Война, далекая и близкая
4 мая 2020 807

Когда у тебя много детей, привыкаешь бесконечно долго читать детские книги. Одни и те же, несколько лет подряд. Вечернее чтение вслух ‒ привычный семейный ритуал: пять сблизившихся голов и светящийся абажур, в круге которого шум, возня, изумленные возгласы по поводу захватившего всех текста или благоговейная тишина. И вдруг (почему-то это каждый раз случается именно вдруг) дети начинают расти, отпочковываться, «самоизолироваться». В своих комнатах, со своими книгами и мыслями. Почти невозможно бывает собрать, как всего пару лет назад, одного дошкольника, двух подростков и второклашку. О чем им вместе читать?.. Нет, я, конечно, рада, что трое ‒ уже вполне самодостаточные, увлеченные читатели. Мне этого всегда хотелось. Но как же наши разговоры под фонарик? И все-таки нашлась тема, которая интересна всем. Это, как ни странно, война. Та война, юбилей победы в которой отмечается в этом году.

Мои дети-школьники с сентября с головой нырнули в решение олимпиадных заданий, связанных с Великой Отечественной, и кое-кто из них даже добрался до всероссийского финала. Конечно, задания у них разные, соответственно возрасту. Но сюжет военной поры ‒ объединяющий, потому что интересен не только как познавательная задача, а как семейная память. История нашей семьи в войну ‒ почти энциклопедична: у нас были и гвардейские офицеры, и партизаны, и блокадники, и остарбайтеры, и труженики тыла. Дети многое помнят из моих, папиных, бабушкиных рассказов о том, как жили тогда наши родные. И книжек о войне они прочли уже достаточно много.

Но мне давно хотелось, чтобы в детском шкафу появилась книга, которая стала бы для них общей, собрала бы моих детей всех возрастов снова под вечерним абажуром, чтобы им было о чем поговорить вместе. Сборник «Великая Отечественная война. 1941‒1945», выпущенный к юбилею издательством «Лабиринт» в любимом нами формате «книга-эпоха», оказался как раз таким. У нас дома множество книг этого проекта, и все они заслуженно затрепаны и зачитаны. И в этот раз тексты подобраны так, что интересны и пятилетке, и продвинутому подростку. И мне, кстати, тоже было интересно.

Я очень боюсь избыточного патриотического пафоса детских книг о войне, который набил оскомину в моем собственном отрочестве. Все эти пламенные юные герои, солдатики и подпольщики, неустрашимые и прекрасные… Но дети все-таки и тогда были детьми, и теперь, из своего взрослого опыта, я понимаю, какая чудовищная трагедия и травма стояли за этой их детской храбростью. Поэтому я всегда с осторожностью выбираю книги о войне.

Но этот сборник ‒ возможно, из-за похожего на старый семейный фотоальбом форзаца с не слишком аккуратно «наклеенными» черно-белыми фотографиями ‒ сразу стал «нашим». Точно так же и в нашем семейном фотоальбоме с обложкой из голубого плюша некоторые карточки так и остались наспех воткнутыми в картонные страницы и вываливаются при перелистывании, а приклеить вечно руки не доходят. О некоторых людях с этих старых фото мы вообще ничего не знаем, но все равно бережем человеческие лица с живыми глазами.

Photo 2

На другом форзаце ‒ полевая сумка. Точно такая же, только настоящая, кожаная, была обнаружена нашим папой на деревенском чердаке. Картонная граммофонная пластинка с песней «Синий платочек» на одном из разворотов ‒ у нас дома целый ящик таких пластинок, настоящих, при нечаянном падении на пол разлетающихся на острые куски. Дети сразу попали в знакомый мир и заранее выдали книге кредит доверия.

Photo 1

Обилие фотографий, плакатов и интерактивные вкладыши помогало создать у них ощущение погружения в историческую атмосферу. Картинки часто становились предметом обсуждения, а санитарная сумка с набором предметов первой помощи, полевой телефон, комната в коммуналке со свисающим над обеденным столом тряпичным абажуром, танк «тридцатьчетверка» снаружи и изнутри ‒ все это, мне кажется, впечаталось в детскую память навсегда, как это часто бывает у детей, когда они рассматривают что-то не потому, что это требуется выучить и запомнить.

Photo 3

Мы читали каждый вечер понемножку. Параллельно вот уже месяц смотрим каждые выходные один хороший фильм о Второй мировой, по очереди наши и западные истории о детях, подростках и взрослых, живших внутри этой кошмарной реальности. Иногда это экранизации книг, которые мы читали. Так у нас вышло с «Дневником Анны Франк» и «Садись рядом, Мишка!» (по нашей любимой книжке Юрия Германа «Вот как это было»). Разговоры со старшими о фильме и читательские впечатления часто перемешиваются, и мы сравниваем, как «у них» и «у нас» прокатывалась по людям война. А младшие радостно узнают в кино те подробности, которые видели в «лабиринтовском» сборнике на картинках или запомнили из текстов. Старшим очень нравится роль экспертов, разъясняющих непонятное, а младшие просто чемпионы по дотошному рассматриванию и задаванию бесконечных вопросов. Мальчишки, конечно, с особым удовольствием разглядывали подробные рисунки оружия и техники, погоны и «лычки», военные карты, которые до этого никогда не видели, ордена и медали. Из всего этого складывается живое многоголосье прошлого.

Иногда большую часть вечера мы только и занимались рассматриванием и комментированием, зато потом художественный текст, обычно довольно сложный (Лев Кассиль или Виктор Некрасов – не самые простые авторы для современных юных читателей), шел «на ура». Мы нарочно читали как можно медленнее, останавливаясь при любом недоумении и вопросе, и я старалась не пропустить ни одной детской реакции. У меня нет цели наполнить их головы как можно большим количеством сведений из истории войны. Я хотела, чтобы мы, насколько это возможно, посмотрели на то время глазами тех людей. И радовалась про себя, что авторы сборника подобрали именно старые военные материалы, а не тексты о войне, написанные гораздо после, чем грешили книжки для детей из моего отрочества. Здесь это, в основном, рассказы и очерки, написанные в 42-м, 43-м и даже в 41-м, когда вообще еще было непонятно, чем кончится война. Дневниковые записи детей и школьных учителей из осажденных городов, пронзительные стихи двенадцатилетнего ленинградского подростка Юрия Воронова, которые невозможно читать так, чтобы не дрожал голос. И он дрожал. Потому что это настоящая война…

Как хорошо, что мы снова вместе под абажуром. Такие вечера неизмеримо важнее всех специальных воспитательных разговоров.

Елена Литвяк

_________________________________

VOV
«Великая Отечественная война. 1941‒1945»
Художники: Петр Любаев, Анастасия Безгубова
Издательство «Лабиринт», 2019

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.