Страх, жалость и любовь
9 июня 2020 609

Анна Старобинец
«Боги Манго. Зверский детектив»
Художник Мария Муравски
Издательство «Абрикобукс», 2020

 

emblema

Размышляя о книге «Боги Манго» (это пятая часть «Зверского детектива» Анны Старобинец), я понял, что она рассказывает о трёх сильных чувствах: страхе, любви и жалости.

Страх рассеян по этой книге, он везде, героям всегда что-то угрожает. Самым страшным мне показался эпизод, в котором Изысканные Жирафы предали главных героев – сыщиков Барсукота, Барсука Старшего, Грифа Стервятника и их помощников. Дело в том, что тайна, обнаруженная сыщиками, лишала жирафов власти. Поэтому они сделали так, что герои оказались в западне ‒ в Пещере Смерти. Там Паук Аниврад должен был опутать их самой прочной в мире паутиной. К счастью, наши герои спаслись. Когда я читал этот эпизод, я очень волновался, выживут ли они.

Жалость свойственна многим персонажам: Барсукот испытывает любовь к кошке и жалость к мышке Песчанке, Каракал жалеет Жирафика Рафика. А читателю становится очень жалко Вомбатов.

Любовь – третье чувство, которое испытывают герои книги. Решающие события происходят из-за любви Барсукота к «вольной кошке саванны» Каралине. Мне очень понравилось стихотворение влюблённого Барсукота:

Черный ворон, хватит виться
Над моею головой,
Лучше сядь и слушай, птица,
Почему я сам не свой.
Жизнь пройдя до половины,
Полукот, полубарсук,
Заплутал я в диком, львином,
Очень сумрачном лесу…
Я ушёл, от горя чёрен.
Может быть, прыжок со скал –
Мой удел? Скажи мне, ворон.
Ворон каркнул: «Каракал».

Я был под большим впечатлением от стихотворения и прочёл его маме. Ей тоже оно очень понравилось. Моя мама филолог, и сразу сказала, что это «центон». Так называются тексты, составленные из чужих строчек.

Дальше я сам стал «литературным детективом» и провёл небольшое расследование. Мама дала мне несколько книг, я их прочёл и сравнил с «Богами Манго». Сначала я послушал в Интернете народную песню «Чёрный ворон, что ж ты вьёшься над моею головой…» и понял, что первые строчки песни и стихотворения очень похожи. Потом я прочел стихотворение Эдгара По «Ворон». Там постоянно повторяется строчка: «Каркнул Ворон: “Nevermore!”» А в книге Анны Старобинец ворон каркает имя Каралины.

Третьим источником для этого стихотворения стала «Божественная комедия» Данте, очень известная книга XIV века. Мама прочла мне начало этой книги и пересказала сюжет. Он чем-то похож на историю, рассказанную в «Богах Манго». Мне показалось, что Дальнее Редколесье напоминает Ад, придуманный Данте. Это настоящая пустыня, где нет дождей, не хватает воды, а жители испытывают голод, мучения, подвергаются пыткам и казням.

«Ад» Данте начинается так:

Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.
Каков он был, о, как произнесу,
Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
Чей давний ужас в памяти несу!
Так горек он, что смерть едва ль не слаще.
Но, благо в нем обретши навсегда,
Скажу про все, что видел в этой чаще.

Стихотворение Барсукота прямо цитирует эти строчки: «Жизнь пройдя до половины… Заплутал я в диком, львином, очень сумрачном лесу». И даже стихотворный размер очень похож.

Еще я знаю, что путешествие в Ад Данте совершил, чтобы найти Беатриче, которую любил. И Барсукот тоже путешествует ради любви.

Такое «расследование» помогло мне гораздо лучше понять книгу Анны Старобинец. Когда я прочитал ее в первый раз, то мало что понял, хотя очень увлёкся. Я стал размышлять и перечитывать непонятные места. Поговорил с мамой, и тогда этот роман открылся мне совсем по-другому.

Все персонажи сильно меняются к концу путешествия в Дальнее Редколесье. Барсукот научился делать всё самостоятельно, быть сдержанным и держать расследование в своих «лапах». Барсук Старший стал доверять другу и с помощью закона отстаивать свои права. А Гриф Стервятник, вернувшись на свою родину в Редколесье, сумел провести экспертизу места происшествия даже в пустыне.

Платон Вишня, 11 лет, г. Санкт-Петербург

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.