Насколько кошмарны кошмары?
28 апреля 2020 1007

В поисках работы Нинни готова перейти все границы. Для начала – границы возраста. Но никто не возьмет на работу девятилетнего ребенка. Разве что какой-нибудь чудак, как скажет продавщица мороженого Ирма Купидалл. Попав в Лавку кошмаров, которой управляет Страннодед, – тот самый чудак, – Нинни переступает следующий рубеж – границу страха. Она вообще его не испытывает: монстрошвабры, темнота в пакетах, бумага для обертывания мумий, клетки для призраков – предметы скорее забавные, чем устрашающие. То, что должно вызывать испуг, в этой истории не ужасает, не вызывает дрожь, не приводит в оцепенение. Оно моментально превращается в смешное.

Взять ту же бумагу для мумий. Владелец магазина снабжает ее маркетинговой характеристикой: «У нас самая красивая оберточная бумага». От этого его жутковатый товар приобретает будничное, совсем не мистическое, значение. Что может быть загадочнее мумий и их потенциального оживания? Но что при этом может быть банальнее похода в магазин? В сочетании мистического, таинственного, окутанного вековым туманом и рекламно-зазывного, предсказуемого, приземленного побеждает магазин. И это тоже комично: разве может соперничать предприятие, по определению лишенное воображения, с овеянной тайнами историей ужаса?

«Ноги деревянные. Чудовищная скидка для морских пиратов!» «Куклы вуду. Каждому покупателю набор иголок в подарок!» «Рецепты для каждой ведьмы. Новое издание».

Lavka koshmarov_Illustr 1

Впрочем, ничего этого в тексте Магдалены Хай нет.

Подробности о товарах, которыми торгует Страннодед, – заслуга художника книги Теэму Юхани. В Финляндии он хорошо известен как графический дизайнер, автор концептов для одной из компаний по производству компьютерных игр. Его специализация – антураж, природа и архитектура. Фактически, Теэму Юхани создает миры, которые потом кто-то другой населяет живыми существами.

«Лавка кошмаров» дала ему возможность не отходить от привычного миросоздания. Ведь ее вид и ассортимент для обычных людей – совершенно другой мир. И населяют его весьма необычные персонажи. Например, призрак по имени Перчик.

«– А почему ты зеленый? – удивилась Нинни.

‒ Это эктоплазма.

– Экто… этко… плазма?

– Призрачная масса, – пояснил Перчик. – Вот такая.

– Вот это да! – сказала Нинни, но тут же повела носом. – Ой, какая вонючая!»

Вроде бы, от неожиданной встречи с призраком можно было бы и испугаться. Но неприятный запах перебивает страх – это тоже довольно комично.

Lavka koshmarov_Illustr 2

Не страшен и главный злодей – фиолетовый осьминог Трясун Спрутонен, любимец Страннодеда. Собственно, и злодеем в этой истории он становится поневоле. Виной всему его неуклюжесть, несообразительность в опасном сочетании с неукротимой энергией.

Именно он случайно или намеренно сбрасывает на Страннодеда банку со щекотальным порошком. Из-за этого первая встреча Нинни с возможным работодателем происходит не совсем так, как она ее себе представляла: Страннодед валяется под прилавком и корчится от смеха. Корчиться он будет до самого конца, пока Нинни и Перчик не найдут противоядие и не спасут его от приступа смеха.

Если, конечно, этому не помешает энергичный осьминог.

«Нинни спустилась с лестницы, держа в руках банку. И тут из-за угла выскочил осьминог Трясун на роликовых коньках и со всего маху врезался в Нинни…

‒ Ой-ой!

Ноги Нинни запутались в щупальцах трясуна. Нинни упала, банка с противоядием выскочила из ее рук.

‒ О нет! Трясун всегда все портит! – закричал Перчик.

Трясун Спрутонен тут же вскочил на роликовые коньки и укатил, дрыгая щупальцами».

Lavka koshmarov_Illustr 3

Зловредного осьминога нужно обезвредить. В книге о героях ему показали бы, кто сильнее и главнее. В истории о дружбе его взяли бы в союзники. В «Лавке кошмаров» злодею дают понюхать вонючую экзоплазму – и только тогда потрясенный запахом осьминог уползает с дороги спасителей Страннодеда.

Но Трясун – не единственное препятствие на пути Нинни и Перчика.

«‒ Из паучьей деревни НИКОГДА НИЧЕГО не возвращается, ‒ забеспокоился Перчик. – Однажды у меня пропала там коробочка с глазными яблоками ящериц».

Но если на первый взгляд очередная опасность выглядит серьезнее предыдущей, то и на ее долю найдется смех, побеждающий страх.

«‒ Фу! И что случилось потом?

‒ Я не смог приготовить Страннодеду шарлотку с яблоками, а он ее очень любит, ‒ сказал Перчик».

Одно из главных достоинств этой книги – многослойность эмоций. Страх переходит в смех, смех – в сочувствие, сочувствие – в ощущение, что ты не один и что рядом друзья. Частая смена настроения происходит стремительно, буквально в рамках одного абзаца, поэтому и события развиваются очень быстро, а сама история выглядит динамичной.

Но автор призывает не доверять тому, каким то или иное явление кажется с первого взгляда.

«‒ Окей, ‒ сказала Нинни и попыталась вспомнить, могут ли осьминоги быть ядовитыми. (Потому что Трясун совсем не выглядел ядовитым.)»

О чем говорит дружба Нинни с призраком? Прежде всего о том, какая она сама. О том, что она сильная и волевая, смелая и решительная.

И это умение разглядеть за внешней оболочкой настоящую, скрытую до поры сущность – второе достоинство «Лавки кошмаров». Потому что абсолютно всё, с чем сталкивается Нинни в этом странном, полном шокирующих несуразностей магазинчике, имеет свойства вещи, которую по каким-то соображениям носят наизнанку. Пока не появится герой, который вывернет все на нужную сторону и покажет подлинную красоту этой вещи.

Наталья Вишнякова

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.