Автор детских детективов Ольга Лукас: «Книга – это собеседник, который не выдаст и не изругает»
7 апреля 2020 662

Фея, готовая исполнить любое желание; очаровательные кошки-детективы проводят расследования; игрушки и предметы быта ведут свою, скрытую от посторонних глаз жизнь… В детских детективах Ольги Лукас магия и повседневность переплетаются так тесно, что одно неотделимо от другого. Но все эти истории всегда заканчиваются хорошо. Корреспондент «Папмамбука» побеседовал с писательницей о ее нестрашных детективах, о сложных темах в детской литературе и о том, как она находит сюжеты и героев для своих книг.

‒ Ольга, вы автор нескольких детских книг с детективным сюжетом. В начале двухтысячных были популярны детские детективы довольно сомнительного качества, потом они исчезли, и этого жанра практически не стало, и вот буквально пару лет назад у писателей, издателей и читателей снова появился интерес к детским детективам. Как вы думаете, с чем это связано?

‒ Для меня детские детективы существовали всегда: с детства помню приключения Калле Блюмквиста Астрид Линдгрен, книги «Эмиль и сыщики» Эриха Кёстнера и «Мыслитель действует» Кристине Нёстлингер.

Сейчас скорее можно говорить о размывании границ жанра. Детский детектив – это и вышеперечисленные классические произведения для школьников, и добрая половина рассказов о Шерлоке Холмсе, и ставший уже культовым «Зверский детектив» Анны Старобинец, взрослеющий от книги к книге вместе с читателем. В этом же ряду можно назвать и виммельбух «Детектив Пьер», на страницах которого нужно искать спрятанные художником предметы, и книги, содержащие загадки, решить которые предстоит читателю: «Детектив Щука», «Детектив Позитивка». И «вегетарианские» детские детективы вроде моего «Кошачьего детективного агентства», где не происходит убийств и не случается ничего непоправимого, а читатель вместе с детективами учится замечать детали и делать выводы.

Теперь, говоря «детский детектив», надо обязательно пояснять, про что он, на какую аудиторию рассчитан и какие задачи ставит перед читателем. Думаю, в ближайшее время для всех этих поджанров появятся свои названия.

‒ Многие считают детектив низким жанром. Есть мнение, что там не может быть ничего полезного, только интересный сюжет. Как вы к этому относитесь?

‒ Многие и к книгам, написанным современными русскоязычными авторами, относятся как к низкому жанру. Есть категория родителей, которые выбирают для своих детей «проверенную временем классику», потому что не доверяют своему вкусу. И есть совсем другая категория родителей, они читают детям только переводные книги.

Наверное, есть и те, кто не читают детективы. А кому-то не нравятся книги с картинками ‒ или без картинок, с черно-белыми картинками, с картинками в детском стиле, со слишком реалистичными картинками, комиксы... К счастью, сейчас можно выбрать для чтения то, что нравится именно тебе, обсудить это в группе единомышленников и не сталкиваться с тем, что кажется тебе чуждым.

‒ Почему вы решили обратиться к детективному жанру?

‒ Скорее, я использовала его как инструмент. «Метод принцесс» – школьная повесть с элементами детектива. Расследование кражи, которой не было, – повод познакомиться с разными девочками из гимнастической студии и обстоятельствами их жизни. Ведь иногда, чтобы понять, почему с тобой поступили вот так, а не иначе, приходится провести целое детективное расследование.

‒ В ваших детективах ‒ «Метод принцесс», «Кошачье детективное агентство», «Путешествие на край кухни» ‒ не происходит никаких преступлений. Вы считаете, что в детских книгах все всегда должно быть хорошо?

‒ Мне кажется, всему свое время и у каждого возраста – свои задачи, которые нужно решить. Ведь «детские книги» – это и книжки-картинки «0+», и подростковая литература с вполне серьезной проблематикой.

Что касается моих книг, то, несмотря на то, что там никто никого не убивает, в них не все так безмятежно. «Метод принцесс» – история напряженных взаимоотношений в группе девочек, которые занимаются художественной гимнастикой. И хотя деньги, с пропажи которых все началось, быстро возвращаются на место, проблем от этого меньше не становится. У каждой девочки своя боль, и для каждой Аня, одна из двух главных героинь, напишет свою терапевтическую сказку. Но даже когда все вроде бы раскроется, проблемы не уйдут совсем, они трансформируются, и девочкам придется решать их в будущем – каждой свою.

В «Кошачьем детективном агентстве» преступлений нет, их заменяют происшествия. Как и в «Методе принцесс», общественное мнение обвиняет здесь того, кто кажется самым подозрительным. Кот пропал? Конечно, его слопал огромный агрессивный пес. Золотая цепочка потерялась? Сороки украли ‒ они же воровки! А черная кошка вообще воплощение зла, даже если она ведет себя как самая хорошая кошечка в мире.

«Путешествие на край кухни» – это все же не детектив, а странствие в поисках потерянной подруги. В этой сказке тоже немало проблем: столовые приборы, которыми не пользуются, чувствуют себя бесполезными, а есть еще ненужные приборы, живущие воспоминаниями, и праздничная посуда, возомнившая себя местной аристократией, и одноразовые ножи, чей девиз «успеть все и сразу». Герои двигаются от ситуации к ситуации, от персонажа к персонажу, и где-то помогают решить проблемы, а где-то наоборот, сами их создают.

‒ Как вы относитесь к книгам на сложные темы – о смерти, болезнях, разводе? Детям они нужны?

‒ Детям они нужны, чтобы понять и увидеть: вот, я не один, в книге кто-то оказался в такой же как у меня или похожей ситуации. Если со взрослыми страшно обсуждать такие темы (пойди еще улучи момент, когда взрослый готов к разговору), а ровесникам свою слабость лучше не показывать, остается книга. Собеседник, который, по крайней мере, не выдаст и не изругает.

Взрослым такие книги тоже нужны. Я как раз из тех взрослых, которые читают подростковую литературу на сложные темы. Я бы их и подростком читала, но тогда не было удобных и понятных рекомендательных сервисов, я ориентировалась на родительскую, школьную и районную библиотеку. Да и не было написано и переведено доброй половины того, что я с удовольствием читаю сейчас.

‒ А сами написать подобную книгу не планируете?

‒ Мне кажется, я ее уже написала, одну как минимум. В книге «Метод принцесс» довольно много непростых моментов: развод родителей, ребенок, брошенный на попечение дальней родственницы, бедность, уход в виртуальные миры, токсичные родители всех сортов, травля в коллективе. Кажущаяся легкость повествования помогает читателям, которым эта боль не знакома, проскочить мимо.

‒ Есть ли что-то такое, о чем, на ваш взгляд, нельзя писать в детской книге?

‒ Я как-то читала очень хорошую статью Евгении Пастернак о сложных темах в подростковой литературе, там рассматривались взрослые и подростковые книги на сходные сложные темы. Так вот в подростковой книге автор не встает на сторону зла и оставляет читателю надежду.

‒ В одной из ваших книг расследование ведут девочки, в другой – кошки, в третьей – вилка и ножик. Как вы находите своих героев и сюжеты?

‒ Герои «Путешествия на край кухни» нашли меня в раннем детстве: я очень любила играть с ложками и вилками, представляя, что это человечки. Мама высыпала мне на стол содержимое ящика обеденного стола, я играла, а она готовила – все были при деле. Когда у меня родилась дочка, я, прогуливаясь с ней по набережной Фонтанки, внезапно вспомнила свою детскую (развивающую, как сейчас бы сказали) игру с посудой, и история стала возникать в моей голове, строчка за строчкой.

«Метод принцесс» – это что-то из подросткового, непрожитого. Тут героинь тоже не пришлось искать – я всех их знаю со школьных времен, они изменились внешне, обзавелись гаджетами, но в главном – такие же, какими были мои ровесницы и я сама.

А кошки Муся и Плюшка из «Кошачьего детективного агентства» сначала поселились в моем доме, а потом перепрыгнули на страницы книги. Как говорит одна моя подруга, «Метод принцесс» – это сказкотерапия для персонажей книги, а «Кошачье детективное агентство» – сказкотерапия для Оли Лукас: Муся и Плюшка подружились. Сейчас-то мои кошки действительно дружат, а когда я начинала писать об этих умных и умеющих со всеми найти общий язык детективах, «умную» Плюшку приходилось запирать от «эмпатичной» Муси, чтобы та не расцарапала ей нос.

‒ В «Методе принцесс» вы Аня или Маша?

‒ Я там все же за кадром, меня нет в этой истории. Но дружба Ани и Маши – это моя школьная дружба. Хорошо, что она у меня была.

‒ Во многих ваших книгах герой что-то осознает, делает правильные выводы и меняется. Например, в книге «Девять желаний Ани». Но это происходит как бы само собой, без авторского морализаторства и поучений.

‒ У меня есть плохая привычка любую ситуацию просеивать через сито: «А что если бы вот тут я поступила так? А что, если бы здесь я выбрала это?» В «Девяти желаниях Ани» это мое свойство доведено до абсурда: каждое «а что, если» становится реальностью. И героиня сама может все изучить и решить – подходит ей такой вариант или нет. Героиня даже не столько меняется, сколько признает за собой право быть такой, какая она есть. А заодно и окружающих прощает за то, что они не идеальны.

‒ В ваших книгах часто встречается тема исполнения желаний. А с вами случалось, чтобы желания исполнялись, как в сказке? Или как в ваших книгах.

– У меня обычно желания исполняются так. Сначала я их желаю. Потом прикидываю, что нужно сделать для их исполнения. Делаю это. Потом желания исполняются (или нет). Фею типа Лауры из «Девяти желаний Ани» я пока не встречала.

‒ Вы писатель и одновременно работаете в издательстве. Как это получилось? Вы захотели писать книги, уже работая в издательстве, или пришли в издательство, чтобы узнать все изнутри и начать писать?

‒ У меня с детства довольно мало интересов. А делать что-то, что мне не интересно, я могу, но плохо и не долго. Читать и писать книги (и рассказывать о книгах) – это да, это сколько угодно. Поэтому неудивительно, что я подыскала себе работу рядом с книгами.

‒ Это интервью может заинтересовать начинающих авторов, которые хотят опубликовать свои книги. Вы можете посоветовать, как это лучше сделать?

‒ Алгоритм действий такой. Посмотреть, какое издательство выпускает книги в том жанре и для той возрастной категории, что и моя рукопись. Скорее всего, таких наберется с десяток. Надо каждому издательству отправить рукопись, не дожидаясь ответа от предыдущего. Но каждому – обязательно – написать уникальное письмо, с отсылкой к сериям, авторам или книгам этого издательства. Приложить синопсис (краткое содержание) произведения и полный текст. Главное, в сопроводительном письме не обещать то, чего нет, и не превозносить себя, но и не принижать.

Из пяти издательств не ответят, это абсолютно нормально. Из трех придет отказ. Два согласятся. Одно из тех, что согласились, откажет при личной встрече. Если и второе откажет, надо делать рассылку по следующей десятке.

‒ Какие книги вы читаете дочке? Она уже читала ваши книги?

‒ Дочка очень любит мою «Новогоднюю тайну игрушек», причем любит как настоящий фанат: знает всё почти наизусть, размышляет над мотивацией героев, прикидывает, что с ними стало после окончания книги. Она была первой, кому я читала рукопись, и даже внесла пару ценных правок.

Остальные мои книги она прочитает сама, когда придет время.

А вообще я за то, чтобы предлагать ребенку книги, соответствующие его возрасту, не опережать естественные интересы. Поэтому сейчас наши лучшие друзья – Тату и Пату. Особенно после того, как Сами Тойвонен, подписывая дочке книгу, нарисовал ее саму в обнимку с Пату.

– Ваши книги очень легкие (в хорошем смысле), забавные и волшебные. А как бы вы могли охарактеризовать себя? Какой вы человек?

‒ Я человек высокий и кудрявый. И у меня есть две кошки.

Беседу вела Мария Третьякова

_________________________________

Книги Ольги Лукас

Путешествие на край кухни »
Новогодняя тайна игрушек »
Метод принцесс »
Кошачье детективное агентство »

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.