Вверх кармашками
28 ноября 2012 2985

В последнее время мои дети обожают всевозможные небылицы. Особенной страстью к фантазерству отличается младший, Платон. В свои три с половиной года он постоянно придумывает всевозможные коротенькие истории про все, что попадает в поле его зрения. Старший брат, «правдолюб» Лёня, каждый раз ему указывает: «Тоша, это небылица!» «Нет, былица, былица!» – злится Платон, в слезах требуя от меня справедливого суда (естественно, в его пользу). А я уклоняюсь от прямого ответа и читаю им английские абсурдные стихи.

Лимерики

Сборник лимериков Эдварда Лира с иллюстрациями автора Платон неизменно называет «Вверх кармашками». Как-то я попыталась его поправить, но Тоша тут же спросил: «А что такое тормашки?» Я задумалась, потянулась за этимологическим словарtм – и все, время было упущено, ребенок твердо усвоил неточное, но очень понятное ему название. Тем более на картинках столько всего перевернутого, перепутанного, неправильного, так что Тошино название оказывается вполне оправданным.

Конечно, не все тексты Лира понятны маленьким детям. Но мы и не читаем всё подряд. Что-то выбираю я, что-то – сами мальчики, ориентируясь на заинтересовавшие их иллюстрации. Им очень нравится смешить друг друга: «Ого, смотри, какой нос!.. Какая нога!.. Что это с дядей?» Лимерики мы читаем в пересказе Сергея Таска. Он русифицирует многие географические названия, и, на мой взгляд, это существенно облегчает чтение стихов – некоторые названия детям знакомы, а те, что незнакомы, по крайней мере, интерпретируются ими именно как названия местности, а не просто набор звуков.

Дети – внимательные слушатели. Они легко замечают несовпадения между русским текстом и картинкой, созданной явно под английский текст. Лёня, уже знакомый с латинскими буквами и английским языком, сразу углядел на картинке улитку и надпись Snails на ведре, хотя в переводе речь шла о шишках:

У папаши из города Тверь двадцать сынишек и дщерь.
Так доволен детишками, что кормит их шишками
Папаша из города Тверь.

1 Иллюстрация Эдварда Лира

Особенно нравятся детям те иллюстрации и тексты, где речь идет о каких-то фантастических частях тела: слишком длинных носах, ногах, руках, огромных головах и т.д. Среди Тошиных фаворитов есть, например, такой стих:

Давно длинноносая Тома одна не выходит из дома
Ее нос спозаранку таскает служанка
По улицам, так же как дома.

      2 Иллюстрация Эдварда Лира

Платошина страсть к небылицам, поддержанная чтением Эдварда Лира, приводит к бесконечному сочинению им собственных рифмованных строчек. Он интуитивно уловил структуру текста, но не может отойти от шаблона. Обычно его стих начинается со строк «Платон из города Тон…», «Лёня из города Каконя…», «Мама из города Пама…», «Папа из города Шляпа…». Дальше он немного буксует и начинает просто подставлять звуки, уже не очень задумываясь о смысле. Но иногда, с Лёниной подсказки, получаются и какие-то осмысленные строчки: «Платон из города Тон однажды пошел на балкон. Там услышал он звон и свалился с балкон, Платон из города Тон…» Заканчивается такое сочинительство гомерическим хохотом обоих мальчиков и многократным повтором придуманного текста.

А сегодня Платон придумал загадку, которая явно вдохновлена стихами Лира. Отгадать ее мы не смогли. «На двух палках – бочка с дыркой. На бочке труба. На трубе мяч. На мяче лес». Это оказался человек. Под дыркой подразумевался пупок. Узнав отгадку, реалист Лёня поинтересовался: а где же руки? «А руки в кармашках спрятались!» – ответил Платон.

Стихи по кругу

Еще один любимый английский стих Платона – про прыгающего Джона из сборника «Стихи и песни матушки Гусыни». «Маленький Джон запрыгнул в бидон, в бидоне темно — он прыгнул в окно, окно немыто – он прыгнул в корыто, в корыте пусто – он прыгнул в капусту, в капусте гадко – он прыгнул на грядку, на грядке тоскливо – он прыгнул на сливу, на сливе жутко – он прыгнул на будку, будку сожгли – он прыгнул в угли, уголь горячий – он прыгнул на клячу, кляча упала – читай все сначала!» И Лёня, и Тоша после нескольких прочтений запомнили текст наизусть и декламируют по очереди. Тоша очень любит быть первым: он начинает читать, а последнюю строфу, «Читай все сначала…», прямо-таки кричит Лёне в ухо. По идее, после этого Лёня должен начать чтение заново, но это не всегда происходит – у Лёни могут быть свои занятия. Жутко обиженный Платон тут же жалуется мне: «Ну я же сказал ему: читай все сначала! А он не слушается!» Приходится маме «читать все сначала», а закончить надо обязательно обращением к Тоше: «Читай все сначала!» Тоша с удовольствием это делает. Продолжаться так может очень долго…

Иллюстрация Н Богуславской

Еще Джон сопровождает Платона во время прыгания, которым мальчик занимается много раз в день и с огромным удовольствием. Прыгает с дивана и на диван, по полу, через веревку, через обруч – и приговаривает: «Маленький Джон запрыгнул…» Вероятно, он сам себя считает таким Джоном.

На что похожи имена

Поскольку после «Стихов матушки Гусыни» имя Джон стало для Платоши почти родным, я прочитала детям два стихотворения Элеоноры Фарджен – «Имена девочек» и «Имена мальчиков». Оба этих текста построены на обыгрывании звукового ряда имени, на аллитерациях и ассоциациях. Читая, я очень старалась голосом подчеркивать эти сходства: рычать, звенеть, стучать, шелестеть…

Как славно девочек зовут!
Вот Шейла – шелковый лоскут,
И Сильвия – листва лесная,
И Стелла – звездочка ночная,
И Флора – щедрая весна,
И Лола – плавная волна,
И Линда-Белл – звонок у двери:
«Дин-дон! – Кто там?..»
                 И просто Мэри.

Как славно мальчиков зовут!
Вот Барри – пушечный салют,
И Патрик – парус средь простора,
И Роберт – ровный рев мотора.
Том – стук копыт издалека,
И Питер – пенье пастушка,
И Чарли – чистой речки звон По камушкам…
                 И просто Джон.

Этими стихами очень увлекся Лёня. Я предложила ему поиграть с его собственным именем: на что похоже имя Леонид? Это занятие растянулось у него на несколько дней. В самых неожиданных ситуациях – на улице, в транспорте – он вдруг сообщал: «Мама, а еще Леонид – как будто листики колыхаются». Или: «Лёня! Лё! Лё! Так мячики прыгают!» Я не всегда улавливала его ассоциации, и сходство казалось мне натянутым, но я радовалась вместе с ним.

Естественно, не забыл он и про младшего брата. «Платон – так капельки стучат. Тон-тон-тон…» Самому Платону эта версия очень понравилась, и когда Лёня предложил следующий вариант («пппп – так у машины мотор заглох»), Тоша наотрез отказался: «Нет, я капелька! Я не мотор!»

Мне кажется, что понимание своего имени играет какую-то очень важную роль в жизни ребенка. Я давно объяснила мальчикам, что значат их имена, рассказала, как мы с папой выбирали имена и почему остановились именно на этих вариантах. И я замечаю, что эти рассказы очень глубоко сидят в их памяти, и они часто просят еще и еще раз поговорить об этом.

Анна Рапопорт

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.