне ее перевести, и я с удовольствием сразу согласилась.

Мне хочется, чтобы мои переводы читало как можно больше русских читателей, ‒ нидерландская литература застуживает того, чтобы русские читатели знали ее лучше, чем сейчас. Я была уверена, что книгой «Зима во время войны» заинтересуются многие, потому что она, во-первых, увлекательно написана, с почти детективным сюжетом, читатель не отложит ее в сторону, не узнав, кто же все-таки выдал оккупантам группу сопротивления. Во вторых, книга посвящена теме, близкой и понятной нашим читателям, ‒ Второй мировой войне, для нас ‒ Великой отечественной, эта тема и в русской литературе остается важной. В третьих, эта история познавательна, потому что в России мало известно о том, какие именно события происходили в Нидерландах в последний год войны. И, в-четвертых, она написана мудрым и гуманным автором на основе личного опыта, и потому может помочь ровесникам главного героя найти себя в непростом деле формирования характера.

‒ В 2014 году вы перевели другой подростковый роман, затрагивающий тему Второй мировой войны, «Зима, когда я вырос» Петера Ван Гестела. Он был очень хорошо принят в России, в Российском академическом молодежном театре даже был поставлен спектакль по этой книге. Повлияла ли та ваша работа на перевод «Зимы во время войны» Яна Терлау?

‒ Спасибо, что вы задаете этот вопрос, я очень рада, что «Зима, когда я вырос» не прошла незамеченной. Действительно, обе книги посвящены военной теме и в названиях обеих звучит слово «зима». Мне кажется, и там, и там зима – это не только то время года, когда разворачиваются описываемые события, но и метафора холода, темноты, как бы приостановки привычной жизни и испытания невзгодами, которые несет с собой война. Но этим сходство для меня лично и заканчивается. Книга Петера Гестела более статична и сосредоточена на психологии ребят и окружающих их взрослых, она во многом неожиданна и даже парадоксальна, а книга Яна Терлау более динамична и событийна.

‒ В романе «Зима во время войны» много пояснительных сносок, связанных с географическими названиями и историей Нидерландов. Часто ли вам во время работы над переводом приходилось сверяться со справочной литературой, чтобы уточнить те или иные моменты? В каких случаях, на ваш взгляд, примечания в художественном тексте необходимы?

‒ Я уже говорила, что эта книга представляется мне важной для русских читателей в том числе и потому, что она познавательная. Все, что описывает автор, соответствует реальным историческим событиям. Нидерландским читателям упоминаемые факты знакомы, а русским – нет. Я сама сверялась со справочной литературой очень часто – и чтобы найти правильные русские слова для перевода, и чтобы дать минимальные пояснения русскому читателю, расширить его кругозор. На мой взгляд, примечания в художественном тексте необходимы в тех случаях, когда для понимания событий в книге надо иметь определенные фоновые знания, которые у человека, выросшего в другой культуре, скорее всего отсутствуют.

‒ Один из персонажей книги ‒ сбитый английский пилот, который знает только родной язык. Говоря с другими героями романа, он делает много грамматических ошибок. Насколько трудно вам было переводить его речь, адекватно передавая эти ошибки уже на русском языке?

‒ Это было очень трудно! В конце концов мне повезло: я нашла в интернете сайт, где англичанин, преподаватель английского языка для русских учащихся, кое-что объясняет им по-русски. Я выписала на листочке 20 ошибок, которые он сделал, пока говорил по-русски, и вложила эти ошибки в уста Джека.

‒ Как вы считаете, может ли переводчик дополнять авторский текст, если, по его мнению, это уместно в конкретном случае? Оказывались ли вы сами в такой ситуации?

‒ По возможности я, разумеется, стараюсь переводить как можно ближе к оригиналу, но иногда приходится добавлять кое-какие пояснения, если в тексте встречаются понятия, не знакомые русскому читателю.

‒ Были ли в книге моменты, которые вам трудно было переводить не с технической точки зрения, а потому что они тяжелые сами по себе (пытки в гестапо, например)? Что значит для вас лично тема войны в литературе?

‒ У меня сердце обливалось кровью и из глаз лились слезы, когда я переводила главы про то, как отца Михиля взяли в заложники, и про то, как оккупанты стреляли из танка по дому баронессы. В книгах про войну описаний ужасных, бесчеловечных событий всегда больше, чем в книгах про мирную жизнь. Эти книги представляются мне важными и нужными для того, чтобы люди знали, видели изнутри, что такое война: в первую очередь, не гордость победителей и не торжественные парады, а боль и скорбь.

‒ Вы один из авторов учебника по нидерландской литературе. Какое место занимает в ней тема войны? Есть ли какие-то произведения о Второй мировой войне, которые еще не переведены, но вы бы хотели, чтобы они дошли до российских читателей?

‒ Спасибо за упоминание об этом учебнике. Я очень надеюсь, что он помогает приблизить нидерландскую литературу к русским читателям.

Разумеется, тема Второй мировой войны занимает огромное место во втором томе, посвященном нидерландской и фламандской литературе ХХ века. Это центральная тема в творчестве писателей того поколения, которое войну пережило: крупнейших северно-нидерландских писателей Симона Вестдейка, Харри Мулиша, Виллема-Фредерика Херманса, фламандских авторов Луи-Пол Боона и Хюго Клауса. Произведения этих писателей о войне в той или иной мере известны нашим читателям, так как некоторые из них были переведены на русский язык. Однако среди непереведенного еще очень много интересных и важных книг. Как раз сейчас я перевожу книгу Виллема-Фредерика Херманса с рабочим название «Маделон в царстве теней» (название еще может измениться), действие которой происходит в Амстердаме в 1944 году.

Примечательно, что и для нидерландских писателей следующего поколения, родившихся в 60-е и 70-е годы, Вторая мировая война остается актуальнейшей темой. Хочу воспользоваться случаем и дать ссылку на поразительную речь, посвященную 75-летию окончания войны и произнесенную в Амстердаме 4 мая, в день поминовения погибших в этой войне, писателем Арноном Грюнбергом. Я перевела эту речь в рамках международного проекта «Переводы в борьбе за лучшее общество».

Беседу вел Гаврила Щур

______________________________________________

Schur Gavrila
Гаврила Щур, обладатель диплома «Читатель с большой буквы», член детской редакции «Папмамбука», 15 лет, г. Снежинск.

 

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.